Геополитика & Война

Вода в обмен на нефть
С.Притчин: Кыргызстан и Таджикистан - вечно виноватые
14.09.06

Вода в обмен на нефть

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил на недавней встрече со своим коллегой из Узбекистана Исламом Каримовым, что готов рассматривать вопрос о переброске вод сибирских рек в Центральную Азию (ЦА). Заявление казахстанского президента прозвучало после неформального саммита глав государств этого региона (также присутствовали президенты Киргизии и Таджикистана), где один из основных обсуждаемых вопросов касался проблемы справедливого и рационального использования ограниченных водных ресурсов ЦА. Возвращение к старой идее с переброской сибирских рек свидетельствует о том, что Нурсултан Абишевич не видит возможности справиться с дефицитом воды только за счет нормализации отношений с соседями и координации управления водным стоком.

Проблема Арала – проблема всей Центральной Азии

На повестке дня саммита стоял, в том числе, и вопрос восстановления Аральского моря. Уже несколько лет Казахстан самостоятельно осуществляет этот проект в акватории Северного Арала. Для его реализации была построена 13-километровая плотина Кок-Арал, которая отделила Южный Арал от Северного. В результате этого удалось увеличить площадь моря с 2414 до 3288 кв. км и приблизить береговую линию к городу Аральску. Процесс восстановления моря продолжается. В настоящее время идет расчистка русла реки Сырдарья и ремонт Шардаринской плотины для того, чтобы снизить потери воды, которая поступает в Аральское море.

Но дальнейшая работа по восстановлению моря требует усилий всех стран центрально-азиатского региона, потому что бассейн Арала моря неразрывно связан с бассейнами двух главных рек -Сырдарьи и Амударьи. В свою очередь, эти две реки берут начало соответственно в Кыргызстане и Таджикистане, а потом последовательно пересекают все страны региона.

Кыргызстан и Таджикистан - вечно виноватые

Сырдарья - первая по длине и вторая по водности река в Центральной Азии. Ее ежегодный расход в среднем течении (у ж.д. станции Тюмень-Арык) составляет 19 куб. км воды, однако ниже по течению водность уменьшается из-за расходов воды на природное испарение и орошение, и до устья река доносит всего 10 куб. км/год. Длина реки от истоков Нарына составляет 3019 км, а площадь бассейна 219 тыс. кв. км. Собственно Сырдарья образуется в результате слияния Нарына с Карадарьей. Питание реки преимущественно ледниковое и снеговое. Большая часть, а именно 75,2% стока Сырдарьи формируется на территории Кыргызской республики. Затем река пересекает Узбекистан и Таджикистан и впадает в Аральское море на территории Казахстана. Около 15,2% стока Сырдарьи формируется на территории Узбекистана, 6,9% в Казахстане и 2,7% в Таджикистане.

Амударья является крупнейшей рекой Центральной Азии. Ее длина от истоков Пянджа составляет 2540 км, а площадь бассейна 309 тыс. кв. км. После слияния Пянджа с Вахшем реку называют Амударьей. В среднем течении в Амударью впадают три крупных правых притока (Кафирниган, Сурхандарья и Шерабад) и один левый приток (Кундуз). Далее до Аральского моря она не получает ни одного притока. Поэтому, как и Сырдарья, Амударья в нижнем течении теряет много воды на транспирацию и орошение, а, кроме того, от неё ответвляется рукав Узбой, заполняемый водой в весенне-летнее время. По известиям античных и средневековых географов, Узбой доносил свои воды до Каспийского моря. Средний годовой расход Амударьи у г. Керки составляет 60 куб. км/год, а до устья доходит всего лишь 36 куб. км/год. Питание реки в основном составляют талые воды, поэтому максимальные расходы наблюдаются летом, а наименьшие - в январе-феврале. Такое внутригодовое распределение стока весьма благоприятно для использования вод реки на орошение. Основной сток Амударьи формируется на территории Таджикистана (около 74%). Затем река протекает вдоль границы Афганистана с Узбекистаном, пересекает Туркменистан и вновь возвращается в Узбекистан и впадает в Аральское море. Около 13,9% стока Амударьи формируется на территории Афганистана и Ирана и 8,5% на территории Узбекистана.

Эти сухие цифры наглядно показывают, что 90% ресурсов аральской воды расположены в Таджикистане и Кыргызстане. Там же находится большая часть специальных сооружений, которые построены для управления стоком (на Амударье и ее притоках это 35 водохранилищ емкостью 29.8 куб. км, на Сырдарье с притоками 13 водохранилищ общей емкостью 35 куб. км.).

Если не учитывать взаимосвязь стока в верхней части реки, в Киргизии и Таджикистане, и в ее среднем и нижнем русле - там, где реки орошают поля и впадают в Арал, то две республики имеют блестящие возможности для реализации множества проектов по строительству гидроэлектростанций. Ведь Таджикистан занимает второе, а Киргизия - третье место после Восточной Сибири в бывшем СССР по гидропотенциалу. Только в Таджикистане, согласно планам министерства энергетики, на реке Пяндж, основном притоке Амударьи, "экономически обосновано строительство 14-ти гидроэлектростанций мощностью от 300 до 4000 мегаватт с выработкой электроэнергии до 86,3 миллиардов киловатт-часов". Тем же проектом предусмотрено, что самая мощная Даштиджумская ГЭС мощностью 4000 мегаватт на реке Пяндж будет иметь емкость водохранилища 17,6 кубических километров. То есть только одна эта ГЭС будет иметь емкость половины всех водохранилищ на Амударье. На притоке Сырдарьи Нарыне также планируется строительство 22 ГЭС с выработкой электроэнергии 30 млрд. кВт-ч. Уже осуществляется ряд проектов по строительству Камбаратинских ГЭС.

Подобные планы соседей "сверху" всерьез тревожат Казахстан и Узбекистан. Ведь еще в советское время весь сток воды был поделен между республиками по потребностям. Часть воды - на гидроэнергетику, часть - на ирригацию, оставшаяся вода была предназначена для поддержания уровня Аральского моря. А при введении в строй новых объектов их нужно будет заполнять водой, а значит кто-то "внизу" недополучит воду. Но еще до начала строительства новых гидроэлектростанций квоты по распределению водных ресурсов нарушаются. В прошлом году Киргизия из-за сильных холодов в зимний период на 30% увеличила выработку электроэнергии, что повлекло за собой значительное увеличение стока воды. В результате на Шардаринском водохранилище (Казахстан) объем воды достиг критических 5 млрд. куб. м. Эта ситуация отражает сегодняшнюю действительность. Летом в Узбекистане и Казахстане не хватает воды для ирригации, заполнения Аральского моря, зато зимой на их территории регулярно случаются наводнения. Виноватыми, если судить по материалам узбекских и казахских СМИ, являются "эгоистичные" Таджикистан и Киргизия, использующие общее достояние – воду.

Но чиновники и журналисты с "нижних" стран ЦА лукавят, когда обвиняют в эгоизме Таджикистан и Киргизию. Во-первых, основное бремя по поддержанию большей части плотин и водохранилищ, расположенных в верхних руслах Сырдарьи и Амударьи, приходится на эти две республики. Кроме того, наличие водно-энергетического потенциала для Таджикистана и Кыргызстана является их естественным национальным экономическим ресурсом, и они просто используют его для своих потребностей.

Вода – пока не продукт

Основная проблема заключается в том, что Казахстан и Узбекистан не хотят признать воду продуктом и нести издержки вместе с Таджикистаном и Киргизией по поддержанию гидротехнической системы в верхних частях бассейна рек. Но зато рычагом давления регулярно становится углеводородное топливо, поставляемое, например, в Киргизию, которая лишена сколько-нибудь значимых запасов газа и нефти.

Выходом из этого 15-летнего тупика может стать только стопроцентная координация действий по водным вопросам и разделение ответственности между всеми игроками. Иными словами, если Казахстан и Узбекистан требуют от Киргизии снижения сброса воды в зимний период, то они могли бы помочь соседу с более дешевыми энергоресурсами, чтобы покрыть энергодефицит в республике. В течение полутора десятков лет с завидной регулярностью появляются новые проекты межгосударственных соглашений по проблемам использования воды, проводятся конференции, круглые столы, проходят саммиты, но ситуация не меняется к лучшему. Стороны не хотят понимать и учитывать позиции соседей.

Надежда на сибирскую воду

В подобной ситуации возвращение Назарбаева к теме разворота сибирских рек свидетельствует о том, что, даже если и удастся нормализовать взаимоотношения в водной сфере с соседями, у Казахстана вряд ли получится довести до конца восстановление Аральского моря и, что более важно для южной республики, обеспечить всех нуждающихся в воде. Другого выхода, кроме "импорта воды" - нет. Ведь ЦА как регион, удаленный от моря, не может решать водный вопрос, как европейцы, которые начинают транспортировать ледники для добычи пресной воды, или страны Персидского залива, которые строят дорогостоящие установки для опреснения морской воды. Вопрос остается за экономистами и экологами. Сколько потребуется инвестиций для переброски сибирских рек и как это повлияет на их сток и экологическую ситуацию? Опять же, многое, если не всё, зависит здесь от позиции России. Ясно только одно – вода становится мировым стратегическим ресурсом.

Станислав Притчин
При подготовке статьи использовались материалы Водно-экологического портала Центральной Азии

Источник - Агентство политических новостей - Казахстан



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан