Общество & Культура

Последний выход
А.Саркорова: Таджикские женщины ищут спасения в огне
05.06.12

Последний выход: таджикские женщины ищут спасения в огне
На отчаянный шаг женщин нередко толкают побои и издевательства в семье

В Таджикистане ежегодно сотни женщин пытаются свести счеты с жизнью. Основная причина самоубийств – семейные конфликты и домашнее насилие.

Женщин, решивших совершить самоубийство, не останавливают ни страх перед смертью, ни религиозные запреты, ни опасения за будущее собственных детей. Способы самые разнообразные: они вешаются, топятся и совершают акты самосожжения.

Многие из спасенных самоубийц признаются, что суицид был лишь попыткой напугать домочадцев и изменить отношение мужа и его семьи.

Уровень женского суицида в Таджикистане вызывает обеспокоенность властей.

По данным МВД, в прошлом году 277 таджикских женщин попытались свести счеты с жизнью. За первые три месяца 2012 года таких насчитывается уже более шестидесяти.

В огне ссоры

Гульсифат Зарипова – 23-летняя пациентка Ожогового центра в Душанбе - вспоминает, как год назад облила себя соляркой и подожгла после очередной ссоры с мужем. В городскую клинику ее доставили с ожогами более чем 80% кожи.

"Семья мужа была состоятельной, а мои родители бедны. Женившись на мне, он постоянно попрекал меня этим, избивал за всякую провинность. Бил, когда не нравилась еда, которую я готовила, избивал, если свекрови не нравилась моя работа по дому. После очередных побоев я не выдержала, забежала в сарай, облилась соляркой, подожгла себя и выбежала на улицу, чтобы он увидел меня. А еще я хотела навсегда избавиться от своих страданий. Я настолько сильно устала от своей жизни, от постоянных упреков, страха и побоев, что не думала о боли физической", - вспоминает Гульсифат.

Врачи центра спасли от смерти не только Гульсифат, но и ребенка, которого она ждала в момент попытки самоубийства.

Сейчас Гульсифат проходит восстановительный курс, однако диагноз медиков неутешителен: молодая женщина навсегда останется инвалидом, неспособным обслуживать себя самостоятельно – руки и ноги девушки серьезно деформированы. Кроме того, Гульсифат необходимо пройти несколько этапов пластических операций – ее лицо обезображено, но у малообеспеченной семьи Гульсифат нет денег на дорогостоящее лечение у пластических хирургов.

"Мой отец не позволил дочерям закончить школу. Многие девочки в нашем районе не учатся. Две мои старшие сестры не замужем, и нашу семью в кишлаке часто попрекали этим, поэтому я боялась возвращаться к родителям и терпела побои и унижения в надежде, что отношение мужа ко мне все-таки изменится", - рассказывает Гульсифат.

Традиции выше закона

В сельских регионах Таджикистана нередко акты самосожжения становятся одним из способов решения семейных конфликтов.

Случай с Гульсифат - одна из тысяч похожих друг на друга историй из жизни таджикских женщин, которым запрещают учиться, работать, и насильно выдают замуж.

Возвращаться после развода в родительский дом с детьми, без средств к существованию и квартиры женщины не спешат. Устроиться на работу малообразованным, едва умеющим читать и считать молодым женщинам также достаточно сложно.

По этой причине они продолжают терпеть побои и унижения, в надежде на перемены.

Правозащитники считают определяющим фактором особенности восточного воспитания и религиозные ценности, которые строго распределяют роли мужчин и женщин в обществе.

"В кишлаках общественное мнение и традиции сильнее, чем все законы. К тому же и закон на местах представляют те же сельчане. Поэтому никто не будет обращаться за помощью к участковому милиционеру, который еще и сосед, а уж об услугах психологов и речи не идет. О них никто не слышал. Кроме того, правило "сор из избы не выносить" в восточном обществе работает повсеместно", - отмечает психолог Галина Мирзоева.

Сила страха

Ежегодно в ожоговый центр в Душанбе поступает 10-15 женщин-самоубийц. Но регистрируют их как жертв несчастного случая.

Семьи тщательно скрывают истинные причины суицида, боясь уголовной ответственности и общественного мнения.

Гульсифат Зарипова – практически единственная из пациенток центра, кто решился рассказать правду о своей семейной жизни. Благодаря признаниям девушки суд приговорил ее мужа к тюремному сроку за доведение до самоубийства.

"Большинство больных не признаются, что совершили акт суицида, но по характеру ожогов мы определяем их преднамеренность. Женщин привозят с сильнейшими ожогами. Они просто пытаются пугать, чтобы изменить отношение к себе. А потом всю жизнь жалеют о последствиях. Как правило, они остаются инвалидами, не могут обходиться без посторонней помощи, и их бросают мужья", - отмечает Шерали Сохибов, заведующий отделением ожогового центра Душанбе.

Согласно данным исследования, проведенного таджикскими правозащитниками и активистками женского движения, более половины таджикских женщин регулярно подвергаются насилию в семье.

Причем статистика остается неизменной на протяжении многих лет, несмотря на попытки властей решить проблему домашнего насилия.

Катастрофические цифры

Домашнее насилие становится причиной многочисленных случаев суицида и психологических травм.

"В прошлом году 277 женщин совершили попытку суицида. Это катастрофические цифры, особенно учитывая население страны и то, что это молодые женщины, трудоспособного возраста, многие из них имеют детей. Власти в регионах создают центры, которые постоянно ведут работу с женщинами, которым мы рассказываем о последствиях и о том, как можно решить свои проблемы", - подчеркивает Бибиизатой Мирзоева, представитель комитета по делам женщин.

И хотя существование этой проблемы в стране ни для кого не является секретом, публичное обсуждение темы домашнего насилия в обществе не принято, поскольку считается частным делом каждой семьи.
Нередко несостоявшиеся самоубийцы на всю жизнь остаются калеками

Проблема насилия в отношении женщин стоит остро не только в Таджикистане и Центральной Азии. Согласно исследованиям, в мире более миллиона женщин становятся жертвами мужчин.

Однако в Таджикистане нередко правоохранительные и судебные органы не спешат давать ход обращениям женщин. По мнению Аллы Куватовой – эксперта по гендерным вопросам, - в стране у многих гибкое понимание понятия насилия.

"Ко всему, что связано с женским вопросом, отношение несерьезное. На всех уровнях власти поддерживают борьбу с насилием, но когда дело доходит до конкретики, поддержки не чувствуется. Сотрудники милиции и судов не всегда дают ход заявлениям о насилии, нередко обвиняют саму женщину в семейных неурядицах" - говорит правозащитница Алла Куватова.

Активисты женского движения уверены, что ситуация может измениться, когда власти примут закон о домашнем насилии, обсуждение которого продолжается более 10 лет. Эксперты полагают, что принять закон властям сложно по экономическим причинам.

Пункты по приему женщин

Проект закона предполагает помощь жертвам насилия и уголовную ответственность для мужей-тиранов.

"Официальные данные по насилию не отражают реальной картины. В большинстве случаев люди пытаются все скрыть. Женщины боятся остаться без мужа. Они страшатся мнения людей. В кризисные центры страны обратились более 3000 женщин, которые испытывают психологическое, физическое и экономическое насилие, но в основном обращаются на условиях анонимности, что осложняет нашу работу", - говорит Татьяна Бозрикова, председатель коалиции общественных объединений "От равенства юридического к равенству фактическому".

Для работы с жертвами насилия фонд народонаселения ООН (ЮНФПА) открывает при медицинских учреждениях страны так называемые комнаты по приему женщин. Это пункты, куда жертва насилия может обратиться за медицинской помощью, к тому же она может там провести некоторое время.

Открывать полноценные приюты сложно из-за финансовых вопросов, признается Диана Исмаилова, программный специалист по гендеру фонда народонаселения ООН.

"Если женщина проведет несколько дней в клинике, то никаких вопросов со стороны мужа, его родственников и соседей не возникнет. Это безопасно с точки зрения нашей ментальности. Если она проведет время где-то в другом месте, то могут быть негативные последствия. Часто женщина убегает из дома прямо в тапочках. Она от любого стука в дверь подпрыгивает. Ей нужна в первую очередь психологическая помощь. Кроме того, здесь медики могут официально подтвердить наличие побоев, что важно для судебных процессов", - подчеркивает представитель ЮНФПА.

Власти надеются, что открытие таких пунктов поможет выявлять назревающую серьезную проблему на ранних стадиях.

Анора Саркорова
Русская служба Би-би-си, Душанбе



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан