Бизнес & Проекты

Слабое государство, балансирующее на грани банкротства
"Business Week": Таджикистан все глубже погружается в кризис
25.02.09

Экономический кризис и признаки дезинтеграции подрывают надежды на то, что это центральноазиатское государство станет союзником в афганской войне

Сочетание выгодного географического положения Таджикистана и выдачи желаемого за действительное заставило многих рассматривать эту страну в качестве важного союзника в борьбе за Афганистан. Однако те представители дипломатических и военных кругов, которые возлагают свои надежды на Душанбе, должны серьезно задуматься. Идея о том, что Таджикистан может стать частью надежного маршрута снабжения войск, действующих в районе конфликта, а также северным оплотом в борьбе с экстремизмом, хорошо смотрится на бумаге. Но в действительности все гораздо мрачнее. Если мировое сообщество будет вынуждено полагаться на Таджикистан как на полезного и действенного союзника, то Афганистан окажется в большой беде.

Таджикистан это слабое государство, балансирующее на грани банкротства. И похоже, что ситуация там будет только ухудшаться. Хроническая необеспеченность продовольствием, разрушающаяся энергетическая инфраструктура и повсеместная коррупция загоняют эту страну всю глубже в трясину кризиса. Такое сползание в пропасть лишь ускорится, поскольку в условиях мирового экономического кризиса сумма поступающих от рабочих-мигрантов денежных переводов, которая составляет до 50 процентов ВВП, существенно уменьшается.

Без фундаментальных реформ у режима президента Эмомали Рахмона не будет реальных вариантов выхода из тупика. Нельзя исключить краха государства, так как уже сегодня в стране налицо признаки тихой дезинтеграции. Однако правительство практически ничего не делает в таких жизненно важных вопросах как социальное обеспечение, здравоохранение и образование. Министерства и государственные органы, представляющие прямой политический или финансовый интерес для верхушки власти и ее союзников, функционируют хорошо. Особенно это касается силовых структур, а также высокодоходного алюминиевого предприятия и ряда других государственных компаний.

Еще Рахмон очень серьезно думает об Афганистане. Иностранные представители говорят, что он часто говорит об этой стране, хорошо информирован о событиях в Афганистане и Пакистане, и совершенно очевидно озабочен складывающейся там ситуацией. Он беспокоится по поводу движения "Талибан" и очень хочет, чтобы западная коалиция активнее избавлялась от его боевиков.

Для беспокойства у него есть все основания. Было бы явным преуменьшением назвать 1200-километровую границу между двумя странами проницаемой. Она очень слабо охраняется, с афганской стороны приграничные районы населяют этнические таджики (в Афганистане их даже больше, чем в Таджикистане), а многие участки таджикской территории давно уже неподконтрольны центральному правительству.

И несмотря на это, Афганистан каким-то необъяснимым образом усиливает невосприимчивость Рахмона к давлению Запада. Географическую близость к опасному и хрупкому государству, находящемуся в состоянии войны с исламскими экстремистами, он использует для подкрепления своей скрытой аргументации в пользу того, что только ему одному дозволительно определять темпы осуществления перемен у себя дома. Он также играет на страхах по поводу безопасности, выпячивая тяготы и лишения гражданской войны в Таджикистане, которая длилась с 1992 по 1997 год. Этим способом он пытается убрать с политической сцены голоса оппозиции, лишая, таким образом, свой собственный народ и отчаявшиеся страны-доноры надежды на достойную альтернативу.

Соединенные Штаты Америки, конечно же, хотят сделать Таджикистан элементом своего нового маршрута снабжения на пути в Афганистан. Они уже ведут разговоры о переброске грузов через эту страну железнодорожным и автомобильным транспортом. Рахмон наверняка был бы счастлив оказать в этом содействие - лишние деньги ему явно не помешают, не говоря уже о внимании со стороны Запада. Но на этом пути существует ряд препятствий. Он явно хочет согласовать данный вопрос с русскими, которые со все большим раздражением относятся к чужакам, действующим в их традиционной сфере влияния. Это подтвердила их недавняя сделка с Киргизией, а также угроза Бишкека закрыть авиационную базу США "Манас". Такой шаг Рахмона также может усилить негативное внимание к нему со стороны радикальных исламистских движений. Есть и другой вопрос: с каким объемом перевозок способна справиться его ненадежная инфраструктура?

Западу следует задуматься над следующим: насколько полезным для решения его приоритетных задач в сфере безопасности может оказаться это ослабленное и продажное государство. Главные предпосылки для создания настоящего оплота в борьбе с распространением нестабильности со стороны Афганистана - экономические и политические реформы, а также жизнеспособная система государственного управления - не возникнут здесь еще много лет.

Нынешний год, а также следующие годы выглядят для Таджикистана мрачно. Как минимум, его правительство столкнется с серьезными экономическими проблемами, а страшно бедному населению этой страны грозят еще большие лишения. В худшем случае государству будут угрожать волнения в обществе. Нет практически никаких подтверждений того, что администрация Рахмона в состоянии решить данную проблему.

Некоторые высокопоставленные дипломаты, работающие в этом регионе, понимают масштабы угроз. "Несколько лет назад, - сказал один посол, - некоторые люди в дипломатическом сообществе говорили: "Дайте стране и ее лидеру презумпцию невиновности"". Но прошлой зимой все изменилось, когда государство полностью бездействовало в условиях масштабного голода и массовых отключений электроэнергии. Это наглядно показало, чего стоит обанкротившийся режим. После этого, говорит посол, многие западные дипломаты пришли к выводу, что они стали "соучастниками" преступления, поддерживая правящий режим.

Однако такую точку зрения разделяют далеко не все. Конечно, делу не поможет общее отсутствие интереса к Таджикистану со стороны стран Запада. Но даже если такой интерес и появится, любые скоординированные действия против коррупции, которая ослабляет государство, наверняка натолкнутся на проблемы приоритетов. Французское правительство разместило в аэропорту Душанбе подразделения обеспечения своего воинского контингента в Афганистане. Германия проводит так называемую "политику реализма" во всей Центральной Азии, поддерживая тесные отношения с тамошними государствами и избегая критики в их адрес.

Страны-доноры должны признать, что дальнейшее финансирование режима, который изъеден коррупцией, это не способ для урегулирования кризиса. Необходимо перенастроить потоки помощи, чтобы она не попадала в руки коррупционеров, насколько это возможно. Любую помощь этому государству необходимо направлять небольшими частями, легко поддающимися проверке. При этом на каждом шагу должны быть выставлены жесткие условия. Если власти не выполняют промежуточные условия, на это следует незамедлительно отвечать санкциями.

Получить развалившееся государство по соседству с Афганистаном - в этом не заинтересован никто, кроме талибов. Остальные соседи Таджикистана - Киргизия и Узбекистан - также являются довольно хрупкими государствами. У них мало важных структурных ресурсов, и они совершенно не защищены от взрывных волн крупных беспорядков и дезорганизации общества, могущих возникнуть по соседству.
Пол Куинн-Джадж (Paul Quinn-Judge)
25 февраля 2009
"Business Week", США
inosmi.ru



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан