Президент & Семья

Что в действительности угрожает режиму Рахмона?
Радио Свобода - Малопонятные операции
23.11.10

RFE/RL: Война в Раште опасна для Таджикистана или есть другие угрозы?

Что в действительности угрожает режиму Рахмона?

Душанбе. "Мои родственники из долины Рашт говорят, что местные власти имеют силу только в дневное время. Как только наступает ночь, власть обретают другие люди", сказал таксист, который вез нас из Душанбе в аэропорт. Мужчина, который сказал нам только, что его зовут Наби, говорил с восточным Таджикским акцентом.

Мы спросили его: "Таким образом, вы не верите, что правительство президента Эмомали Рахмона имеет контроль над ситуацией в долине Рашт?". "Правительство никогда не имело полного контроля в долине на протяжении последних двух десятилетий", сказал Наби, убедившись, что мы не записываем его голос.

Было нелегко поверить в то, что говорит водитель такси и его родственники. Его утверждения, однако, полностью противоречат тому, что мы слышали от официальных лиц Таджикистана относительно ситуации в долине Рашт, что отдаленный, горный район является оплотом исламской оппозиции Таджикистана.

Малопонятные операции

На протяжении более двух месяцев силы безопасности таджикского правительства проводят военную операцию в Раштском ущелье Камароб против тех, кого они называют исламские боевики.

Тайна окружает все аспекты операции. Линии связи в этом районе было оборваны с начала боевых действий, которые начались 19 сентября после того, как попал в кровавую засаду военный конвой. Государственные СМИ по большей части игнорируют боевые действия, в то время как независимые информационные агентства жалуются на трудности получения любой информации из долины Рашт.

Должностные лица неохотно обсуждают на публике ситуацию в долине, утверждая, что ситуация стабильная и контролируется правительством. Хотя даже по самым скромным подсчетам, по меньшей мере, 65 военнослужащих правительственных войск были убиты в долине Рашт с середины сентября, глава Комитета национальной безопасности Саймумин Ятимов описывает операцию в Раштской долине "успешной", которая почти завершена.

Отсутствие дополнительной информации, однако, является нехарактерным явлением для страны, чье правительство, как правило, быстро реагирует, чтобы выделить угрозу исламских боевиков, как внутренних, так и зарубежных. Трубя об этих угрозах, и как сказали бы некоторые, даже преувеличивая их, правительству Центрально-азиатской страны удалось извлечь прибыльную помощь и политическую поддержку со стороны влиятельных западных правительств.

Например, власти не заставили себя ждать в объяснении двух полицейских рейдов, которые прошли в октябре в Северном округе Исфара и их связь с "террористами", имеющих отношение к запрещенному Исламскому движению Узбекистана (ИДУ). Убийственный взрыв здания милиции северного города Худжанд 3 сентября был оперативно описан как впервые совершенный теракт террористом-смертником последователями ИДУ в стране.

Так что же делает операцию в Раштской долине отличающейся, что правительство не желает, чтобы любая информация поступала из области?

Ограниченная информация

Глава пресс-службы министерства внутренних дел Махмадулло Асадуллозода был почти единственным источником официальной информации для журналистов относительно того, что происходило в Раштской долине с начала конфликта. Но кажется, что есть ограничение даже тому, что он может рассказать нам, и который отмечает, что "причина того, что линии связи оборваны, заключается в том, что операция по полному уничтожению этих террористов и преступных группировок продолжается до сих пор".

Это объяснение было отражено и Джумабоем Сангиновым, видным членом парламента. "Наше правительство вполне способно справиться с любой угрозой в долине Рашт или где-либо в другом месте", заявил он.

Согласно официальным представителям "террористические группировки" в Раштской долине включают некоторых бывших командиров оппозиции, иностранных боевиков, и последователей ИДУ.

"До данного момента правительственные войска убили более 20 и арестовали более 30 боевиков", заявил нам Асадуллозода. "Большинство из них были в лагерях по подготовке террористов в Афганистане и Пакистане".

Одним именем, которое вы слышите часто наряду с операцией в Раштской долине, является Абдулло Рахимов, известный более как Мулло Абдулло, уроженец Рашта и бывший командующий оппозиции, который, как сообщается, присоединился в Афганистане к талибам и "Аль-Каиде".

В 1997 году Мулло Абдулло отказался принять мирное соглашение, согласованное правительством и исламской оппозицией, которое положило конец гражданской войне в Таджикистане, длившейся с 1992 по 1997 год.

Власти утверждают, что это Мулло Абдулло вместе с другим бывшим командиром Аловуддином Давлатовым, более известным как Али Бедаки, вызвали последний конфликт в Раштской долине. Однако в этом убеждены не все.

Борьба с призраками?

Бывший заместитель премьер-министра Ходжи Акбар Тураджонзода, который когда-то служил в качестве Кози-Калона, религиозным авторитетом в Таджикистане, говорит, что имя Муллы Абдуллы было "использовано в качестве предлога" для начала военных операций в долине Рашт. "Люди, которые приезжают от туда, говорят, что никто там не видел Мулло Абдулло. Фактически, Мулло Абдулло стала каким-то призраком, наподобие главы [Аль-Каиды] Усамы бин Ладена ", говорит Тураджонзода.

Действительно, в мае 2009 года в другой скрытной военной операции, которая была проведена в Раштской долине, был убит при подозрительных обстоятельствах влиятельный бывший оппозиционер и уроженец Раштской долины Мирзо Зиеев. Его смерть была возложена на сторонников Мулло Абдулло.

Сам Мулло Абдулло никогда не делал никаких публичных заявлений и никогда не давал интервью в СМИ.

Некоторые люди на улицах Душанбе говорят, что они считают, что имя Мулло Абдулло было использовано правительственными силами, чтобы оправдать свое агрессивное присутствие в долине, где многие жители по-прежнему смотрят на правительство с определенной подозрительностью.

Но в Душанбе мало кто считает, что боевики в Раштской долине представляют определенную угрозу правительству Рахмона, по крайней мере, в этой точке. "Я не думаю, что то, что происходит в долине Рашт, является как таковым вызовом для режима", говорит посол США в Таджикистане Кен Гросс.

Гросс говорит, что конфликт в долине "локализован", добавив, что "это не похоже на то, что эти вооруженные бойцы хотят приблизиться к Душанбе или атаковать правительство в где-то другом месте".

Посол говорит, что министр иностранных дел Таджикистана сказал ему, что обстановка в долине Рашт и в северной Согдийской области становится спокойнее.

"Хорошо, могу ли поехать в Гарм?", спросил Гросс дипломата в надежде посетить административный центр долины Рашт, расположенный на окраине области, где военные проводят свои текущие операции. Гросс говорит, что министр иностранных дел ответил ему: "Можете ли вы подождать немного".

Препятствие информации

Помимо Душанбе и Раштской долины, особенно в Согдийской области, многие люди вряд ли слышали о текущей военной операции в долине Рашт. Действительно, похоже, что там наблюдается информационная блокада правительства.

"Я считаю, что телевидение. Я имею в виду программы новостей", говорит учитель из северного района Канибадама Мадина. Мадина, которая сказала только свое имя, говорит, что она помнит новость о " погибших от рук террористов невинных солдатах" где-то в долине Рашт. Она не смогла вспомнить какие-либо подробности и имеет очень мало информации о текущей военной операции.

Мы встретили ее в городе Худжанд, где она делала покупки на китайском рынке города. Как и многие другие, живущие в сельской местности, Мадина говорит, что она не имеет доступа к Интернету и не может себе позволить спутниковое телевидение. Ее единственный источник информации - государственные телевизионные каналы.

"Многие люди услышали о события в долине Рашт только после того, как приходили тела погибших солдат оттуда", сообщил человек по имени Мустафо, житель северного города Гафуров. Мустафо говорит, что люди не хотят новой войны в Таджикистане и надеется на то, что правительство "окончит с террористами в Раштской долине".

Мустафо, однако, говорит, что он не совсем доволен правительством Рахмона. В отличие от старшего поколения таджиков, которые приписывают Рахмону установление мира в стране. Мустафо слишком молод, чтобы помнить войну. Он говорит, что "вопрос о сегодня и о будущем является самым главным".

"Рахмон привел своих товарищей, выходцев из южных районов Куляба к власти, и они заняли все прибыльные позиции", говорит Мустафо. Эти чувства испытывают и многие таджики по всей стране, где лояльность к клану сильно влияет на политику.

Большинство крупных предприятий в Таджикистане находятся в ведении людей, близких к президенту, его родственникам, или, по крайней мере, его товарищам из Куляба. Важные официальные посты, такие, как руководящие должности региональных отделений милиции, региональных прокуроров, а также налоговых и таможенных органов в значительной степени занимают те же Кулябцы. Руководители всех университетов Душанбе выходцы из Куляба, как и главы четырех районов столицы.

Таджики называют это "регионализм"

В Душанбе, многие люди, как кажется, считают, что если существует какая-либо угроза для правительства Рахмона, она идет не от изолированных групп боевиков в Раштской долине, а скорее всего от роста недовольства из-за "регионализма" и безудержной коррупции собственного режима.

Джжеймс Кирчик и Фарангис Наджибулла,
Радио Свобода / Радио Свободная Европа,
23 ноября 2010 года,
Перевод – Zpress.kg



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан