Геополитика & Война

Подводный камень преткновения
Т.Сайтмаганбетов: Назревает межгосударственный конфликт
26.09.06

Подводный камень преткновения

Казалось бы, в свете последних событий, происходящих в регионе Центральной Азии, на поверхность всплыли все мыслимые факторы, способные повлиять на укрепление региональной безопасности и стабильности. Ан нет. Сегодняшняя ситуация, а конкретно то, что происходит с проблемами вододеления в Центральной Азии, наглядно демонстрирует: обнажился и явно обозначил себя еще один аспект, который может серьезно повлиять на дальнейшее экономическое, социальное и политическое становление стран центрально-азиатского региона. В друзьях так и не находится согласия — каждый тянет "водяное" одеяло на себя. Чреват же этот процесс известно чем. Тем самым нагнетается внутри- и внешнеполитическая обстановка, опять лезут на свет уже порядком, позабытые этнические разногласия, растет непонимание и взаимное неприятие руководства стран и т.д. Иными словами вода превращается в камень. В камень преткновения.

К сожалению, этого не понимают или делают вид, что не понимают те, кто, по сути, является водными монополистами в Центральной Азии, то есть Киргизия и Таджикистан. Мы же, казахи, наряду с жителями Узбекистана такими водными ресурсами не обладаем. Почему наряду с этими государствами не упоминается Туркменистан? Потому что, откровенно говоря, не видим смысла брать в расчет бог весть, что возомнившего о себе Ниязова, который решает любую проблему по-своему, без учета интересов ближайших соседей. Вот и столь значимый и всегда актуальный вопрос обеспечения водой региона Туркменбаши решает именно в этом ключе. Чего стоит его решение создать гигантские искусственные озера в Каракумах! Планы, действительно, у Сапармурата Ниязова грандиозные. Например, по замыслам центрально-азиатского газового магната одно из таких озер, которое будет носить название "Зеидское искусственное море", соединится с Амударьей, от которой будет питаться, 25-километровым каналом. Радиус водоема будет составлять ни много, ни мало, 100 километров, а чаша водной поверхности займет около 40 000 гектаров.

И это не единичный проект туркменского руководства. Дело в том, что согласно национальной программе "Стратегия экономического, политического и культурного развития Туркменистана на период до 2020 года", через два десятилетия суммарная емкость всех водохранилищ республики составит 11 млрд. куб. м. И все бы ничего, если бы не проблемы региональной безопасности, интеграции и вообще устойчивого развития региона Центральной Азии. Ведь вода в новые водоемы как бы то ни было, будет поступать из Амударьи. Не будем забывать, что именно недостаток стока этой крупнейшей реки в регионе привел к проблеме Арала, который на сегодня потерял порядка 70 процентов своего объема. А ведь проблема Арала сегодня не только проблема Казахстана и соседнего с нами Узбекистана. Вреднейшие соли, поднимаемые ветрами с обнажившегося дна Арала, сегодня разносит не только по всему азиатскому континенту, но и далеко за его пределы.

Но… О последствиях своей политики Ашгабад не думает. Прежде всего, поднимающейся на газодолларах республике, которая одновременно с этим не может обеспечить своим гражданам достойную социальную программу, конечно, необходимо занять хоть чем-то свое население. Пусть даже задумка граничит с явным помешательством и с не менее явным ухудшением и так практически не существующих отношений с соседями. Ведь это значит, что последние будут получать еще меньше воды для питья и полива. Другое дело, что подобная недальновидность может усугубить и внутреннее положение вещей. Окружение Ниязова это наверняка понимает, но поделать с этим ничего не может. Хотя и сам руководитель должен был извлечь определенные уроки из ситуации, сложившейся на заре независимости в Таджикистане. Тогда именно вода, а вернее, строительство мощнейших гидросооружений стали одними из причин развернутой гражданской войны в этой республике. Требования оппозиции о смещении конкретных лиц на поверку оказались вызванными с преступными решениями конкретных людей вопросов, связанных с водой. Тогда непродуманные действия по строительству гидросооружений привели к тому, что с насиженных мест вынуждены были на другие территории переселяться целые этнические группы. Именно этот фактор стал определяющим для начала политической борьбы между региональными кланами Таджикистана.

Вот и сегодня назревает конфликт. Уже, правда, межгосударственный. Попробуем взглянуть на складывающуюся ситуацию с позиции самого крупного и развитого государства региона — Казахстана. Страны нашего региона в свете рассматриваемых событий можно условно разделить на два лагеря: первый — Киргизия и Таджикистан, не обладающие запасами углеводородного сырья, но владеющие истоками рек Центральной Азии, второй — Узбекистан и Казахстан, в которых ситуация кардинально противоположна. О Туркменистане в силу всех его откровенно неискренних начинаний мы не упоминаем. Хотя эту республику пусть даже с учетом ее "своеобразия" по объективным параметрам можно отнести ко второму лагерю. Таким образом, "вторые" находятся в водной зависимости от первых, которые формируют график спуска воды вниз. Именно вопросы использования водно-энергетических ресурсов наряду с вопросами транспорта, экологии и информационных коммуникаций стали предметом неформальной встречи глав центрально-азиатских республик, состоявшейся в начале сентября в нашей столице. Однако желаемых результатов этот неформальный саммит не принес. Ни "первым", ни "вторым". В качестве позитива можно записать лишь возрождение работы Фонда "Арал". Однако и здесь руководители Киргизии и Таджикистана, хоть и "настроены на комплексное решение проблем во благо населения нашего региона", тем не менее, настоящей решимостью не блещут. Понятно, что отсюда реальной поддержки ждать не стоит. Дело, скорее всего, ограничится, как и раньше, лишь рекомендациями без намека на активное сотрудничество. Это отчасти было подтверждено Рахмоновым на пресс-конференции по итогам заседания ЕврАзЭС, где таджикский лидер на вопрос о перспективах решения водно-энергетических проблем в Центральной Азии ответил, что необходимо внедрение некоторых проектов, подготовленных водно-энергетическим консорциумом, а также отметил, что Таджикистан стоит за сотрудничество в этой области. И все. Только пустые слова…

Особенно нежелание взаимодействия стало ощутимым после того, как киргизские парламентарии встали на "цивилизационные" рельсы решения данной проблемы. Сегодня по всему земному шару от нехватки чистой питьевой воды страдают порядка полумиллиарда человек. В силу этого еще в 1992 году ООН приняла так называемую Водную Конвенцию, согласно которой вода приравнивается к товару и должна иметь собственную стоимость. Вот и киргизские депутаты пошли по пути продажи воды своим ближайшим соседям. И сделано это было, несмотря на то, что такой поворот событий в регионе, где наблюдается дефицит водных ресурсов, может спровоцировать экономическое противостояние между государствами. Так, то же строительство киргизами Кумбаратинской ГЭС может спровоцировать нарушение хрупкого баланса в электро- и водоснабжении всего региона. Более того, сегодня к вышеобозначенной Конвенции присоединились только десяток-другой стран, остальные же к этому спорному решению ООН относятся с естественной опаской. Поэтому-то единых для всех стран принципов межгосударственного вододеления не существует. Пока же этого не будет, не будет и согласия между странами зависимыми и диктующими. Просто-напросто этот документ, который в 1992 же году был подписан в Дублине, стал еще одним инструментом политического нажима одних на других. И этим не преминули воспользоваться наши соседи, киргизы. Хотя сетовать на то, что Казахстан получает воду бесплатно, Бишкек не может, так как получает наши нефть и уголь. Не остается в долгу и Узбекистан, исправно поставляющий в Киргизию газ. Однако почему-то в последнее время такой бартерный обмен киргизов перестал удовлетворять. Почему именно, остается только догадываться… И пусть сегодня говорят о том, что по всему миру увеличиваются объемы потребления воды. Практика показывает, что в не меньшей прогрессии растет потребность в энергоносителях.

Недалеко ушел от своего собрата — водного монополиста — и Таджикистан. Гидроресурсы, вообще, являются основным богатством этой страны, по количеству которых, республика занимает третье место в мире и второе на постсоветском пространстве (после России). В Таджикистане сосредоточены колоссальные запасы пресной воды в ледниках (более 60% запасов Центральной Азии), регулирующих водный баланс рек региона. Но, несмотря на это, и таджики весьма неохотно подают воду своим соседям, несмотря на то, что умная и дальновидная консолидация усилий сможет сыграть в перспективе определяющую роль. Можно выделить несколько факторов. Возьмем один из актуальнейших — гидросооружения, а именно плотины, вернее их насущность.

В Таджикистане есть две уникальные плотины: вторая по величине в мире рукотворная дамба Нурекской ГЭС и крупнейший на планете 500-метровый Усойский завал, за которым покоится 16 миллиардов кубометров воды Сарезского озера, образовавшегося в результате оползня 1911 года.

Таджикское руководство уверяет, что Сарез очень скоро смоет искусственную плотину весом в шесть миллиардов тонн и с высоты 3200 метров над уровнем моря устремится в долину — по Пянджу и Амударье к Аральскому морю, смыв по пути пять миллионов человек, или 10 процентов населения Центральной Азии. То есть назревает еще одна региональная проблема, которая грозит перерасти в глобальную катастрофу.

Что же выгоднее? Строить плотины и затем вкладывать значительные средства в ликвидацию последствий катастроф, вызванных этим строительством, или же решать энергетические проблемы региона, учитывая эти последствия? Нужно четко представлять, что регион все быстрее становится не только негодным, но и опасным для проживания. Если раньше все негативные последствия принимаемых решений можно было "свалить" на "центр", то сегодня ответственность будет неизбежно возложена на собственные правительства. И, в первую очередь, на таджикское. Таким образом, водная проблема в Центральной Азии является существенным дестабилизирующим фактором. Здесь были выделены только несколько факторов, способных в корне изменить или кардинально повлиять на стабильность и безопасность целого региона, однако, думается, и этого достаточно, чтобы привлечь внимание к принятию трезвых и обдуманных со всех точек зрения решений. Иначе Центральную Азию из омута проблем воды не вытащить, а следовательно, как видим, нельзя гарантировать сохранение мира в этом регионе.

И кто его знает, чем руководствуется в своих действиях руководство Таджикистана. Вполне может быть, что все теми же политическими мотивами, которые так близки киргизам. А, быть может, теми, кто придерживается лозунга "Разделяй и властвуй!".

Тлеухан САЙТМАГАНБЕТОВ
Источник - Zona.KZ



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан