Слухи & Скандалы

Героиновые басмачи
Экстрадированные на родину таджикские наркоторговцы почти сразу получают помилование
15.03.06

Когда конвойные выводили 21-летнего Дениса Атаярова из зала суда, он поднял голову, поискал глазами адвоката и произнес негромко: "Вы сообщите моим родным, где я. Они ведь так и не знают...". Парень был болезненно худ, шел, с трудом передвигая ноги, а на лице его вместо глаз зияли два темных провала. Эта мертвая отрешенность смотрелась страшновато. Особенно на фоне троих подельников Дениса. Их смуглые лица тоже, конечно, счастья не излучали, однако принадлежали, по крайней мере, живым людям.

А Денис казался мертвым. "Жаль парня!" - вздохнул помощник прокурора района Алексей Самойлов. От обвинителя, только что выигравшего процесс, такое услышишь не часто. Тем более если учесть, что обвинялись четверо деятелей в контрабанде и попытке сбыта крупной партии героина.

"А что ты хочешь? - говорил мне начальник милиции общественной безопасности одного из районов Нижнего Новгорода. - У нас тысячи выходцев из стран СНГ, а регистрируются единицы. Если участковый начнет заниматься их проверкой, выселением, ходить по инстанциям, так ему надо все бросить и до самой пенсии ничего больше не делать. Тут уж не до жиру: не Бен-Ладен, так и дьявол с ним".

Махмадуло Качаков Бен-Ладеном не был. Соответственно, несмотря на отсутствие регистрации, особых проблем не имел. Жил скромно, тихо, периодически подрабатывая на различных стройках и изредка меняя съемные квартиры. Привлекать внимание было никак нельзя: ведь эти квартиры служили складами для поступающего с его родины героина...

А вот его земляк Абдукадир Давлетов вел существование бурное и беспокойное. Из Таджикистана - в Сибирь, из Сибири - в Центральную Россию, опять в Таджикистан. Поиск, переговоры, получение и сбыт товара... Нет, сам-то Абдукадир старался нигде не засвечиваться, слишком это опасно. На черную работу в полунищем Таджикистане всегда можно нанять человека, который за малую мзду согласится принять на себя все трудности перевозчицкой доли. Желательно, чтобы человек этот был приличен, законопослушен, прежде не судим и достаточно измучен жизнью, чтобы ухватиться за предложение любой работы. Совсем здорово, если потенциальный наемник еще и славянского происхождения: больше шансов у русского в России избежать внимания правоохранительных органов. Так что подарком судьбы стало для Давлетова знакомство в Душанбе с русоволосым Денисом Атаяровым. Ни работы, ни перспектив найти ее в обозримом будущем у парня не было, а его юная супруга вот-вот должна была родить.

Предложение поработать "верблюдом" (или "осликом"), как на жаргоне называются перевозчики зелья, Денис принял с лету. План не отличался оригинальностью: парень, получив от Давлетова 60 десятиграммовых контейнеров героина, должен был проглотить их и спокойно следовать в Нижний Новгород. Дорога от Душанбе занимает примерно неделю. За это время его подельники находят покупателя, которому сбывают зелье буквально в день приезда "верблюда". После этого продавцы смерти делят навар и до лучших времен ложатся на дно. Денису за его работу полагалось 400 долларов. Потом, уже после ареста, он скажет на допросе, что планировал потратить эту грандиозную сумму на хорошую детскую коляску...

Кто же думал, что тщательно и любовно выбиравшийся клиент-покупатель окажется офицером Федеральной службы наркоконтроля. И кто знал, что взятые им "пробники" суть не что иное, как "контрольные закупки", а "верблюда" ведут едва ли не под уздцы и с нетерпением дожидаются его появления, чтобы уж сразу арестовать всю банду. Наконец, кому в голову могло прийти, что 18-летний сын Качакова Бахрулло, участник всех папиных авантюр, также уже "вычислен" сыщиками - соответственно, перекрыт будет весь канал поставок "белой смерти". Впрочем, не приняли продавцы смертью во внимание и физические данные своего "живого контейнера": восемь суток, которые Денис добирался до Нижнего, он, естественно, ничего не ел. Это обычный верблюд может один раз в месяц заправиться и голодать без малейшего вреда для здоровья. А их "верблюд" и в добрые-то времена крепким здоровьем не отличался:

Короче, когда Денис прибыл на место и потребовалось освободиться от хранящихся в желудке контейнеров, его организм закапризничал. Хотя большую часть груза из его желудка вытрясти удалось, несколько контейнеров остались внутри. Так и заявил парень оперативникам ФСКН после того, как вся гоп-компания была уже арестована. "Мы всерьез опасались, что парнишка может умереть, - рассказывал один из участников операции. - Организм его был истощен до предела и почти не функционировал".

В токсикологической клинике, куда доставили злосчастного Дениса, принять его отказались: могла потребоваться операция, а хирург токсикологам не положен. Пока сыщики ругались с докторами, парню становилось все хуже и хуже: Пришлось везти его в дежурную больницу, едва ли не на другой конец города. Там вытащили из чрева "верблюда" 4 контейнера - и развели руками: А Дениса оформили в одиночку СИЗО, подробно проинструктировав тамошнее начальство о том, что за человек Атаяров и насколько важно для дела сохранить ему жизнь. Так что удалось парня спасти.

К слову, дурман поступает в Нижегородскую область из Таджикистана с завидной регулярностью и способами, самыми экзотичными. Не так давно был арестован деятель, пытавшийся спрятать 3 грамма метадона в анальном отверстии. Прячут зелье и во фруктах, в овощах; находили его даже в скорлупе грецких орехов! Поток не прерывается. Тому способствует, помимо прочего, не слишком внятная позиция Таджикистана. Один из оперативников управления ФСНК по Приволжскому федеральному округу рассказал мне замечательную историю. Поймал он, значит, таджика с крупной партией героина. Дело прошло через суд. Дали "неплохой" срок. "И ты представляешь, - удивляется опер, - через полгода встречаю этого черта на вокзале. Первая мысль: сбежал! Беру за шкирку, тащу разбираться. И что выясняется? Оказывается, парень был экстрадирован на родину, а там помилован чуть ли не через пять минут после передачи его таджикским властям! И вот он опять здесь". Добавлю, что года три назад в Нижнем Новгороде милиция задержала группу наркоторговцев из Таджикистана. Среди задержанных была молодая женщина, тут же предъявившая удостоверение: секретаря Верховного суда Таджикистана.

"У нас работать негде. Потому наркотой занимается каждый третий!" - говорил следователям Денис Атаяров. Сотрудники ФСНК не сомневаются, что парень говорит правду... Что с этим делать, как остановить поток таджикско-афганского героина - неведомо. Оскомину уже набили разговоры о необорудованной границе с Казахстаном, о "зашивающихся" таможенных пунктах, сотрудники которых физически не могут отследить всех супостатов, везущих контрабанду - и не только о наркотиках здесь речь. И пока проблема не будет решена кардинально - ничего не изменится:

Да, сыщики работают. Наркобанды периодически обезвреживаются. Их члены получают солидные сроки. Махмадуло Качаков - 15 лет строгого режима, его сын и Давлетов - по 11 лет, а Атаяров - 10. Приговор вступил в законную силу. Но где гарантия, что героиновые басмачи через недолгое время не будут переданы Таджикистану, не выйдут на волю и не продолжат свою деятельность "с учетом ошибок"?

Игорь ГРАЧ, Нижний Новгород
ВПК, 15.03.2006



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан