Правительство & Кадры

Путь конкретных проектов
К итогам визита российского премьера М.Фрадкова в Душанбе
22.09.06

Путь конкретных проектов
Михаил Фрадков побывал в Душанбе

Премьер-министр РФ Михаил Фрадков посетил Душанбе и принял участие в заседании Совета глав правительств стран-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Главы правительств обсудили перспективы торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества государств-членов ШОС.

В частности, ранее была одобрена первая группа "пилотных" проектов по развитию транспортной инфраструктуры. Речь шла и об энергетике, и о борьбе с терроризмом. О том, что представляет собой сегодня для России ШОС и насколько важны для Москвы обсуждаемые в Душанбе экономические проекты, корреспонденту рассказывает руководитель департамента стран СНГ Центра политических технологий Сергей Михеев.

- Как вам кажется, насколько реализуемы планы по созданию транспортных трансазиатских коридоров, которые обсуждаются на встрече глав правительств ШОС в Душанбе, и не превращается ли Шанхайская организация в клуб по реализации редких экономических проектов?

- Я считаю, что избран правильный путь - путь конкретных проектов. Как я уже неоднократно говорил, на уровне концепции не очень ясно, что делать с ШОС. Есть проблема с осмыслением роли Шанхайской организации и в геополитическом плане, и в экономическом. Поэтому путь избран правильный. Дескать, давайте делать конкретные проекты, а дальше видно будет. Есть проект, который не вызывает ни у кого ни геополитических, ни особых экономических противоречий - его надо реализовывать. А со временем на этой основе удастся выработать какую-то конкретную концепцию.

Единственное, что эти проекты действительно очень амбициозны и потребуют вложения очень больших усилий и денег. Но в принципе они реализуемые, и все преграды на их пути - технического плана. А значит, эти препятствия технически и преодолеваются.

- А что можно сказать по поводу предполагаемого обсуждения российским премьером Михаилом Фрадковым проекта газопровода Иран-Пакистан-Индия с пакистанским коллегой? Насколько это сейчас актуально в связи с возможным введением санкций против Тегерана?

- Речь идет об участии России в качестве подрядчика и одного из соинвесторов проекта. Москва хочет развивать экономическое сотрудничество с этим регионом. Но нам говорят - в ядерной сфере ваше сотрудничество очень опасно и политизировано. Хорошо, давайте, мы будем развивать внеядерное сотрудничество. Газ в данном случае к политике имеет меньшее отношение.

Не стоит, реализуя этот проект, вновь опасаться того, что США в очередной раз выскажутся против. Если постоянно оглядываться на Вашингтон, то Россия просто не сможет заниматься никакими иностранными проектами. Может быть, даже не сможет реализовывать часть внутренних проектов, поскольку есть серьезное "подозрение", что США не нравится практически любая активность Москвы, которая укрепляет ее позиции где бы то ни было. Будь то Иран, Пакистан, Афганистан - любая другая страна мира.

Вашингтону не нравится любое действие, напоминающее активную внешнюю политику СССР. Поэтому любая внешняя активность России вызывает у США опасения. Тем более, что в случае с данным проектом газопровода есть ряд актуальных проблем. Иран - страна, с которой у американцев открытый конфликт. Афганистан США считают практически своей территорией. Пакистан также союзник Вашингтона, и вдруг в регион вторгается Россия со своим "Стройтрансгазом". Так что, думаю, какие-то возражения обязательно будут, но их надо спокойно игнорировать, поскольку политической подоплеки данный проект не имеет. Правда, могут возникнуть труднопреодолимые препятствия. Например, американцы наверняка объявят, что гарантировать безопасность на территории Афганистана для газопровода они не могут. Кстати, они действительно не могут ее гарантировать.

- Одной из тем для обсуждения в Душанбе была энергетика, а точнее - гидроэнергетика, то есть проекты по использованию ресурсов Таджикистана для снабжения соседних среднеазиатских республик. В этих проектах Россия последние годы стремится играть лидирующую роль, однако имеют ли эти проекты для Москвы стратегическое политическое значение, или они строго экономические?

- Модное нынче разделение политики и экономики - абсолютная чушь. Никогда такого не было, нет и не будет, чтобы политика и экономика не пересекались. Этого нет ни в политике американцев, ни в политике европейцев, ни в политике японцев - да и любой другой страны. Где есть экономические проекты - там есть и политика. И наоборот - к политике всегда тут же "подтягивается" экономика.

То есть гидроэнергетические проекты в Таджикистане, конечно, экономические, но они также будут иметь смысл политического укрепления российских позиций в Таджикистане и в Средней Азии в целом.

Что касается Таджикистана, то Россия, к сожалению, утеряла там ведущую роль именно в вопросах гидроэнергетики. На самом деле иранцы сейчас достраивают там гидроэлектростанции, дороги и тоннели, которые были заложены или намечены еще при СССР. И они нас будут в дальнейшем стараться еще активнее вытеснять. Российские компании долгие годы гнались за слишком быстрой прибылью, отказываясь браться за долгосрочные проекты. В перспективе там можно было бы получать прибыль, но даже РАО "ЕЭС" не всегда берется за долгоокупаемые проекты. Но сейчас есть шанс для того, чтобы тактическое видение сменялось на стратегические действия.

Иван ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ. ("Страна.РУ"- "РВ")
Источник - РОССИЙСКИЕ ВЕСТИ



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан