Бизнес & Проекты

Уголь Шураба
Боль таджикской "кочегарки"
04.09.06

Боль таджикской кочегарки
Угольная промышленность Северного Таджикистана нуждается в ускоренной реанимации.

Отсутствие финансирования в конце 80-х и в 90-х годах привело к износу оборудования, оттоку специалистов, приостановке части шахт, приведшие в свою очередь к упадку развитых в свое время угледобывающих предприятий на севере Таджикистана. 25 лет назад поселок шахтеров Шураб в Исфаринском районе руководство республики и журналисты с гордостью называли "таджикской кочегаркой". А сегодня, при огромных запасах угля, наличие оборудования и дешевой рабочей силы на угледобывающих предприятиях, население Согдийской области приобретает топливо у соседей из Кыргызстана.

Потомственный хлебопек из Худжанда, 45-летний Муроджон Хамдамов, регулярно выезжает из Худжанда за 30 км в Джабборрасуловский район за углем. Для выпечки лепешек в тануре (национальная печь) необходим качественный уголь, и он приобретает его в поселке Пролетарск, где частники реализуют топливо из кырыгзских шахт. "Уголь хороший. Все время сюда еду. В год мне нужно для работы около 12 тонн угля". - говорит М. Хамдамов.

"Уголь сюда привозят предприниматели из города Сулюкта (Кыргызстан), что в 40 километрах отсюда, - говорит председатель джамоата поселок Пролетарск Барно Джаббарова. - Его возили сюда из покон веков. Во-первых, близко ведь, да и отношения у местных бизнесменов с киргизскими соседями хорошие. Дальше его перекупают частники и везут машинами в Истравшан, Худжанд и Душанбе".

Тонна угля, называемого "орешек", стоит здесь 100 сомони ($29). Однако по ее словам, качество этого угля не всегда на уровне. Бывает, что мало горит и едко дымит.

Однако, на базаре "Панджшанбе", что в Худжанде, в лавке, где торгуют углем, сулюктинский уголь хвалят. Правда, цена уже возрастает почти в два раза. На вопрос, почему местный уголь не завозят, молодой чумазый предприниматель, орудуя лопатой, сообщил, что "отечественный уголь хуже по качеству".

Отечественный уголь, добываемый в поселке Шураб (Исфара), имеет аналогичный сулюктинскому состав, так как, по словам специалистов, добывается из одного пласта. Однако добыча его стала настолько дорогостоящей, что превратила когда-то процветающую шахту в дотационное предприятие.

До поселка Шураб в 15 минутах езды от Исфары, я добрался на "попутке". Окрестности поселка, в отличие от известных шахтерских поселков, не напоминают о том, что здесь добывается столь ценный энергоноситель – почти отсутствуют здания, покрытые черной угольной пылью. По пути все же встретилась женщина, лепившая на обочине дороги кизяки – местное топливо из навоза вперемешку с угольной пылью. Сегодня этот городок стал весьма тихим, с высыхающими скверами, и вовсе не подумаешь, что здесь уголь добывается с полукилометровой глубины.

"Как описывал это место один из летописцев древности Истари Ибн-хаукаль, еще во времена нашествия монголов, можно было видеть "гору из черных камней", которые горят как уголь, а пепел служит для беления одежды", - рассказывает секретарь джамоата Шураб Асрора Юлдашева.

Историческая справка
Шурабское буроугольное месторождение долго оставалось без внимания, и только с 1900 года отдельные предприниматели начали брать горные отводы и строить мелкие кустарные шахты.
Первые сведения о месторождении дает геолог В.Вебер, проводивший в 1902 году поиски угля в Туркестане и составивший в 1909 году 10-верстную геологическую карту Исфаринского месторождения. Позже здесь создали ряд копий товарищества Давыдова, Пиваровича, Григорьева и Назарова.
Промышленники были все мелкие, не обладающие достаточными денежными средствами, стремившимися в большинстве случаев перепродать кому-нибудь свои горные отводы. В результате чего разработка месторождений носила кустарно-хищнический характер. Из-за этого, здесь и по ныне сохранились следы ряда погашенных наклонных шахт с небольшими подземными работами.
В 1910 году кустарями было добыто здесь 11,7 тысяч тонн угля, а в 1916 году- 24 тысячи тонн. Добываемый уголь по большей части продавался на месте и вывозился верблюдами в Ходжент, Канибадам и Каканд.
В 1918 году все предприятия национализировали.

По словам Асрора Юлдашева, планомерная разработка месторождения началась в 1939 году после сдачи в эксплуатацию трех шахт. В 1940 году было добыто в 10 раз больше угля, чем всеми копями в 1910-1913 годах.

В 1970-1980 годах Шураб считался одним из развитых промышленных и культурных городов Ленинабадской области. Здесь проживали 7800 человек 40 национальностей, 80 процентов которых работали на угольных шахтах. С развалом Союза, упадка в горной добывающей промышленности и ряду других причин многие жители покинули эти места.

"Надо отметить, что на оттоке населения в немалой степени сказалась нехватка питьевой воды, - говорит А. Юлдашев. - Зеленый и привлекательный когда-то город высыхает. Мы не можем решить эту проблему из-за отсутствия денег. Сейчас здесь проживает свыше 4,5 тысяч человек, причем мужчин больше, чем женщин. Из них около 2,5 тысячи шурабцев находятся на заработках в России и Кыргызстане".

У жительницы Шураба Набии четверо детей. Муж работает на шахте. Вернее работал. Ему пришлось уехать в поисках лучшей доли на заработки в Россию. "Коренных жителей здесь мало осталось. В основном приезжие", - говорит она.

В администрации поселка убеждены, что Шураб держится благодаря шахте. Бюджет в этом году составил свыше 295 тысяч сомони, из которых 80 процентов уйдет на выплату заработной платы бюджетникам. "В поселке остались пенсионеры, да коренные жители. Однако приток населения тоже чувствуется. В 2004 году, в соответствии с государственной программой по миграции из густонаселенных пунктов сюда были переселены 50 семей из джамоатов Ворух, Сурх и Чорку, которые особо нуждались в жилье".

"Это самая глубокая в Таджикистане угольная шахта, глубиной 500 метров, вскрытая двумя вертикальными "стволами" по полкилометра каждая", - рассказывает Генеральный директор АООТ "Ангишт" Азимбой Азизов.

По его словам, во времена Союза здесь трудились 3000 человек. Сейчас на шахте и технических участках работают 500 человек. Казалось бы мизерное количество… Однако, это уже в пять раз больше, чем в 2002 году!

В 1978 году здесь добыли рекордное за всю историю количество угля: 10 миллионов тонн.
В настоящее время здесь добывается 20 тысяч тонн угля в год. И эта небольшая цифра стала обнадеживающей для шахтеров и администрации. Ведь это - в три раза больше, чем в том же 2002 году. Средняя заработная плата подземных рабочих составляет 300 сомони ($89) при средней зарплате по Согдийской области в 77,3 сомони ($23).

Надо отметить, что эта шахта простаивала с 1993 года по 2000 год. По словам экспертов, "за это время все горные выработки заметно износились". Восстановительную работу начали 2002 году, отремонтировав более 1 километра выработок.

"Шахта в данный момент существует на государственные дотации, - продолжает А. Азизов. - В этом году мы получили 256 тысяч сомони. Однако, основные средства производства изношены на 90 процентов, и на обновление оборудования нужны дополнительные средства".

Тем временем, не используется горизонт на глубине 740 метров - он затоплен водой. Это значит, что там процесс добычи угля не возможен без полной откачки воды.

"Уже сейчас на первоначальном этапе нужно порядка 1 миллиона долларов на обновление оборудования и откачки воды из шахт, - говорит директор предприятия. - Нам очень необходим доступ к льготным кредитам".

По его словам одной из главных из проблем остается сбыт. Практически нет потребителя на "штып" (угольный песок), который раньше поставлялся на Ферганскую электростанцию в Узбекистане. Это примерно 50-60 процентов от добываемой продукции.

Пока шахта простаивала, как это было со многими предприятиями на постсоветском пространстве, были потеряны рынки сбыта, и про "таджикскую кочегарку" практически забыли.

"Приходится начинать с нуля, - сказал А. Азизов. - Для привлечения клиентов уголь продаем по себестоимости - по 130-140 сомони за тонну сортового топлива. На него уже появились постоянные клиенты. У нас покупают уголь и увозят машинами предприниматели из Душанбе, Гиссара, Курган-тюбе, Вахдата. А в прошлом году отгрузили партию даже в Афганистан. Запасов угля на месторождении 50 миллионов тонн, так что при хорошей организации сбыта мы уверены, что можно выйти на рентабельность".

Пока же держаться шахтам "на плаву" помогают государственные заказы. В соответствии с решением председателя Согдийской области Касыма Касымова "Об обеспечении бюджетных организаций городов и районов области каменным углем в осенне-зимний период 2006-2007 года", руководители пяти горных районов и города Табошар обязаны закупать уголь у АООТ "Ангишт" и Унитарного предприятия "Шахта Фон-Ягноб", что находится в Айнинском районе. Для этого из бюджета выделено свыше 325 тысяч сомони.

Кстати, Фон-ягнобское месторождение так же может рассчитывать на хорошую перспективу с открытием тоннеля Анзоб и под Шахристанским перевалом, а так же реконструкцией трассы.

Знакомство с деятельностью шахты "Ангишт" автор продолжил в самих выработках, штольнях вместе с главным инженером шахты Бахромом Касымовым. Как только мы опустились на глубину в 500 метров, на нас начала капать вода, а в глаза ударили лучи света фонариков на касках шахтеров, идущих на верх. Эти лучи выхватывали порою в темноте чумазые лица своих друзей, тяжело дышащих и выкатывающих вагонетки с углем для подъема на поверхность (для них был конец смены).

"Содержать предприятие обходится не дешево, - говорит мой провожатый, здороваясь с ними. - На шахте 8 километров горных выработок, и все они нуждаются в постоянном техническом содержании. Ежесуточно приходится откачивать из шахты 450 кубометров воды, просачивающейся через горную породу".

Заметную часть средств отнимают обновление бетонных и деревянных креплений, которые отслаиваются под давлением горной породы массой в миллион тонн.

"Был Союз, было обеспечение, в том числе горно-рудным оборудованием- говорит Бахром Касымов. - Сейчас шахте его негде и не на что взять. Одна стальная арка крепления стоит, к примеру, 200 долларов. Здесь установлены тысячи таких арок".

"Работать под землей желающих мало, - говорит начальник участка Нозимджон Рахматов. - Тяжелый физический труд, да и не многие отважатся работать под землей. Получаю 240 сомони. В смену успеваем поднять на поверхность 30-35 тонн угля".

Беру лопату и пытаюсь воспроизвести весь процесс и осознаю, ощущаю на себе, как не легок труд этих подземных тружеников. Размалываю "добытый" мной уголь на мелкие кусочки и пытаюсь понять, чем он не нравится худжандским предпринимателям. Достаточно твердый, ни каких посторонних примесей…

Забегая вперед скажу, что качество этого угля у специалистов узнать не удалось. Например, заместитель директора Согдийского Центра стандартизации, метрологии и торговой инспекции Мансурджон Самадов сообщил, что "качество угля будет скоро проверяться, и результаты будут сообщены уже в начале 2007 года".

Что же в перспективе, как выйти из кризиса? Стоил ли консервировать шахты или во имя достижения топливной независимости продолжать содержать убыточные предприятия?

Заместитель генерального директора АООТ "Ангишт" по экономике Содир Касымов считает, что шахту можно сделать прибыльной. "У нас есть инвестиционный план, - говорит он. - Если мы получим на него деньги, то через три года шахта станет прибыльной. При условии, если ежегодная добыча угля составит 100 тысяч тонн, мы сможем продавать его по 35-40 сомони, тем самым обойдя конкурентов".

Кроме того, по его словам, снизить себестоимость можно будет за счет небольших транспортных расходов (подведена железнодорожная ветка), и дешевой рабочей силы.
Специалисты считают, что необходимо принимать срочные меры ввиду специфичности такого вида производства. В отделе промышленности областного органа государственной исполнительной власти Согдийской области сообщили, что меры принимаются. В соответствии с поручением председателя области, все три угледобывающих предприятия, должны открыть во всех городах и районах рынки по продаже своей продукции. Предполагается, что органы власти на местах выделят для этого участки земли. Всего, по данным этого отдела, за 6 месяцев текущего года на севере страны добыто 16,8 тысяч тонн угля (за аналогичный период 2005 года-17,7 тысяч тонн).

Главный инженер Государственного предприятия "Востокредмет" Александр Ботов полагает, что консервировать шахты до лучших времен не возможно: "Практика показывает, что они приходят в негодность примерно через 5 лет. Их начнет затоплять водой. Металлические и деревянные крепления горных выработок начинают гнить. Система энергоснабжения приходит в негодность. На угольных шахтах может выделяться взрывоопасный газ-метан, если не будет системы принудительной вентиляции. После этого легче будет построить новую шахту, чем восстанавливать старую".

Вместе с тем по информации исполнительного органа государственной власти Согдийской области на СП "Анзоб" началась модернизация горно-рудного оборудования, которое завезли туда. Инвесторы вложили в это дело 3 млн. долларов.

Поэтому вполне возможно, что Согдийская область, "сидя" на энергоносителях, в скором времени не будет прозябать, пока бизнесмены из соседнего государства заполняют своим углем местные рынки.


Источник - Вароруд



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан