Правительство & Кадры

Таджикские силовые структуры могут получить
небывалые права
12.10.16

Эмомали Рахмон расширяет полномочия силовиков
В Таджикистане усиливается борьба с инакомыслием

Сотрудники Госкомитета национальной безопасности Таджикистана (ГКНБ) могут получить возможность проводить проверку в частных домах без разрешения их владельцев и без решения суда. Таким правом таджикские спецслужбы будут наделены в случае принятия парламентом поправок в закон "Об органах национальной безопасности". Юристы считают эти поправки прямым нарушением Конституции, и для их принятия вначале следует изменить Основной закон. Эксперты убеждены, что в Таджикистане создается прообраз Кокандского ханства.

Соответствующие поправки в закон "Об органах национальной безопасности" подготовлены правительством Таджикистана и направлены в парламент на рассмотрение. Один из таджикских депутатов на условиях анонимности рассказал агентству "Азия плюс", в каких случаях силовики могут прийти с обыском домой к любому гражданину республики. В частности, войти в жилище граждан Таджикистана без разрешения сотрудники ГКНБ смогут при возникновении угрозы совершения теракта, в целях защиты жизни и здоровья населения. Кроме того, поправки в закон установят новые порядки применения силы, вооружения, спецтехники со стороны сотрудников органов нацбезопасности при возникновении реальной угрозы совершения теракта. При этом депутат не стал перечислять их особенности, ссылаясь на то, что они все еще рассматриваются депутатами. По его словам, предложенные поправки прежде всего направлены на защиту жизни и здоровья населения, поддержания мира и стабильности в стране, а также конституционного строя в республике.

"Если такой законопроект будет принят, то это прямое нарушение Конституции Республики Таджикистан (РТ) и явное ущемление прав и свобод граждан, причем конституционных. Если законодатели хотят вносить такие изменения в закон о ГКНБ или о безопасности, это невозможно, так как для этого сначала нужно изменить Конституцию и еще конституционный закон РТ "О чрезвычайном положении", – сказал "НГ" доктор юридических наук Рахматилло Зойиров. Он пояснил, что ст. 14 Конституции РТ, в части 3, устанавливает, что "Ограничения прав и свобод граждан допускаются только с целью обеспечения прав и свобод других граждан, общественного порядка, защиты конституционного строя и территориальной целостности республики". "Если под этим предлогом правительство и парламент собираются вносить изменения в закон о ГКНБ, то это не выйдет по той простой причине, что для этого необходимо применение статей 46 и 47 Конституции, то есть процедура чрезвычайного положения", – пояснил Зойиров.

Но и в этом случае, говорит юрист, ст. 47 Конституции РТ устанавливает, что даже в условиях чрезвычайного положения не могут быть ограничены права и свободы, предусмотренные в ст. 16, 17, 18, 19, 20, 22, 25 и 28 Конституции, то есть, в частности, неприкосновенность жилища, которая регулируется ст. 22. "А часть 1 ст. 10 Конституции устанавливает, что Конституция "обладает высшей юридической силой, ее нормы имеют прямое действие. Законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции, не имеют юридической силы", то есть даже в случае внесения изменений и дополнений в закон о ГКНБ такой закон в связи с тем, что противоречит Конституции, не будет иметь юридической силы", – считает Зойиров. По его словам, если власти хотят внести изменения и дополнения на случай, как говорят, "исключительных мер", то есть в условиях непосредственного совершения преступления или непосредственно и конкретно тот или иной подозреваемый скроется в жилище и на это укажут прямо свидетели, то этот порядок уже отрегулирован в уголовно-процессуальном кодексе РТ. "Для этого нет никакой необходимости вносить изменения и дополнения в закон о ГКНБ, это не предмет закона о ГКНБ, а УПК или в крайнем случае закона об оперативно-разыскной деятельности. Одним словом, внесение указанных изменений и дополнений противоречит минимум шести статьям (ст. 5, 10, 14, 22, 46, 47) Конституции РТ, а также УПК и конституционному закону о чрезвычайном положении", – считает Зойиров.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев полагает, что эти действия лежат в одной плоскости с последним конфликтом между ОБСЕ и руководством Таджикистана, когда на саммите ОБСЕ в Варшаве была дана возможность выступить лидеру Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддину Кабири. Напомним, что власти Таджикистана признали ПИВТ экстремистской партией, запретив ее деятельность на территории республики, а весь политсовет партии отправили в тюрьму.

"Принятие законопроекта "Об органах национальной безопасности" – это, с одной стороны, усиление роли институтов, которые необходимы как в Таджикистане, так и в некоторых других странах региона, когда на самом деле нужно усиление работы силовиков. С другой стороны, на какие цели направлено это усиление? В данном случае это дальнейшее формирование, происходящее уже довольно долго, режима личной власти "клана Рахмона". Причем в данном случае клан – это не обязательно семья президента, но и те люди, которые вписались во властную структуру, нашли между собой некий консенсус по разделу преференций и заинтересованы в сохранении этого режима, в его усилении, подавлении любых попыток протеста, любого инакомыслия", – сказал "НГ" Князев. Эта линия, по словам эксперта, началась не сегодня. "С этой линией усиления власти связан запрет на деятельность ПИВТ, искусственно привязав ее к деятельности запрещенного в России "Исламского государства". То есть это не попытка создать устойчивую конструкцию, которая бы учитывала интересы максимального числа действующих в рамках Конституций, в рамках правового поля политических сил, как это принято делать в цивилизованных странах. Это попытка зачистить политическое пространство. В нем должны оставаться только те социальные слои, которые лояльны режиму, которые не претендуют на лучшую жизнь, на политическое и экономическое развитие. Это Бухарский эмират, если угодно. Или Кокандское ханство", – сказал эксперт.

По словам Князева, подобные меры могут быть эффективными, но недолго. "Тем более когда огромное количество таджиков работает за пределами страны. Работа в РФ, Казахстане или Европе для них, помимо прочего, еще и "образовательный канал". Они видят другие формы, тогда как в Таджикистане нет и намека на развитие экономики, разработки программы по созданию рабочих мест. Денежные поступления от мигрантов стали устойчивой статьей в бюджет республики и никто не собирается менять статус-кво", – заявил Князев.

Но, напомнил эксперт, власти должны держать в уме, что часть мигрантов возвращается по разным причинам на родину. Подчинятся они усиливающейся репрессивной машине или кто-то попытается протестовать? Нужно учитывать, что в Таджикистане есть определенные группы, которые могут мобилизовать протестную массу и совсем не под конструктивными лозунгами. "И пока власть борется с инакомыслием, такие группировки, как "Салафия", "Хизб-ут Тахрир", вербуют людей из этой протестной массы", – отметил Князев. Он считает, что режим сам закладывает под себя бомбу, которая рано или поздно обязательно взорвется.

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан