Слухи & Скандалы

"Афганцы продали меня за 5 тысяч долларов"
Рассказывает А.Эрашев (таджикский узник Гуантанамо)
11.01.12

Узник Гуантанамо: "Афганцы продали меня за 5 тысяч долларов"
Абдукарим Эрашев рассказал о том, как попал в американскую тюрьму для террористов

Десять лет назад первые заключенные были доставлены в Гуантанамо на Кубу, в тюрьму, где содержатся подозреваемые в терроризме. Именно столько в американском обществе продолжаются дебаты по поводу легитимности существования этой тюрьмы, в которой, по мнению правозащитников, применяются запрещенные методы допросов. Сегодня количество арестованных, содержащихся в стенах Гуантанамо, составляет 171 человек, в то время, как еще в первое время число заключенных в стенах этой американской тюрьмы составляло 779 человек. Будущее этого заведения до сих пор остается неизвестным.

В книге истории Гуантанамо также вписаны судьбы 11 граждан Таджикистана, попавших сюда, в основном, после того, как были задержаны на территории Афганистана после начала международной кампании по борьбе с терроризмом.

Из этого числа таджикистанцев, десять задержанных в разное время были возвращены домой. Однако двое из них - Рукниддин Шаропова и Абдумукит Вахидов, после пятилетнего пребывания в Гуантанамо, были приговорены Верховным судом РТ к 17 годам заключения под стражу "за участие в террористической деятельности на территории Афганистана". С призывами выпустить их на свободу выступили Human Rights Watch и ряд других правозащитных организаций США.

Судьба последнего обитателя Гуантанамо из Таджикистана, именуемого Умаром Абдуллоевым, остается неясной. В апреле 2010 года 63-летняя жительница Пянджского района Шамигул Нуруллоева, увидев фотографию Абдуллоева в таджикских СМИ, сообщила прессе и МВД о том, что узнала в нем черты лица своего пропавшего сына Мухаммади Давлатова. Она хотела, чтобы сын был перевезен на родину, однако, как сообщают адвокаты последнего арестанта Гуантанамо, его выдача таджикским властям "нежелательна, так как он может стать объектом пыток и несправедливого судебного разбирательства".
В день десятой годовщины создания одного из самых знаменитых "символов" начала войны в Афганистане – лагере Гуантанамо, корреспондент радио Озоди в Душанбе побеседовал с одним его бывшим задержанным - Абдукаримом Эргашевым.

Рассказ узника

47-летний Абдукарим Эргашев рассказал, что его брат Кодир, служивший в годы гражданского противостояния в рядах оппозиции, после расформирования 25 батальона, подался в Тавильдаринский район.

- Обычно, я ходил его навещать в батальон, а когда мне сказали, что они перебрались в Тавильдару, то я решил найти его там. Я добрался до Тавильдары и нашел его в рядах моджахедов, служивших под руководством Джумы Намангани. Так я погостил у них два или три дня, - вспоминает он.

По словам Абдукарима, речь идет о событиях конца 2000-х годов. Он говорит, что представители таджикской оппозиции, подписавшие мирное соглашение с правительством Рахмона, предложили Намангани и его людям покинуть территорию Таджикистана.

- Мы спросили их – "куда нам идти?". Представители власти сказали, что нам будет предоставлен вертолет, и мы можем перебраться в Афганистан. Я точно не знаю, кто это сказал Намангани, но, как я понял, это были высокопоставленные таджикские чиновники. На самом деле, у нас не было другого выбора, - говорит он.

А. Эргашев рассказывает, что когда они прибыли в Афганистан, обстановка была спокойной. "Я подумал, что в Таджикистане нет никакой работы, тогда я решил, что останусь в Афганистане, немного поработаю, соберу денег, а потом вернусь домой", говорит он.

- Я там пробыл примерно год, все было мирно и спокойно, и только потом, американцы начали бомбить Афганистан, - продолжает свой рассказ А. Эргашев. – В этот период все как-то разделились, и я остался на перепутье: я не знал, куда мне податься. В один из дней ребята из группы Джумы Намангани – узбеки, таджики - сели в машины и хотели куда-то уехать. Я решил поехать с ними. Один из афганцев тогда спросил меня - могу ли я водить машину? Я ответил, что могу. Тот сказал, что в Мазари Шарифе у него осталась машина, которую нужно привезти, и я бы смог потом подрабатывать на ней в качестве водителя.

Дальше, по рассказу Абдукарима, начались главные его приключения. Человек, привезший его в Мазари Шариф, пригласив его за дастархан, вышел из дома, а через некоторое время в дом вошли пять человек, одетых в полицейскую одежду.

- Все они были одеты в черную полицейскую униформу. Они завязали мне руки, а на голову надели мешок. Затем, покрывая меня руганью и матом на своем, афганском диалекте, посадили меня в машину и куда-то повезли. Я ничего не мог видеть, ни машину, в которой меня везли, ни улицы. Но ехали мы недолго. Через примерно 7 минут, машина остановилась и здесь я уже мог слышать английскую речь. Меня вручили американским военнослужащим.

Так, по словам Абдукарима, он попал в плен к американцам. Затем был Баграм, где было много афганцев, которые объяснили ему, что здесь выясняют личности задержанных. "Там мне сказали, что обычно афганцы, задерживая иностранцев, продают их американцам", говорит он. "Таких , как я, выдавали за чеченцев, террористов. Мне сказали, что цена, таких как я, гражданских, пять тысяч долларов, а тех, кого продавали одетых в военную форму – за 10 тысяч долларов США", рассказал он.

Далее, на "большом военном самолете" Абдукарим и другие задержанные, перелетев через континент "в течение более чем 20 часов, с одной пересадкой", отвезли на Кубу, в лагерь Гуантанамо.

- Они закрыли меня в комнате. Все было чисто, говорили с нами очень вежливо, все время произносили такие слова, как "плиз" ("пожалуйста" - англ.), угощали соками, кормили приличной едой, шоколадом M&Ms… Но даже тогда, я не до конца понимал, куда нас привезли.

Но не все было так гладко, как хотелось бы. Абдукарим рассказал, что однажды его наказали за то, что якобы ругался с охранниками. Заставив раздеться до трусов, его поместили в комнату-холодильник, где он был вынужден спать на холодной железной койке.

Таким образом, по его словам, он пробыл в Гуантанамо больше двух лет - с февраля 2002 по июнь 2004 года. Абдукарим Эргашев говорит, что так и не понял, почему его отпустили, впрочем, как то, за что он был задержан.

По его словам, по прибытию в Таджикистан, сотрудники таджикских правоохранительных органов, дали ему "сперва 100 долларов, затем еще 40 сомони, а еще один раз подарили туфли. И на этом спасибо".

Как говорит Абдукарим, с тех пор он ничего не знает о судьбе брата, которого, по его словам, может быть давно нет в живых.

Беседовал Мирзонаби Холикзод,
радио Озоди



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан