СМИ & НПО

Уголовный кодекс как...
А.Саркорова - инструмент цензуры в Таджикистане
30.11.11

Верховный суд Таджикистана отложил рассмотрение кассационной жалобы корреспондента Всемирной службы Би-би-си Урунбоя Усмонова и его защиты, которое должно было состояться во вторник.

Наблюдатели полагают, что заседание судебной коллегии было отложено в связи с проведением в Душанбе региональной конференции ОБСЕ, посвященной вопросам свободы СМИ.

Справедливость обвинительного вердикта в отношение репортера Би-би-си и участившиеся судебные процессы против журналистов в Таджикистане стали основными темами обсуждения на встрече председателя Верховного Суда страны Нусратулло Абдуллаева и представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуньи Миятович.

14 октября таджикский суд признал Усмонова виновным в связях с запрещенной в стране исламистской организацией "Хизб ут-Тахрир", приговорил его к трем годам заключения и амнистировал.

Британское правительство приветствовало тот факт, что корреспондент Всемирной службы Би-би-си остался на свободе, вместе с тем британские власти призвали Таджикистан соблюдать международные нормы, подчеркнув, что журналисты должны выполнять свою работу, не опасаясь судебных преследований или тюрьмы.

Уголовный кодекс вместо цензуры?
Уголовное и судебное преследование представителей СМИ в Таджикистане последние годы участились, отмечают эксперты. Причем все чаще с исками против журналистов обращаются государственные чиновники.

По мнению представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуньи Миятович, в странах Центральной Азии нередко принимаются законы, которые не только не облегчают работу журналистов, но и, напротив, ограничивают и усложняют введение профессиональной деятельности.

"Во многих странах приняты хорошие законы, которые на деле слабо работают. Необходимо провести реформу законодательства. В первую очередь, убрать из уголовного кодекса статьи о клевете и оскорбление. Представители социальных СМИ – пользователи блогов, сетей сегодня тоже преследуются, на них оказывается давление из-за критики властей", - отметила Миятович.

Представителей СМИ нередко обвиняют в клевете, оскорблении и пособничестве террористам. Статья о клевете и оскорблении, которая, согласно УК Таджикистана, предполагает штрафные санкции и тюремное заключение сроком от двух до пяти лет, действует во всех странах Центральной Азии за исключением Киргизии. Эта страна первой провела ряд реформ в законодательстве и отменила уголовное преследование за клевету.

"Случаи судебного преследования способствуют повышению самоцензуры. Несмотря на законодательные гарантии свободы журналистов есть факторы, которые ограничивают нашу свободу. К сожалению, многие чиновники самого разного ранга не могут воспринимать спокойно критику в свой адрес. Они воспринимают ее как оскорбление", - подчеркивает Нуриддин Каршибаев, председатель национальной ассоциации независимых СМИ Таджикистана (НАНСМИТ).

Круговая порука
Все основные таджикские теле- и радиоканалы, кроме чисто развлекательных, принадлежат либо государству, либо близким к нему структурам. У большинства из этих станций, по утверждению специалистов, существуют "черные списки" лиц и тем, которым эфир не будет предоставлен никогда. Нередко за критические материалы без каких-либо объяснений отключаются частные и независимые медиаорганизации и интернет-ресурсы.

"Я не чувствую себя свободным в выборе тем. Как руководитель, отвечающий за своих коллег и за судьбу газеты, я отказываюсь освещать запретный круг вопросов. К ним относятся проблемы коррупции; темы, связанные с первыми лицами, их семьями, окружением; а также конкретные случаи коррупции среди высокопоставленных чиновников, даже при наличии доказательной базы и надежных источников", - говорит Марат Мамадшоев – редактор таджикской газеты Asia Plus.

"В последние годы трудно стало находить источники, поскольку система закрыта, и она становится клановой. Например, чиновник работает в МВД, его сын - в прокуратуре, а брат - в антикоррупционном агентстве. Клановые связи укрепляются, и трудно найти доступ к проверенной информации", - добавляет Мамадшоев.

Наблюдатели отмечают озабоченность государства по поводу интернет-ресурсов, которые, по словам журналистов, становятся единственной отдушиной.

Однако власти пытаются взять под контроль интернет, в особенности социальные сети и блоги. Власти центральноазиатских стран заявляют о возможности использования интернета организациями террористической и экстремистской направленности и обдумывают способы контроля за сетью и ее пользователями.

В то же время наблюдатели считают, что это не что иное, как попытки введения цензуры и борьба с оппозицией.

"Интернет-ресурсы уже не зона свободного самовыражения. Владелец сайта вынужден отвечать за все - от размещенной информации до комментариев на статьи. Появляется масса провокационных комментариев, и я не исключаю, что за всем этим могут стоять властные структуры, - говорит президент Международного фонда защиты свободы слова "Адыл Соз" Тамара Калеева.

"Ощущается системная травля. Становится все меньше оппозиционных изданий", - добавляет она.

Интернет - вирус свободы
Повышенный интерес к новейшим интернет-технологиям власти в Центральной Азии проявили сразу после начала революционных выступлений в арабских странах.

Интернет стал не только самым быстрым способом обмена информацией между государствами, отдаленными друг от друга на тысячи километров, но и самым эффективным средством коммуникации внутри стран, охваченных беспорядками. Такая эффективность общения и практически полная неподконтрольность вызывает озабоченность властей, считают наблюдатели.

С этим связывают предпринятые сразу в нескольких постсоветских странах попытки ограничить доступ к интернет-ресурсам и принять законы, которые позволили бы ввести цензуру и контроль за сайтами, а также за пользователями интернета.

Кроме того, власти сегодня пытаются заставить журналистов раскрывать свои источники, говорит Нуриддин Каршибаев. При этом не учитывается специфика журналистской работы.

"Если СМИ не хочет называть источник своей информации, чиновник воспользуется статье о клевете, а дальше все решается через судебную систему, в прозрачности и независимости которой многие сомневаются. Предположим, репортер раскрыл источник, кто будет [после этого] с нами работать?" - поясняет эксперт.

В Таджикистане, по подсчетам специалистов, доступ к сети имеют более 25% населения страны. В основном это госслужащие, студенты и сотрудники международных организаций.

Интернет-услуги сравнительно дороги, и позволить себе их могут лишь обеспеченные люди. Кроме того, проблемы с энергоснабжением в регионах лишают миллионы людей в сельской местности возможности пользоваться возможностями интернета.

Тем не менее, в ряде стран Центральной Азии, в том числе в Узбекистане, Таджикистане и Туркменистане, власти неоднократно предпринимали попытки ограничить доступ населения к интернету.

Блокировка определенных сайтов, которые, по мнению чиновников, разжигают национальную, расовую и религиозную вражду и являются антиправительственными, - достаточно распространенное явление.

Анора Саркорова
Русская служба Би-би-си, Душанбе



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан