Общество & Культура

Религия в Таджикистане
И.Ротарь: Политика в отношении ношения хиджаба
03.10.07

В течение всех трех лет обучения в институте на Давлатмо Исмаилову, набожную мусульманку, оказывалось давление с целью заставить ее снимать на занятиях традиционный головной платок – хиджаб. Она сопротивлялась до тех пор, пока министерство образования Таджикистана не разослало по всем школам и высшим учебным заведениям распоряжение, запрещающее женщинам ношение платков во время занятий.

Давлатмо Исмаилова – студентка третьего курса института иностранных языков столицы Душанбе – говорит, что майское распоряжение министерство нарушает ее конституционное право на исповедование религии и является оскорблением исламских устоев. Она обещает не прекращать борьбы с новым правилом, и после отклонения ее иска судами нижней инстанции дойти вплоть до верховного суда.

Исламские лидеры говорят, что этот запрет стал еще одним нарушением свободы религии в Таджикистане, где проводящее активную светскую политику правительство президента Эмомали Рахмона наложило ограничения на отправление религиозных верований и ведет наступление на исламскую политическую деятельность. По словам исламских лидеров, у двадцатилетней девушки Давлатмо Исмаиловой мало шансов преуспеть в ее борьбе в данных политических условиях.

"К сожалению, шансы этой решительной девушки на успех очень малы, – говорит директор аналитического центра оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана Хикматулло Сайфуллозода. Ведь чиновники от министерства образования не стали бы ничего предпринимать без согласия на то руководства страны, подчеркивает он.

Конституция этой бывшей советской республики гарантирует свободу вероисповедания, но на практике никакой свободы нет, а контроль государства над верующими усиливается. В 2005 году министерство образования ввело единую форму одежды для учащихся с целью пресечь ношение религиозных атрибутов, а в мае сделало следующий шаг, запретив ношение хиджаба, закрывающего волосы и шею девушек. Правительство собирается ввести новые ограничения на исповедование ислама в стране, где 97 процентов населения являются мусульманами.

Сайфуллозода говорит, что не располагает точными данными о количестве женщин в школах и вузах, которых постигла судьба Исмаиловой. По его словам, те, кто не подчиняются запрету, просто бросают школу.

Как рассказала Исмаилова русскоязычному информационному агентству Ferghana.ru, еще 15 девушек в ее институте прекратили носить головные уборы после того, как к ним обратились с соответствующим предупреждением их преподаватели.

"Я выбираю хиджаб"

"К сожалению, большинство девушек склонились перед давлением этой целой кампании и больше не носят хиджаб на улице, – отметила она в своем интервью ИА Ferghana.ru. – Я знаю, они боятся быть отчисленными…Что до меня, я не собираюсь выполнять распоряжения, унижающие меня и ущемляющие мои права. Если они ставят вопрос таким образом: институт или хиджаб, я выбираю хиджаб".

Хиджаб является одним из самых ярких символов исламской традиции, вызывающим полемику в Таджикистане и других странах, где религиозные лидеры и светские правительства пытаются найти компромисс. Головной платок супруги министра иностранных дел Турции Абдуллы Гюля чуть не спровоцировал политический кризис в этой светской стране, когда в апреле кандидатуру Гюля выдвинули на пост президента.

"Проблема с хиджабом стоит довольно остро и в остальных центральноазиатских странах", – говорит правозащитник Сурат Икрамов из Узбекистана, где действует запрет на ношение религиозных одеяний в общественных местах.

Как говорит Гульнара Нуриева, активистка правозащитной организации из Кыргызстана, где некоторые местные администрации запрещают ношение в школах хиджаба, это особенно болезненный вопрос для набожных девушек. "Для мусульманской женщины снять платок – такое же унижение, как оказаться голой перед мужчинами", – говорит Нуриева.

Запрет таджикского правительства на ношение хиджаба является частью проводимой политики, призванной ограничить влияние ислама в правительстве, обществе и сфере образования.

В своем недавнем обзоре состояния религиозных свобод Государственный департамент США отмечал, что госкомитет по делам религии Таджикистана закрыл незарегистрированные мечети и молельные комнаты, но не вмешивается в дела зарегистрированных молельных домов. В отчете говорится, что эти и другие действия таджикского правительства "отражают опасения в связи с исламским экстремизмом, которые разделяют большинство населения страны. Правительство осуществляет надзор за деятельностью религиозных институтов, не давая играть им откровенно политической роли".

Однако правозащитная организация "Международная амнистия" (Amnesty International) отмечает и более неприятные последствия, которые несет с собой проводимая политика для мусульман. В прошлом году к тюремному заключению были приговорены девять женщин за свою принадлежность к запрещенной партии "Хизб-ут-Тахрир", а также за распространение литературы, призывающей к установлению исламского государства. Правительство также стремится ужесточить контроль за теми, кто осуществляет паломничество в Мекку.

"Совершенно очевидно, что правительство внезапно крайне ужесточило свою политику в отношении мусульман", – считает председатель Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири. По словам Кабири, этим летом власти разрушили в Душанбе две мечети только потому, что у них отсутствовала государственная регистрация. Кроме того, в июле городские власти выпустили постановление, запрещающее молиться вне стен мечетей и транслировать молитвы с помощью громкоговорителя.

Руководитель аналитического центра партии Сайфуллозода объясняет такую готовность исполнять постановления – иногда еще до их вступления в законную силу – чрезмерным усердием чиновников. "У нас, таджиков, есть такая пословица о не в меру старательных чиновниках: "Если начальник просит чиновника принести шляпу, то тот принесет ее вместе с головой".

Возможно, эти шаги являются и частью стратегии Рахмона по укреплению собственной власти. Президент вступил в должность в 1994 году и в прошлом году был переизбран почти 80 процентами голосов на выборах, которые международные наблюдатели подвергли критике за отсутствие политического плюрализма.

По словам директора центральноазиатского бюро "Международной кризисной группы" (International Crisis Group) Майкла Холла (Michael Hall), контроль за отправлением религиозных верований – это "лишь один из аспектов современной реальности в Таджикистане".

Несмотря на все трудности, Исмаилова говорит, что не собирается сдаваться. "Я намерена бороться за свои права до конца", – твердо заявляет она.

Игорь Ротарь является журналистом, проживающим в г. Ош в Кыргызстане.
Данная статья является совместной публикацией Eurasianet с сайтом TOL.



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан