Общество & Культура

Жизнь "на два дома"
Н.Зотова: Куда мигрируют таджикские женщины?
13.11.06

Женская трудовая миграция и вера в собственные силы

Вопросы, связанные с женской трудовой миграцией из стран Средней Азии, еще мало изучены. Этот феномен ставит перед исследователем целый ряд вопросов. Каким образом происходит слом гендерных стереотипов женщин Средней Азии? Что является толчком при принятии решения о работе на выезде? Каким образом происходит адаптация женщин в принимающей стране, какие ресурсы они могут мобилизовать для решения собственных проблем в России? Каким образом складывается их жизнь "на два дома", и многие другие.

В традиционной системе распределения ролей в среднеазиатской семье мужчина обеспечивает семью, зарабатывая деньги. Женщина выполняет репродуктивные функции, начиная от рождения и воспитания детей и заканчивая ведением домашнего хозяйства, поддержанием жизнеобеспечения семьи. Подобное распределение ролей было жестко закреплено на протяжении многих столетий, в том числе, нормами ислама.

* Соколова Л.П. Таджикистан: демографическая ситуация и миграция населения // Современные этнополитические процессы и миграционная ситуация в Центральной Азии. М., 1998. С.208

После установления советской власти в регионе и проведения социальных, экономических, политических реформ наметились отдельные черты ухода от традиционной патриархальной семьи – часть женщин продолжала образование после окончания школы и затем работала. Так, например, в 1995 г. в Таджикистане доля женщин в общей численности рабочих и служащих составляла 38,5%, причем такой удельный вес оставался практически неизменным с 1970 г.*

* Брусина О.И. Социальные традиции в жизни новых независимых государств Центральной Азии как фактор выталкивания русскоязычного населения // Современные этнополитические процессы и миграционная ситуация в Центральной Азии. М., 1998. С.46-47

Тем не менее, как отмечает О.И.Брусина, среднеазиатское общество сопротивлялось модернизации; в советский период отчетливо проявилась устойчивость и живучесть, особенно на бытовом уровне, традиционного образа жизни – иерархичных социальных связей, правовых отношений, основанных на нормах обычного права и шариата. И в настоящее время большинство населения Средней Азии – это преимущественно сельские жители, воспроизводящие традиционный, во многом архаичный, патриархальный уклад в быту.*

* Castles S., Miller J. The Age of Migration. International Population Movements in the Modern World. 3rd edition. L.-NY, 2003

Таким образом, наблюдаемое явление, когда женщина становится "добытчиком" в семье, берет на себя груз ответственности за обеспечение достойного уровня существования ее членов, заслуживает отдельного анализа. В целом, хотя выезд женщин из Таджикистана на заработки в другую страну является крайне непривычным для среднеазиатского общества, он укладывается в основные закономерности развития миграционных процессов в мире на рубеже XX–XIX веков. Специалисты отмечают, что феминизация миграционных потоков с 1990-х гг. является характерной чертой новейшего этапа развития международной трудовой миграции.*

В отдельных случаях женщины используют собственный значимый ресурсный потенциал (например, высшее образование и опыт работы на родине); в данной ситуации они пользуются поддержкой только ближайшего круга родственников (если они живут и работают в России), влияние мигрантских сетей сводится к минимуму.

В Москве и Подмосковье три интервью было взято у молодых девушек из Душанбе. Сами девушки и их семьи принадлежат к слою образованных людей Таджикистана, интеллигенции и элиты республики. Остановлюсь на их жизненных историях подробнее.

Таджичка из смешанной семьи

Семья Ольги, 19 лет, приехала в Москву в 1996 г., т.к. отец должен был защищать докторскую диссертацию. После защиты он попросил семью переехать к нему. В Душанбе остались родственники как со стороны матери (она русская), так и со стороны отца (он таджик). Сама девушка, родившись в смешанном браке, считает себя в большей степени таджичкой, хотя и отмечает, что плохо владеет таджикским языком. В Москве Ольгу как русскую не воспринимают. Более того, она сама не считает себя русской, в силу этого выделяясь по этнической самоидентификации. Дополнительным свидетельством тому можно считать ее круг общения. У девушки мало знакомых таджиков в Москве, большинство ее друзей – армяне; "не знаю, так уж складываются обстоятельства", - отмечает она.

За восемь лет проживания в Москве Ольга окончила школу и поступила в МГУ. Семья проживает в общежитии Университета, они имеют временную годовую регистрацию, которая оформляется через общежитие. Сейчас члены семьи планируют подавать документы на получение российского гражданства. Остро стоит жилищный вопрос, т.к. из года в год перспектива продления проживания в общежитии уменьшается. За время проживания в Москве глава семьи побывал на родине в Душанбе три раза, мать – один раз, дочь – ни разу. Все члены семьи работают, средний доход на каждого члена семьи составляет $300 в месяц. Одна треть общего бюджета расходуется на решение бытовых проблем, питание. Из насущных проблем девушка отметила отсутствие медицинской страховки.

Поиском работы Ольга занималась самостоятельно, она совмещает работу и учебу. В настоящий момент она работает редактором веб-сайта агентства по недвижимости. Поиск работы осуществлялся при помощи стандартных процедур для кандидатов на вакансии – размещении резюме по выбранным объявлениям, прохождении ряда собеседований и т.п. Существуют проблемы с легальным оформлением на работе. Как добавила девушка, из десяти случаев отказа в приеме на работу в трех случаях это происходит по причине этнической принадлежности.

Стратегия поведения данной семьи заключается в желании "закрепиться в Москве". Для этого, в первую очередь, необходимо решить вопрос получения российского гражданства. Поскольку в Москве у них нет родственников и близких людей, очевидно, что собственные проблемы члены семьи научились решать самостоятельно. Молодая девушка уже нашла неплохую работу, вносит собственный вклад в семейный бюджет. Таким образом, дальнейшие планы Ольги и ее семьи связаны с Россией, переходом из категории мигрантов в категорию граждан принимающей страны.

* А.Степанян. Социокультурные особенности армянской этнообщины Москвы (экскурс в прошлое и результаты полевого обследования 2003 г.) // Диаспоры. 2004. №1. С.47.

У них нет родственников и близких людей в Москве, поэтому члены семьи не могут использовать ресурсы разветвленных мигрантских сетей в России. А.А.Степанян в статье, посвященной армянской общине Москвы, пишет: "Интеграция этнических групп в инокультурное окружение зависит от целей и задач, которые ставят перед собой переселенцы, и, конечно же, решающим фактором тут становится отношение к ним принимающего государства. /…/ Поначалу переселенцы стараются держаться вместе, вырабатывают необходимые нормы совместного проживания". Он же приводит слова российского этнографа А.Дридзо о возникновении феномена "братства по кораблю", когда возникает своеобразная братская община людей, прибывших на одном корабле (эти слова можно понимать и в переносном смысле), которая в чужом краю нередко компенсировала им отсутствие родственных групп.*

По моему мнению, это положение верно для всех групп людей, не являющихся автохтонным населением конкретной территории. Помимо формирования общностей по этническому признаку, формируется также некая над-общность, своеобразное "братство по кораблю", объединяющее мигрантов в стране пребывания. Это хорошо видно из примера, приведенного выше, а также будет иллюстрироваться в дальнейшем.

Золотая молодежь

Семья другой девушки из Душанбе относится к деловой элите Таджикистана. Главной целью приезда Хабибы в Россию явилось то, что семья решила вложить свои сбережения в покупку квартиры в Москве. Девушка 22 лет приехала из Душанбе только в конце 2004 года. Она имеет высшее образование (Славянский университет) и опыт работы в Национальном банке Таджикистана, а также волонтером в разных международных организациях. Владеет несколькими языками – русским, узбекским, татарским, таджикским, английским. Она родилась в смешанной узбекско-татарской семье; родственники (родители и младший брат) остались на родине. Этническое самосознание девушки из смешанной семьи сложное. Она не ощущает себя узбечкой, и не хочет ей быть; стесняется говорить, что татарка. При этом всегда с гордостью говорит, что является душанбинкой.

Интересно отметить, как молодая девушка с хорошим опытом работы в Душанбе решила проблему трудоустройства в Москве. По приезде в Москву Хабиба сняла комнату у родственников в ближнем Подмосковье, а недавно переехала в г.Сергиев Посад, где она живет вместе с молодым человеком (он узбек). По приезде в Россию она окончила краткосрочные курсы менеджеров по недвижимости одного из московских агентств. По окончании курсов многие агентства по недвижимости предлагали выпускникам трудоустройство в своих компаниях. Работая в одном из агентств, она начала параллельный поиск места работы с фиксированным базовым окладом. Путем размещения резюме и собеседования с работодателями она успешно устроилась на работу в крупный известный банк.

Активная жизненная позиция девушки проявляется во всех аспектах жизни в Москве. Необходимо отметить, что она оформила российское гражданство и заграничный паспорт еще на родине. В Москве она подала документы на получение российского паспорта нового образца, и он уже выдан. Тем не менее, ее периодически останавливает милиция, как и других выходцев из Средней Азии, выделяющихся своей внешностью. Однако, умение отстаивать свои интересы помогает и в неприятных столкновениях с милицией. Например, когда она сдавала документы на получение нового российского паспорта, у нее отобрали таджикский паспорт. Девушка позвонила в офис Международной организации по миграции в Душанбе, где ее снабдили телефонами всех необходимых организаций в Москве. Несколько звонков – и проблема была решена, паспорт вернули. Ответ на мой вопрос "Кто может помочь в решении проблем – земляки, члены таджикских общин, правозащитники, негосударственные организации (фонды), посольство Таджикистана?" она сформулировала так: "Могут помочь – все – самое главное – просить, просить, просить, а точнее долбить – по темечку – пока не пробьешь свое - положенное". В этих словах заключена стратегия молодой девушки – нацеленность на успех, способность достичь многого собственными силами.

Жизнь в Подмосковье

Можно привести еще одну историю успешной адаптации молодой мигрантки и ее семьи в России. Дильбар 33 года, она родом из Душанбе, узбечка. Первый раз попала в Россию в 1996 г., но вскоре уехала обратно. На родине она вышла замуж за таджика, родила первого ребенка. Когда ребенок немного подрос, они с мужем приняли решение о выезде в Россию (1999 г.). Сама Дильбар говорит: "У нас необычная семья, современная; все решения мы принимаем вместе. Семья поселилась в Московской области, т.к. там у Дильбар имелись родственники. Отец девушки (узбек), который разошелся с ее матерью, давно проживал в городе. Кроме того, там же жил и дядя, который работает в структурах МВД.

В Душанбе Дильбар училась в русской школе, затем окончила кулинарный техникум. Работала экспедитором на хлебозаводе Душанбе. Интересно отметить, что это единственный известный мне случай, когда представитель мигрантов (как среди мужчин, так и среди женщин) работал по специальности и по приезде в Россию. Так, девушка работала поваром в ресторане восточной кухни в Подмосковье и еще нескольких подобных заведениях. Муж Дильбар первоначально работал в Москве, в иранской фирме, занимающейся поставкой и продажей сухофруктов, а также посольстве Ирана. Однако, ежедневная дорога в Москву и обратно на электричке отнимала очень много времени и сил. Кроме того, Дильбар боялась за мужа из-за многочисленных случаев нападения националистов и скинхедов на мигрантов в электричках. Поэтому ему пришлось искать работу рядом с домом. Вдвоем с братом жены, приехавшим в Россию позже сестры, они занимаются отделкой квартир.

Бытовые проблемы не стоят как-то особенно остро перед молодой семьей. Им есть, где жить (некие уехавшие за границу дальние родственники разрешили бесплатно проживать в квартире); глава семьи в сезон строительных работ (весна – осень) неплохо зарабатывает. Сама Дильбар сейчас не работает, поэтому откладывать деньги в настоящий момент не удается. Летом им первый раз за все время проживания в России не удалось съездить на родину из-за материальных затруднений.

Старший сын окончил второй класс школы, младший находится дома с матерью. Дети прикреплены к местной поликлинике, их принимают за плату. Граждан СНГ обязаны принимать в российские больницы в острых случаях, поэтому, когда старший сын лежал со сложным переломом руки в больнице (это не считалось острым случаем), и за это пришлось платить. Дети в этом смешанном браке считаются таджиками по отцу, и сама Дильбар думает так же. В семье родители говорят между собой по-русски, мать говорит с детьми по-русски, отец использует два языка – русский и таджикский.

В целом, можно сказать, что жизнь этих мигрантов это нормальная жизнь молодой семьи. Какие стоят перед ними проблемы? Пожалуй, одна из проблем – отношение общества и отдельных людей к мигрантам, проявления ксенофобии в России. Эта семья – люди с позитивным отношением к действительности. По наблюдениям моей собеседницы, "наверное, процентов 90 людей – нормальные, 10% - плохие, так же везде". В основном, отношение к ним в России спокойное, доброжелательное. У старшего сына нет проблем, связанных с проявлениями ксенофобии в школе, много друзей из класса. Безусловно, в разговоре всплывают и обиды – на ужасное отношение к мигрантам в ОВИРах, где необходимо оформлять временную регистрацию, неприязнь со стороны отдельных людей – соседей, врачей. Интересно отметить, как общество в отдельных случаях выступает как здоровая самоорганизующаяся система – распоясавшуюся соседку, постоянно высказывающуюся на тему: "Понаехали тут, и наши места заняли, и хлеб наш едят", начинают урезонивать сами местные жители: "Что тебе плохого сделали? Твой, что ли, хлеб едят? Они работают, живут самостоятельно, и т.п.".

Какова стратегия данной семьи? Хотят ли они вернуться на родину? По всей видимости, нет. Они живут в России достаточно давно, адаптировались, привыкли к жизни здесь. Дильбар говорит: "Конечно, тоскуем по дому. Стараюсь ездить домой с детьми каждое лето, по возможности. Но муж говорит, родина там, где живешь. Планы? – Надо выкупать квартиру, оформлять гражданство. Если бы дома все хорошо было… Кроме того, хочу, чтобы дети здесь хорошее образование получили". Таким образом, они нацелены на интеграцию в российское общество.

Факторы успеха

Какие выводы можно сделать после рассказа о трех девушках? Основными ресурсами успешной адаптации в России являются: хорошее образование и наличие опыта работы на родине, гибкость и умение приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам, не в последнюю очередь обусловленные молодостью мигранток. Кроме того, важным фактором, связанным с полученным образованием и воспитанием, является исключенность из традиционалистского общества, отсутствие приверженности патриархальным устоям, эмансипированность девушек. Наличие таких значимых ресурсов позволяет рассчитывать на собственные силы, в минимальной степени задействуя ресурс земляческой и родственной поддержки.

Стратификация общества Таджикистана, которая является одним из факторов, выталкивающим людей в трудовую миграцию, проявляется очень ярко при изучении гендерного аспекта проблемы. На одном полюсе миграции находятся преимущественно молодые люди (девушки), имеющие некоторый "исходный задел", зачастую из обеспеченных семей, представители "золотой молодежи" Таджикистана, которые получили высшее или неоконченное высшее образование на родине. Многие учатся в ВУЗах России, и параллельно работают. Это люди с активной жизненной позицией, очень мобильные, отдающие полный отчет в том, что они обладают значительными возможностями для самореализации и трудоустройства. В сущности, их карьера, заработок, жизненная стратегия – в собственных руках.

На другом полюсе находятся большинство женщин – трудовых мигрантов. При изучении имеющихся возможностей для трудоустройства традиционализм таджикистанского общества проявляется очень ярко. В "иерархии должностей" на рынках женщинам, действующим самостоятельно, не членам семей мужчин, вписанных в структуру рынков, закрыт путь на более высокие ступени, они не могут стать чем-то большим, чем продавщицы (скажем, владелицами нескольких торговых точек или снабженцами, которые закупают на оптовых базах фрукты и овощи для продажи на торговых точках).

* С.К.Олимова. Внешняя миграция таджиков: традиции и современность // Перспективы миграции коренных народов Центральной Азии в Россию. Новосибирск, 2003. С.127.

Каковы дальнейшие перспективы явления трудовой миграции женщин из Таджикистана? Можно полагать, что масштабы женской трудовой миграции будут увеличиваться. С.Олимова, анализируя основные черты ситуации на рынке труда в Таджикистане, в частности, отмечает: "Сокращается занятость в социальной сфере, что, с одной стороны, способствует снижению общего уровня занятости трудовых ресурсов в общественном секторе, особенно женского трудоспособного населения и обуславливает рост безработицы. С другой стороны, не осуществляется заявленная социальная направленность реформ, уменьшается доступ к системе социальной помощи, ухудшается социальное положение трудящихся, резко ослабла социальная защита населения".*

Таким образом, при изучении трудовой миграции женщин из Таджикистана мы можем наблюдать проявление теоретического положения об изменении социокультурных норм на практике. По причине развития миграционных сетей все большее количество женщин вовлекается в миграцию. Если сейчас мы видим, в основном, женщин, вынужденных зарабатывать самостоятельно в силу личных и семейных причин, то можно прогнозировать дальнейшее развитие явления, когда женщины начинают выезжать в миграцию под воздействием примера знакомых и родственников. Действительно, происходит изменение традиционного распределения гендерных ролей, издавна установившихся на протяжении многих столетий, когда мужчина занимался отходничеством, заработком на выезде, а женщина управляла хозяйством дома. В настоящее время все большее количество молодых женщин признается в том, что у них современные взгляды, и они не видят никаких преград к тому, чтобы выехать на заработки вместе с мужем, а иногда и всей семьей, с детьми. Хотя в численном измерении поток женской трудовой миграции из Таджикистана еще не очень велик, то в качественном измерении он очень значим, поскольку демонстрирует значительные сдвиги в системе традиционного общественного устройства республики.

Об авторе: Зотова Наталья Александровна – шеф-редактор ИА "Фергана.Ру", кандидат исторических наук, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН. Живет в Москве.
Источник - Информационное агентство "Фергана.ру",



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан