Партии & Оппозиция

Куцая полифония
Е.Хакимов: Политические партии Таджикистана накануне выборов
01.03.06

Приближение кампании по выборам президента Таджикистана вызвало сезонную активизацию политических партий и несколько оживило вялотекущую политическую атмосферу в стране.

Среди оппозиционных политических объединений Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) продолжает оставаться наиболее дееспособной и многочисленной организаций, обладающей устойчивым электоратом, способной оказать некоторую конкуренцию правящей НДПТ. Таджикские исламисты, вероятно, попытаются взять реванш за неудачные выборы в парламент, в ходе которых, они получили всего два депутатских кресла. Хотя ПИВТ не афиширует свою предвыборную активность, однако ее агитбригады" уже активно работают в ряде регионов страны. В отличие от других оппозиционных объединений, исламисты имеют свои печатные органы - газету "Наджот", журнал "Найсон" и собственную типографию, что, несомненно, облегчит ведение ими выборной агитационно-пропагандистской кампании. ПИВТ - самодостаточная партия и особо не нуждается в коалиции с другими политическими силами. Однако это не исключает того, что при определенных условиях, исламисты могут пойти на создание выборного альянса с другими оппозиционными партиями, но только при условии, что последние откажутся от своих амбиций и будут играть в этой коалиции роль "младшего брата" ПИВТ.

Вместе с тем, в связи с затянувшейся болезнью председателя ПИВТ С.А. Нури, вновь обострилось противоборство за влияние и лидерство между внутрипартийными группировками, представляющими различные регионы страны.

Хотя сам Нури и не помышляет (во всяком случае, пока) оставлять этот пост, люди из его ближайшего окружения усиленно муссирут слухи по поводу его возможного правоприемника. По мнению ряда функционеров партии, наиболее вероятным кандидатом на этот пост мог бы стать заместитель С.А. Нури, депутат парламента Мухиддин Кабири. Однако, его кандидатура неодназначно воспринимается ортадоксально настроенной частью ПИВТ, которой не нравится прозападная" ориентация М.Кабири, его контакты с представителями дипкорпуса США и стран Евросоюза, а также его многочисленные зарубежные турне и выступления, в том числе, и в западных СМИ. Другая часть исламистов (в основном, земляки лидера ПИВТ из долины Вахье), прочит на это место сына Нури - Мухамад Нури.

Кроме того, в последнее время все чаще заявляет о себе набирающая силу т.н. кулябская группировка в ПИВТ. Во всяком случае, ряд ее представителей уже занимают руководящие должности в партии (Гадоев Саидиброхим, Умарали Хусайни и др.) или возглавляют несколько низовых ячеек, в том числе, и в столичной организации ПИВТ. При этом, надо учесть что исламисты из числа кулябцев, вероятно окажутся более предпочтительны и для самих властей.

Хотя бы потому, что с ними легче будет найти общий язык, исходя из региональной солидарности. Примером этому является бывший лидер исламистов кулябской зоны, а затем полевой командир ОТО Каримов мулло Абдурахим, который в обмен на должность председателя Таможенного комитета в одночасье сбрил бороду и превратился в ярого сторонника властей. Однако, как будут на деле развиваться события в рядах этой партии, покажет время.

Драматичная ситуация сохраняется и в стане таджикских демократов. Вердикт Верховного Суда РТ в отношении лидера Демократической партии М. Искандарова, оставившего в силе решение о привлечении его к 23 годам тюремного заключения, соратники по партии пытались использовать для обвинения властей в преследовании своих политических оппонентов. Однако, их обращения в Комитет ООН по правам человека, международные организации и зарубежные диппредставительства с просьбой об оказании помощи в освобождении М.Искандарова пока результатов не дали. Положение усугубляется и тем, что с арестом М.Искандарова демократы лишилось не только своего лидера, но и основного спонсора. Ведь именно Искандаров из своих средств (как теперь стало известно не совсем чистых) покрывал расходы многочисленных мероприятий партии. Однако, "свято место пусто не бывает".

Похоже, соратники М. Искандарова уже не только смирились с его потерей, но и начали борьбу за пост главного демократа страны. Основными претендентами на эту должность являются младший брат М.Искандарова - Тимур Тошев (кстати, тоже состоятельный бизнесмен, а, следовательно, потенциальный спонсор), а также заместитель председателя ДПТ Рахматулло Валиев и глава Согдийской областной ячейки Джумабой Ниезов. Хотя шансы последнего минимальны из-за его финансовой несостоятельности. О каком лидерстве может идти речь, если даже на поездку в Душанбе у него нет денег. На пост председателя Душанбинской городской организации ДПТ, в нарушение уставных норм, был избран опальный редактор газеты "Рузи нав" Раджаби Мирзо, который только в октябре прошлого года вступил в эту партию (кстати, на прошлогодних парламентских выборах он баллотировался от СДПТ).

Вместе с тем, на сегодня ни Р. Валиев, ни кто-либо из его соратников по партии не обладают авторитетом и поддержкой сколь-либо значимой части электората. Более того, за все эти годы демократам так и не удалось возобновить работу своего печатного органа - газеты "Адолат". Периодически появляющиеся в т.н. "газете в изгнании" Додо Атовуллоева "Чароги Руз" заказные пиар-статьи в поддержку демократов, вряд ли смогут оказать существенное влияния на электоральное поведение избирателей. В этой ситуации очевидно, что ДПТ не в состоянии самостоятельно организовать эффективную выборную кампанию на пост главы государства. Это осознают и сами демократы, не случайно они в очередной раз пытаются блокироваться с другими оппозиционными партиями, в том числе, не прошедшими регистрацию в Минюсте. В противном случае, они вряд ли смогут собрать должное число подписей избирателей для выдвижения своей кандидатуры на выборах президента страны.

Не лучшее положение складывается и у социал-демократов. "Разборки" в руководстве СДПТ и поиски виновных в очередном провале на парламентских выборах привели к отставке двух заместителей председателя партии (О.Пояндашоев, Х. Гафорзода) и выходу из ее рядов нескольких десятков членов. Образовавшуюся брешь заполнили за счет членов незарегистрированной и малоизвестной Партии национального наследия, лидер которой Д. Джураев стал заместителем Рахматулло Зойирова. При финансовой поддержке международных организаций Зойирову Р. удалось открыть страницу СДПТ в ИНТЕРНЕТ, которую он зарегистрировал за рубежом.

По-прежнему продолжаются интриги и дрязги между двумя одноименными Социалистическими партиями Таджикистана (СПТ). С одной стороны, непризнанное властями крыло Мирхусейна Нарзиева, а с другой - зарегистрированное в Минюсте крыло Гафорова-Восиева. При этом, каждая из сторон пытается доказать всем, что именно она является истинным правопреемником и выразителем интересов партии. На деле обе эти группировки составляют несколько десятков активистов, в основном из числа выходцев Заравшанской долины. В перерывах между выборами их деятельность, по сути, ограничивается крикливыми заявлениями Нарзиева, участием его во всевозможных политических тусовках, организуемых аккредитованными в стране МНО. На сегодня Нарзиев даже не имеет собственного офиса, не говоря уже об источниках финансирования.

Серьезные проблемы сохраняются и в Компартии Таджикистана. Из-за отсутствия притока молодых кадров она все больше превращается в партию пенсионеров, которым все трудней воспринимать и адекватно реагировать на динамично меняющуюся ситуацию в стране. Кроме того, бессменный лидер таджикских коммунистов Шоди Шабдолов в последние годы совершил ряд просчетов, которые лишили его не только благосклонного отношения властей к нему и КПТ в целом, но и доверия значительной части рядовых коммунистов.

Один из них - это заявление Шабдолова от имени коалиции политических партий Таджикистана (включая ПИВТ) о непризнании итогов парламентских выборов и требование о проведении повторного голосования, как минимум, в Душанбе. В противном случае, участники коалиции грозили отозвать своих представителей, избранных в новый парламент. Еще одна подобная ошибка может обернуться для него отстранением с поста председателя партии и выдвижением на его место более приемлемого для властей кандидата.

На этом фоне, в Народно демократической партии (НДПТ), возглавляемой действующим президентом, сохраняется обстановка "полного единства, сплоченности и понимания". Эта партия не просто опирается на административные ресурсы власти, но, по сути, является ее составной частью, что-то наподобии формального объединения госчиновников различного уровня. При этом, надо отдать должное функционерам НДПТ, которые, достаточно успешно провели кампанию выборов в парламент страны.

В конце 2005 года власти Таджикистана зарегистрировали еще два новых политических объедения - Аграрную партию Таджикистана (АПТ) и Партию экономического развития Таджикистана (ПЭРТ). Лидеры оппозиции, в частности Р. Зойиров, расценил это "как специальный проект властей, направленный на перехват определенного количества голосов электората у оппозиционных партий на президентских выборах" и предположил, что в нужный момент АПТ войдет в коалицию с НДПТ. В противовес действующему кандидату от "партии власти" он предложил выдвинуть единого коалиционного кандидата, которого должны усиленно и действенно, морально и материально поддерживать все оппозиционные силы, функционирующие в стране. В качестве первого шага к этому лидеры ДПТ, СДПТ и СПТ прибегли к уже апробированному варианту совместного обращения, в частности, по поводу повышения тарифов за газ, услуги связи, а также с протестом по поводу высказывания российского посла в Таджикистане Р. Абдулатипова о том, что "Россия не видит фигуры в Таджикистане, равноценной Э. Рахмонову".

Следует отметить, что оппозиция уже не в первый раз предлагает выдвинуть единого кандидата на выборах и скоординировать свои усилия в рамках выборной коалиции. Однако, до сегодняшнего дня, ни одна из этих попыток не увенчалась успехом. Оппозиции ни разу не удалось создать устойчивого и дееспособного альянса. И дело здесь не в том, или скорее не только в том, что власти противодействовали этому. Понятно, что любая власть будет защищать себя и свои интересы, в том числе, с помощью административных ресурсов. Основная причина, очевидно, кроется в самой оппозиции. В сегодняшних политических реалиях Таджикистана успех любого оппозиционного объединения зависит, в первую очередь, от позиции ПИВТ. Однако, исламисты, реально осознавая свой потенциал, вряд ли захотят на равных вести диалог с "карликовыми" партиями, к тому же раздираемыми внутренними противоречиями.

Кроме того, все оппозиционные партии сильно разнятся по своим политическим целям и идеологической ориентации. Не случайно даже временный альянс Шабдолова с исламистами и другими оппозиционными партиями по итогам парламентских выборов вызвал столь бурную реакцию недовольства среди рядовых членов партии. Более того, некоторые региональные ячейки КПТ публично осудили действия своего лидера, в первую очередь из-за того, что он солидаризировался с исламистами и демократами. Кстати сказать, хотя тогда исламисты и поддержали заявление Шабдолова, однако повели себя достаточно осторожно, отказавшись от каких-либо решительных действий в этом альянсе. Лидеры ПИВТ вполне обоснованно опасались того, что властям все равно удалось бы полюбовно договориться с коммунистами (с Шабдоловым или без него), а исламисты в этой ситуации оказались бы крайними.

Наряду с изложенным, устойчивость любого альянса во многом зависит и от личности самих лидеров оппозиционных политических объединений. Однако, к сожалению, опыт последних лет свидетельствует, что практически все они страдают непомерной амбицией и оторванностью от реальной действительности.

Для этого достаточно послушать их предвыборные заявления о "поддержке их народом", способности "завоевать гарантированное большинство депутатских мандатов", для чего, якобы, только нужно обеспечить справедливость и прозрачность выборов. Ни один из них реально не способен оценить свой потенциал и степень влияния на электорат. Более того, вся деятельность малочисленных политических партий по существу ограничивается столицей, да и то в форме громких заявлений для СМИ, участия в семинарах, круглых столах и других политизированных мероприятий международных организации, аккредитованных в стране. В регионах рядовые избиратели не знают или элементарно путаются в названиях партий, не говоря уже об их политических платформах.

В этой связи, большинство наблюдателей прогнозируют, что особого накала страстей во время предстоящих президентских выборов вряд ли следует ожидать. Выборы, будут носить инерционный характер. Более того, любые попытки внешних сил форсировать "демократические процессы" в Таджикистане, как это произошло в некоторых государства Содружества, скорее вызовут обратную реакцию и при том, не только властей страны. Многие таджикскистанцы, хорошо помнящие раны, нанесенные гражданской войной 1992-1997 гг., не поддержат общественный протест в любой его форме, опасаясь вызвать более широкие волнения. Свобода и демократия - все же не предмет экспорта-импорта, а уж силой пытаться навязывать можно только порабощение. Кроме того, население ощущает, что ситуация изменяется к лучшему, пусть даже не так быстро как этого хотелось бы, люди видят прогресс в политической и социально-экономической сфере и связывают это с личностью действующего президента. По крайней мере, для многих потенциальных избирателей он ассоциируется со стабильностью и прогнозируемостью будущего.

Едгор Хакимов, независимый политолог, yodgor65@mail.ru
Источник - ЦентрАзия, 01.03.2006



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан