Партии & Оппозиция

Оппозиция перед выбором
Д.Озоди: В президентских выборах появляются смысл и интрига
28.08.06

Власти Таджикистана постараются свести к минимуму значение крупнейшей оппозиционной партии страны.

Президентские выборы в Таджикистане, намеченные на ноябрь текущего года начинают приобретать определенный смысл. Суть интриги заключается в том, что одна из трех основных оппозиционных партий, Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), 9-го августа лишилась своего признанного лидера - Саида Абдулло Нури, который скончался после долгой и продолжительной болезни. В отличие от двух других оппозиционных партий, Социал-демократической (СДП) и Демократической (ДП), ПИВТ в условиях режима Эмомали Рахмонова добилась участия в публичной политике: двое представителей этой партии допущены в одну из палат парламента - Палату представителей (Маджлиси Мамояндоган). Здесь заседают 63 депутата, из которых 52 - члены президентской Народной демократической партии, четверо состоят в местной компартии (не слишком оппозиционной Рахмонову) и еще пятеро - так называемые независимые депутаты, по сути пропрезидентские. Несмотря на наличие в названии ПИВТ указания на принадлежность к политическому исламу, она не выступает проводником политики государственной исламизации и не стоит на жестких позициях введения шариата в повседневную практику таджикского общества. Однако даже в таком виде ПИВТ, по мнению правящего режима, представляет угрозу с точки зрения своей оппозиционности, так же как и наполовину разгромленные властями СДП и ДП, лидеры которых преследовались властями в судебном порядке под разными предлогами.

Меж тем, ситуация в ПИВТ, сложившаяся после смерти Саида Абдулло Нури, чревата серьезными последствиями. В Таджикистане, как и во многих постсоветских странах (равно как в странах Востока), влияние партии в обществе, ее популярность зависят от личности партийного руководителя. На данный момент ПИВТ оказалась перед серьезным выбором, так как уход из жизни Саида Абдулло Нури за несколько месяцев до президентских выборов может оказать влияние на позиции партии уже в ближайшее время. Близкий к умершему лидеру по своему влиянию и месту в партии, имеющий депутатский мандат Мухаммадшариф Химматзода отказался от поста лидера по состоянию здоровья. В этой связи, в плане расстановки внутрипартийных сил, можно определить несколько групп, которые будут бороться за власть в ПИВТ уже в ближайшее время, т. е. накануне проведения партийного съезда 2 сентября.

Пока победу одержал 40-летний Мухиддин Кабири, выступавший в роли эксперта во время межтаджикских переговоров 1997 г. и тогда же ставший помощником Нури. В 2000 г. он стал заместителем председателя ПИВТ. Весьма примечательны отдельные эпизоды биографии Кабири: он окончил факультет востоковедения Таджикского государственного университета, стажировался в университете г. Сана (Йемен), потом окончил Дипломатическую академию российского МИДа и защитил кандидатскую диссертацию по политическим наукам. Пока именно Кабири назначен политсоветом исполнять обязанности председателя. В том случае, если по каким-либо причинам он не сможет удержаться на своих позициях, серьезные шансы на пост руководителя партии имеет один из основателей ПИВТ Саид Ибрхим Назар, считающийся умеренным политиком. В противовес ему, в условиях поляризации внутрипартийных сил, вполне в состоянии выступить консервативно настроенный Мохаммад Али Хайит, входящий в руководство партии на протяжении уже 16 лет.

В то же время существует еще один реальный кандидат на пост руководителя партии - 52-летний Ходжа Акбар Тураджонзода, известный еще с 1990-х гг. как один из лидеров Объединенной таджикской оппозиции, бывший Верховный Казикалон, занимавший после подписания документа о примирении пост заместителя премьер-министра. Некоторое время он был членом ПИВТ, откуда впоследствии вышел. Следует иметь в виду, что в самом Таджикистане отношение к Тураджонзода исключительно противоречивое. Некоторые считают его одним из ответственных за гражданскую войну 1992-1997 гг., а другие видят в нем серьезную политическую фигуру - сильного и исключительно дипломатичного переговорщика, активного деятеля Объединенной таджикской оппозиции, известного за рубежом - как в исламских странах, так и в России. На межтаджикских переговорах он возглавлял делегацию таджикской оппозиции. Примечательно, что когда по Таджикистану прошла волна исключительно странных убийств бывших участников гражданской войны с обеих сторон, группа машин, среди которых был и автомобиль, где находился Тураджонзода, был обстрелян из автоматического оружия в Кафарнихонском районе. В условиях кризиса ПИВТ Тураджонзода может претендовать на роль ее неформального лидера и занять пост председателя, несмотря на свою "внепартийность".

Среди таджикских политологов выдвигаются предположения о том, что не исключено вовлечение во внутреннюю борьбу отдельной группы партийных деятелей, во главе которой окажется сын покойного лидера ПИВТ - Кори Мухамадджон. В этом случае они попытаются сделать ставку на свою близость с Нури и сохранение традиций партии, продолжающей линию "гражданского ислама". Во многом основные идеи подобного содержания активно проводились Саидом Абдулло Нури в бытность его главным редактором главного печатного органа Духовного управления Таджикистана (Казиата) газеты "Минбари ислом" ("Трибуна ислама"). Одновременно, многие из этой группы имеют влияние среди духовенства и, как считается, с особым вниманием относятся к Ирану.

Происходящее в ПИВТ имеет принципиальное значение - правящий режим президента Эмомали Рахмонова, стремясь к ликвидации любой реальной оппозиции, нередко использует лозунг "борьбы с исламскими радикалами" против любых несогласных с властями или критикующих порядки в стране. Прежде всего, власти Таджикистана постараются провести на пост председателя партии лояльного человека с целью откола ПИВТ от СДП и ДП, чтобы не допустить их консолидации, но сохранить видимость многопартийности и наличия "карманной оппозиции". При этом ситуация в Таджикистане привлекает внимание ряда внешних сил, часть из которых видит в ослаблении режима Рахмонова угрозу своим интересам, в т.ч. интересам экономическим. Не исключено, что имея собственные каналы воздействия на происходящее, внешние акторы постараются добиться "выгодных" назначений в ПИВТ накануне президентских выборов (выборы, разумеется, должен выиграть Рахмонов). Наконец, проводимая властями политика ослабления гражданской оппозиции, частью которой вполне законно считать и ПИВТ, способна привести к еще большему разочарованию в таджикском обществе, где, несмотря на страх повторения гражданской войны, растет недовольство социально-экономическим положением и сложившейся системой коррупции. Подобное развитие событий вполне может способствовать активному обращению части населения, особенно молодежи, к идеям и практике политического ислама.

В свою очередь режим Рахмонова предпринимал и продолжает усиливать шаги, направленные на обеспечение гарантий собственной безопасности. С одной стороны, власти ведут борьбу с любыми проявлениями неподконтрольного им ислама, проводят "мероприятия" против оппозиции и даже бывших сподвижников президента, которые либо критиковали его за происходящее в стране, либо способны стать его конкурентами. С другой стороны, официальный Душанбе активизировал контакты со странами, способными оказать морально-политическую и военную поддержку режиму в зависимости от степени близости с ними как в политическом, так и экономическом отношениях. Попытки Рахмонова утвердить свои позиции на внутриполитической и международной аренах предприняты на иранском, афганском, индийском и российском направлениях. Для оппозиции, в сложившейся ситуации, становится важным обеспечить не только свое единство, но и "не испугать" внешнеполитических партнеров Таджикистана. Поэтому, казалось бы, частный вопрос выборов нового главы Партии исламского возрождения Таджикистана, затрагивает и более общие проблемы.

В случае избрания лидером ПИВТ маловлиятельного политика или "назначенца" властей, вопрос о выдвижении серьезного конкурента Рахмонову на ноябрьских выборах снимается с повестки дня. Не исключено, однако, что таковым может стать не обязательно один из руководителей оппозиционных партий, а кто-либо даже не входящий в их руководящий состав. В свою очередь Эмомали Рахмонов становится еще на один шаг ближе к тому моменту, когда ему придется задуматься о возможном преемнике. По ряду признаков, проявлявшихся в последнее время, он пока остановился на кандидатуре своего племянника - министра образования Абдуджабора Рахмонова, но, как уже не раз бывало в сходных ситуациях в других странах, все может поменяться. На данный момент, судя по всему, власть заинтересована в проведении "правильных выборов", в которых оппозиция не сможет претендовать ни на что. День 2 сентября, когда начнется работа съезда ПИВТ, сможет дать основания для определенных выводов.

Девлет Озоди
28.08.2006
Источник - Рrognosis



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан