Общество & Культура

Солдаты наркомафии
"Литер": Наркокурьеров в Таджикистане вербуют как в армию – по всеобщей повинности
27.03.08

Об этом рассказал осужденный У., отбывающий наказание в одной из колоний общего режима республики, гражданин Таджикистана. Он был задержан казахстанскими полицейскими за перевозку 1 килограмма 700 граммов героина на станции Петропавловск. По его словам, всеобщая наркоповинность касается, прежде всего, беднейших слоев населения его страны. А таких в Таджикистане, по информации ООН, почти 90 процентов. "Тебе просто делают предложение, от которого ты не можешь отказаться: хорошие деньги, обеспечивающие семью года на два, или бо-о-ольшие неприятности", - говорит У. По просьбе нашего собеседника, мы решили не называть его имени, поскольку его ожидает скорое освобождение и возвращение на родину, где ему предстоит вновь столкнуться с суровой реальностью нынешнего Таджикистана. Он не сразу, но согласился ответить на наши вопросы

– Когда первый раз согласился перевезти наркотики?

– Это было в 2007 году. Я зарабатывал на жизнь на базаре. Приходит КамАЗ с луком или дынями, арбузами, мы разгружаем ее, человек 5–6, и нам дают по 20 рублей каждому. Этих денег хватало семье прожить неделю, у нас цены дешевле, чем у вас. В общем, хватало. Но однажды летом ко мне домой пришли люди и сказали: ты поедешь в Свердловск, отвезешь сумку. Это были афганцы.

– А зачем вы согласились?

– А меня и не спрашивали. Сказали: ты поедешь – и все. У меня дочка, 16 лет… жена, двое сыновей, в 3-м и 7-м классе учатся. Скажешь нет – плохо будет всем им.

– Откуда вы взяли, что это афганцы? Вы их знаете?

– У них язык немного другой. Они одеты красиво, на фирменной машине. Один раз домой приезжали, а потом на базаре два раза встречался с ними. Но кто они – не знаю.

– Вы знаете, как они к вам попадают? Почему запросто по городу ездят?

– Через перевал попадают. Сейчас перевал открыт. Лук везут из Душанбе, овощи, фрукты. А почему по городу ездят запросто – не знаю. У нас там много опасных людей. Я рассказал в суде об этом, не знаю, поверили мне или нет. Я предложил посмотреть мой паспорт, он был выдан 24 июня 2007 года, в воскресенье. Эти люди, они все могут, они прямо в воскресенье мне выписали паспорт, дали 250 долларов на дорогу, сумку с тапочками и на поезд посадили. Сказали: вези, в Свердловске выйдешь, тебя там встретят, отдашь им сумку. А 28 июня в Петропавловске на вокзале меня задержали.

– А как вы раньше без паспорта жили?

– У меня был красный паспорт, советский. А новый дорого стоит – 2 или 2,5 тысячи рублей. На эти деньги можно 10 мешков муки купить.

– Вы столько зарабатывали в месяц, когда работали грузчиком?

– Нет, я тысячу рублей зарабатывал, если российскими.

– Выходит, вам выгодно было согласиться на предложение наркоторговцев, ведь вам предложили за работу намного больше – тысячу долларов?

– Деньги роли не играют. Могут дать деньги. Могут не дать. Там есть люди, которые скажут – ты пойдешь, и ты пойдешь. Тебе разницы нет, у тебя выбора нет.

– Вы отбываете срок в Казахстане, хотя имеете право написать, что хотите сидеть у себя на родине. Почему?

– Мне сказали об этом, и я написал заявление. Потом из спецчасти приходили и спрашивали, писал ли я такое заявление, Я ответил, что писал. Тогда мне сказали, что нужны какие-то справки, много документов разных. Я так и не понял, каких. А когда спросил, отправят меня домой или нет, мне ответили – нет.

– А вы знаете, какой срок за перевозку наркотиков вам дали бы в Таджикистане?

– Нет, не знаю.

– Но те люди, кто вас отправлял, говорили вам, что за это бывает в Казахстане?

– Про тюрьму. Нет, ничего не говорили.

– Говорят, что ваши соплеменники охотно садятся в казахстанские тюрьмы, потому что в нашей республике за наркотики дают маленькие сроки, а в тюрьмах хорошо кормят. Так что риск небольшой, зато семья будет жить в достатке, пока наркокурьеры отсиживают свой срок.

– Какой достаток?! Это мучение. Дети мои мучаются, мама плачет. Здесь вместе со мной сидел земляк, он уже освободился. Он мне помог два раза позвонить домой. Так жена говорит, что им плохо очень без меня, я один был кормилец. Вообще с голоду бы умерли, если бы моя мать и ее мать не помогали.

– А сколько лет вашей матери?

– Восемьдесят два.

– Как же она может помочь?

– У них пенсия есть.

– Знаете ли вы других людей, которые тоже занимались перевозкой наркотиков? Что их заставило заняться этим делом?

– Я таких людей не знаю. Я вообще не знал, что могут так вот прийти и сказать: ты поедешь в Россию. Это страшно.

– Вы вообще знали, что везете?

– Догадался. Тысячу долларов не дадут просто так за тапочки.

– После освобождения вы снова согласитесь перевезти наркотики или займетесь чем-то другим?

– Я скажу: лучше убейте сразу, чем такие мучения.

– А что вы вообще знаете про наркоманию, у вас наркоманы есть в городе?

– Я лично не встречал. Анашу курят многие, а вот героин не встречал. И больниц таких у нас нет.

– А много афганцев у вас в городе?

– Сейчас перевал открыт. Там спускаются все, кто хочет. Ходят спокойно и на машинах ездят.
С каждым годом гонцов смерти из братской республики становится все больше, растут и партии белого порошка, который они перевозят через Казахстан. Наркокурьерами, как правило, становятся люди не из криминалитета. Везут обычные люди, и они должны понимать, что получат адекватное наказание. Однако многие даже не представляют, что их ждет.

Зауре ЖУМАЛИЕВА, Петропавловск
Liter.KZ



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан