Партии & Оппозиция

Нет оппозиции -
нет проблем
21.05.15

Конечно, у страха глаза велики, но лучше подстраховаться, чем потом терпеть поражение. Давно известно, что партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) давно стала серьезной соперницей не только пропрезидентской партии, но и самому президенту Эмомали Рахмону.

Благодаря высокой и непрерывно растущей популярности среди населения ПИВТ стала реальной оппозиционной силой, способной кардинально влиять на внутреннюю политику страны. Данный процесс проходит на фоне усиливающихся протестных настроений таджикского народа и, можно сказать, вопреки ужесточению руководством республики политики по отношению к религиозным организациям, что, впрочем, никак не влияет на стремление партии сохранить темпы своей активной деятельности, а также агитационно-пропагандистской работы. Напротив, ужесточение государственной политики и требований к религиозным организациям и образовательным учреждениям, закрытие мечетей, не прошедших официальную регистрацию, переаттестация религиозных служителей способствуют усилению недовольства среди простого народа и создает благоприятную почву для лидеров ПИВТ в реализации их планов.

Стоит отметить, что предпринимаемые мероприятия, особенно социального характера в противовес государству (а это гуманитарная помощь пострадавшим в стихийных бедствиях, решение жилищных вопросов, пособия многодетным и малоимущим семьям и т.д.) ускорило рост популярности ПИВТ в различных регионах страны. "Правящий режим рассматривает оппозицию не как политических конкурентов, а как противника, угрожающего безопасности государства. Отношения государства и религиозных объединений сегодня в Таджикистане переживают не лучшие времена", - отмечает лидер ПИВТ М.Кабири.

"Борьба" с исламской партией происходит на фоне противодействия властей Таджикистана растущей исламизации общества, прежде всего среди наиболее активной части - молодежи. "Религиозная идентичность таджиков высока", - предупреждает он. И если оппозиционный политик видит в этом перспективу для своей партии, то власти - угрозу безопасности. Тем более, что он не перестает повторять, что "события в Египте, Сирии, Ливии должны быть поучительными для таджикистанцев". И что "партия исламского возрождения Таджикистана не та сила, которая не станет развиваться, если ее лишить трибуны. "Идеи нашей партии закреплены в умах наших сторонников и этим они отражают чаяния народа. Возрастающее давление на нас только укрепит нашу веру и чувство сопротивления, что показывает опыт", говорил М.Кабири. А эти слова уже кое-что значат.

Не случайно в последнее время правительством распространяются слухи о получении ПИВТ финансовой помощи от иностранных исламских государств и организаций. Понятно, что неудачи правительства на экономическом поприще в условиях перманентного и все время углубляющегося кризиса уже явно угнетают население. Но опасность кроется в том, как бы раздражение не переросло в нечто большее. Тем более, что подтолкнуть к этому есть кому. Всевозрастающее противостояние между государством и религиозным обществом, правительством и оппозиционной религиозной партией, здравым умом и расчетом в конечном итоге может иметь плачевный результат. А, учитывая угрозы, идущие от афганских талибов и боевиков "Исламского государства", намеревающихся использовать республику как плацдарм для дальнейшего наступления на территорию постсоветских республик, активизация религиозно-экстремистских организаций внутри страны, трудно предсказать, что ждет Таджикистан в ближайшее время.

Эмомали Рахмон уже привык действовать по принципу "нет человека – нет проблем" и, убрав оппозиционную партию, он решил таким образом развязать себе руки. Может поэтому власти в Таджикистане развернули кампанию по запрету деятельности ПИВТ. Символично, по мнению скептиков, что первыми с предложением ликвидировать единственную в Средней Азии религиозную политическую партию выступили сами представители духовенства. Они призвали объявить ПИВТ "террористической и экстремистской организацией". Если власти Таджикистана, без ведома которых, естественно, кампания не могла начаться, прикроют эту партию, последствия для страны и региона будут негативными. Между тем проправительственные имамы дружно призвали верующих поддержать инициативу по ликвидации ПИВТ: "Пусть в Таджикистане будет только одна партия, но она будет эффективной".

Однако не так просто убрать столь популярную среди населения партию. Да и как считают политологи, оснований для ее закрытия у властей просто нет. Наоборот, такое решение может иметь негативную сторону и, прежде всего, вызвать недовольство народных масс. А события в Раштской долине, в Хороге еще раз убедительно показали, что ситуация в стране больше похожа на пороховую бочку. Поднеси спичку и взрыв неминуем.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев считает, что последствия закрытия исламской партии могут отразиться не только на внутриполитической жизни Таджикистана. "Срезонировать может во всей Центральной Азии. Функционирование ПИВТ в рамках конституционного политического процесса - едва ли не последнее из оставшихся в реальности условий переговорного процесса 1990-х, завершившегося межтаджикским примирением в 1997 году. Прошло почти 18 лет, но это не означает, что противоречия гражданской войны 1992 -1997 годов полностью исчерпаны. Отсутствие возможности легально добиваться реализации своих прав для значительной части таджикского общества будет подталкивать людей на нелегальный путь", - сказал эксперт. А, значит, Душанбе может получить радикальное подполье.

Но не только оппозиционная ПИВТ сейчас поперек горла у президента. Он начал борьбу с теми, кто высказывает свое мнение по поводу его провальной внутренней политики. Так, уход Саймуддина Дустова с первых постов созданных им медиа-структур породило также немало новых домыслов. Есть те, кто уверен, что открытый критик властей С.Дустов стал жертвой политического давления. В последних своих заявлениях он резко критиковал речь президента в Маджлиси Оли, прошедшие выборы в парламент и, наконец, назначение старшего сына президента Рустама Эмомали на пост главы антикоррупционного ведомства. Кстати, "Нигох", в отличие от многих СМИ в Таджикистане, позволял себе жестко критиковать первые лица государства. И вот результат. Многие коллеги Дустова уверены, что его уход из журналистики станет серьезным ударом по свободе слова в Таджикистане.

Хуршед Атовулло, глава центра журналистских расследований и главный редактор "Фаража" уверен, что с уходом Дустова возросло число смелых и независимых политических журналистов в Таджикистане, которых попросту удалили. "В Таджикистане в данный момент по семейным причинам не находится Зафар Суфи - основатель "Озодагон", Умед Бабаханов - основатель "Азия-Плюс", также сейчас не в Таджикистане. Саймуддин Дустов, смелый и знающий дело эксперт и вовсе покидает журналистику. Это не может не вызывать тревогу за будущее журналистики", говорит он.

Вот и получается все как в жизни: "нет человека - нет проблем", нет оппозиции, можно спать спокойно. Только вот у медали есть две стороны. Причем оборотная сторона может быть гораздо страшнее, чем лицевая. Загнав ПИВТ в подполье нельзя говорить о снижении ее силы и влияния. И нет гарантии, что подобные действия властей не обернутся новой головной болью и не вызовут новую волну гнева недовольного народа, которая ненароком может смести и саму правящую элиту.

Сарвар Мухидини
Источник - ЦентрАзия



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан