Геополитика & Война

Рахмон меняет партнеров
Asia Times: Таджикистан погряз в "большой игре"
27.09.07

ЕБРР и Всемирный Банк преднамеренно не замечают постановления английских судов о коррупции в Таджикистане. Тому есть стратегическое оправдание - а именно, кампания, направленная против России

Гарри Лайм (Harry Lime) был персонажем, созданным бывшим офицером разведки, писателем Грэмом Грином (Graham Greene) (1904-91), который знал, как нужно действовать инвестиционному банкиру в тот период, когда хаос в правительстве делает черный рынок единственным местом для получения ресурсов, ведения торговли и зарабатывания прибыли. В романе "Третий человек" ("The Third Man", 1949) Лайм в послевоенной Вене, оккупированной в то время союзническими войсками, занимался кражей пенициллина из военных госпиталей, разбавлял его наполовину, а затем продавал его обратно по цене в два раза выше официальной.

В знаменитом разговоре на чертовом колесе, высоко над венской ярмарочной площадью, приятель-журналист спросил Лайма, морально ли делать деньги таким способом. Показывая на людей, находящихся внизу на земле, Лайм отвечает: "Если бы я предложил тебе 20000 фунтов за каждого убитого из этих людишек, неужели ты, старина, сказал бы мне держать мои деньги при себе? Или ты начал бы прикидывать, сколькими жизнями ты готов пожертвовать?".

В наши дни в России, в стране, где он не нужен, Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) является всего лишь банком с претенциозным названием, который на самом деле мало что может предложить. В таких странах, как Таджикистан, ЕБРР производит оценку кредитоспособности, без которой кредиторы вообще не хотят давать никаких средств обращающимся к ним клиентам.

Его недавняя история началась после распада экономического блока, созданного Советским Союзом - Совета экономической взаимопомощи (СЭВ); после краха советского военного альянса, известного как Организация Варшавского договора; и после развала самого Советского Союза в 1991 году. ЕБРР был создан скорее не для целей, предусматривавших оказание помощи в стиле послевоенного плана Джорджа Маршалла (George C Marshall), а для целей, соответствовавших духу Гарри Лайма - для прекращения деятельности "людишек", которыми были коммунисты из России и соседних с ней стран, а также для превращения черных рынков, действовавших вне рамок законов, в законные приватизированные предприятия, поддерживающие западные инвестиции и импорт. Лекарство, продававшееся Европейским банком реконструкции и развития, называлось, по его словам, реформами.

На самом деле, ЕБРР использовался министерствами финансов стран Организации Североатлантического договора (НАТО) для финансирования превращения государственной собственности в своих бывших противниках из советского лагеря в частную и для покупки акций избранных местных предприятий и концернов. ЕБРР преуспел в своей деятельности, миллионы "людишек", как говорил Лайм, были убраны с дороги. Каждый год ЕБРР сообщал о значительных прибылях. Однако несмотря на активное навязывание прозрачности своим клиентам, ЕБРР не достиг уровня искренности Лайма. И на старуху бывает проруха.

Таджикистан был одной из самых отсталых республик Советского Союза и превратился в одно из самых нищих посткоммунистических государств. ЕБРР решил, что именно в этой стране создание частного алюминиевого конгломерата, контролируемого президентом - в руках которого сосредоточены практически все богатства Таджикистана - является политической целью такой важности, что необходимо закрыть глаза на все свидетельства о том, что эти богатства были получены и используются в настоящее время незаконно.

Неожиданный поворот в рассказе о коррупции

В случае с Таджикистаном уникальным является то, что подробные свидетельства о коррупции были получены из показаний, данных на слушаниях в Высоком суде Лондона, а также были зафиксированы в постановлениях нескольких английских судей, принятых как в первой, так и в последующих инстанциях.

Так же необычным является то, что дела, в ходе которых английскими судьями были вынесены те решения о коррупции в Таджикистане, были возбуждены по просьбам президента Таджикистана Имомали Рахмонова и его генерального прокурора. Это дело, которое в настоящее время рассматривается в судебной системе связанных с Великобританией Британских Виргинских островов, очень сильно ударило по тем, кто его инициировал.

Сумма судебных издержек достигла нескольких миллионов фунтов стерлингов. Помимо этого суд обязал Таджикскую Алюминиевую Компанию ("Талко"), одно из важнейших государственных предприятий Таджикистана, возместить ущерб в размере 150 миллионов долларов США. Несколько судей лондонского Высокого суда и Международного арбитражного суда в Лондоне пришли к единому мнению о том, что "Талко" является коррумпированной организацией, подделывающей документы, занимающейся мошенничеством и прочими незаконными деяниями. Эти определения взяты из судебных решений, открытых для широкой публики.

Помимо ЕБРР руку к коррупции в Таджикистане приложил и Всемирный Банк. Этот банк, созданный в 1944 году после первых военных побед над Германией и Японией, имеет такие же задачи, как и ЕБРР, только во всемирном масштабе. Чтобы не упустить свои интересы, американские власти всегда настаивают на том, чтобы президентом банка был американец. Это имело печальные последствия, когда Белый дом сначала навязал банку Пола Вулфовица (Paul Wolfowitz), а затем, после появления подтвержденных свидетельств о его правонарушениях, был вынужден согласиться с его отставкой.

Деятельность ЕБРР в Таджикистане контролируется гражданкой Америки Энери Квинонес (Enery Quinones), которая является начальником отдела контроля за корпоративной этикой. Согласно ее биографии, размещенной на веб-сайте ЕБРР, Квинонес является специалистом в области коррупции и взяток должностным лицам. Она "как руководитель отдела контроля за корпоративной этикой отвечает за то, чтобы деятельность ЕБРР соответствовала высочайшим стандартам прозрачности. Отдел контроля за корпоративной этикой, который также следит за тем, чтобы в Банке не происходило отмывание денег, оказывает помощь всем подразделениям Банка в оценке рисков, с которыми могут быть связаны как осуществляемые, так и предполагаемые операции Банка".

Гражданство имеет значение, так как действие американского закона о коррупции за рубежом распространяется на всех граждан США, где бы они ни находились и кем бы они ни работали, и возлагает на них индивидуальную ответственность за сокрытие фактов коррупции среди иностранных государственных чиновников или за причастность к подобной деятельности.

За последние десять лет ЕБРР выделил Таджикистану сравнительно небольшую сумму денег - 56,2 миллиона евро. Он не выдал кредита "Талко", пока не выдал; однако на протяжении последнего года чиновники из ЕБРР посещали завод, обсуждали его будущее с правительственными чиновниками и оказали поддержку ряду операций, совершенных заводом с его партнерами, объем которых за год превысил один миллиард долларов. Подробности этих операций ЕБРР изо всех сил стремится сохранить в тайне.

Всемирный Банк выделил Таджикистану гораздо больше средств, чем ЕБРР. По его данным, в свое время он обязался предоставить Таджикистану в период между 1996 и 2006 годами 400 миллионов долларов, из которых 337 уже выплачены; 86 миллионов долларов из них являются безвозмездными грантами, остальные средства идут как кредит. Дочерняя организация Всемирного Банка, осуществляющая выдачу коммерческих кредитов, Международная финансовая корпорация, в тот же период инвестировала в Таджикистан еще 36 миллионов долларов США. Контролем за тем, в чьи карманы поступают эти деньги, занимаются японец и новозеландка: вице-президент Всемирного Банка по Европе и Центральной Азии Шигео Катцу (Shigeo Katsu) и региональный директор по Центральной Азии Аннетт Диксон (Annette Dixon).

Пока английские судьи не начали обнародовать получаемые данные о коррупции в Таджикистане, эти два банка и эти трое чиновников могли заявлять, что они ничего не знали о коррупции в правительстве Таджикистана. После постановлений суда это стало невозможным. И поэтому ваш корреспондент недавно отправил в каждый из банков и каждому из упомянутых лиц список вопросов, чтобы определить, какие последствия имели принятые английскими судами решения. И именно тогда началось сокрытие фактов. Почему ЕБРР и Всемирный Банк преднамеренно не замечают постановления английских судов о коррупции в Таджикистане - с первого взгляда понять трудно. Однако не сложно выяснить, что тому есть стратегическое оправдание - а именно, кампания, направленная против России.

Таджикистан и его проблемы

Таджикистан - беднейшая страна Центральной Азии и беднейшая из стран, ставших независимыми после распада Советского Союза в 1991 году. Он пережил шесть лет гражданской войны, которая еще больше способствовала росту безработицы в сельском хозяйстве и в промышленности, предоставленным самим себе после того, как Москва перекрыла поток поступавших в советские времена субсидий и сократила возможности вести торговлю.

По последним статистическим данным, валовый внутренний продукт Таджикистана в 2006 году был равен 2,8 миллиарда долларов США, что соответствует 145-му месту в мире. В реальном исчислении валовый национальный продукт так и не достиг уровня 1992 года, при этом из-за роста населения объем ВВП на душу населения по сравнению с тем, какой был перед обретением независимости, уменьшился еще больше.

В стране проживают чуть более семи миллионов таджиков. Повсеместно распространены бедность и недоедание, то же самое можно сказать и о коррупции. В 2006 году Таджикистан занял 142-е место во всемирном рейтинге коррупции, составляемом правозащитной организацией Transparency International. Это один из наихудших показателей в мире.

Экономика Таджикистана зависит от хлопка и алюминия. Однако хлопковая промышленность страдает от периодических засух, маленьких урожаев и изменения мировых цен, которые падали все последние десять лет и будут продолжать снижаться и дальше.

Единственным и самым крупным приносящим прибыль предприятием является "Талко" - Таджикистанская алюминиевая компания. По данным Международного валютного фонда, доходы завода от экспорта в 2006 году составили 184 миллиона долларов США - из 383 миллионов, полученных страной в целом. То есть один доллар из двух. Без денег, поступающих от таджиков, работающих в России, без финансирования Китаем совместного проекта и без экспорта алюминия Таджикистан умрет.

Моя фамилия Рахмонов - хотя, зовите меня Рахмон

В марте Эмомали Рахмонов, занимающий пост президента с 1993 года, принял таджикский вариант своего имени (таджикский язык является разновидностью персидского), которое стало теперь звучать Эмомали Рахмон. Он был не единственным, сделавшим это - все новорожденные его страны должны получать традиционные таджикские имена, а не их русифицированные версии.

Президент также приказал осуществить и ряд других мер по дерусификации. Произошло это сразу после того, как Рахмон одержал очередную победу на выборах, состоявшихся в ноябре прошлого года. До них он зависел от поддержки российской алюминиевой компании РУСАЛ, которой он позволил в декабре 2004 года получить контроль над "Талко", и от которой он получил обещание инвестиций в этот завод в размере до 2 миллиардов долларов, а также обещание построить новую гидроэлектростанцию. Рахмон также зависел и от российских пограничных войск, которые охраняли границу его страны с Афганистаном и могли обеспечить поддержку его режима в случае внутренних беспорядков или попытке военного переворота.

В обмен на обещания американской политической и финансовой помощи, а также на аналогичные обещания со стороны Европейского Союза, Рахмон предложил заменить российские инвестиции западными. Ему удалось заручиться поддержкой Соединенных Штатов. Кроме того, существует финансируемый Европейским Союзом проект по содействию управлению границами, предусматривающий передачу средней части границы с Афганистаном под охрану европейского контингента, а западный сектор - под охрану американских сил. Восточный сектор остался незакрепленным, отчасти потому, что там очень мало проходимых дорог, отчасти потому, что Рахмон не хочет обидеть Китай, имеющий с Таджикистаном общую границу.

Недавно Россия направила в эту страну представительную делегацию, возглавляемую вице-премьером Сергеем Нарышкиным, которая должна была вернуть инвестиционную инициативу и доверие, утраченные РУСАЛом. Однако Россия с осторожностью относится к Рахмону. Она не хочет участвовать в торгах за деньги, которые президент требует у зарубежных партнеров, или помогать оппозиции, выступающей против него. Вместе с тем Москва обеспокоена тем, что жадность и неосмотрительность Рахмона могут привести его к краху. Российская стратегия заключается в том, чтобы не допустить, чтобы иностранные державы выиграли от этого процесса. Политика Рахмона заключается в том, чтобы получать деньги от всех сторон.

По установленным властями нормам "Талко" является одним из двух предприятий, подотчетных непосредственно президенту, другое предприятие - компания по добыче драгоценных металлов. В стране, где три четверти населения занимаются сельским хозяйством, зарабатывая при этом столько, что едва хватает на пропитание, и в которой корова является большой ценностью, Рахмон взял под свой контроль двух единственных "коров", приносящих реальные деньги.

Алюминиевое богатство

Самое важное промышленное предприятие и ведущий экспортер страны, ТадАЗ, сменил свою русскую аббревиатуру на более западный вариант, "Талко", в начале этого года, после изменения фамилии Рахмоном.

В настоящее время оно производит почти 400000 тонн алюминия в год. По текущим рыночным ценам это составляет примерно 1,1 миллиарда долларов США. Однако судя по данным, объемы экспорта составляют менее 200 миллионов долларов. Но даже в этом случае оно является главным промышленным предприятием страны, крупнейшим работодателем, потребителем 35 процентов таджикского электричества, источником 48 процентов экспортных доходов и значительной части налоговых поступлений.

Таджикистан обладает большим количеством природных ископаемых, однако бокситы в их число не водят. Соответственно, он не может производить окись алюминия, то есть получаемый из бокситов глинозем, необходимый для работы "Талко". Это было не важно в прошлом, когда по решению органов планирования в Москве глинозем поставлялся по железной дороге из соседнего Казахстана и с других перерабатывающих заводов. Когда Советский Союз распался, у "Талко" не было ни наличных средств, ни оборотного капитала, необходимых для покупки сырья. В первое время компания заключала бартерные контракты, меняя сырье на исходный металл. Затем Рахмон ввел так называемые толлинговые контракты.

Толлинг предусматривает существование разницы между тем, что предприятие получает за свою работу, и тем, какую прибыль приносит произведенный товар на международном рынке. Толлинг хорошо известен в алюминиевом бизнесе. Это законное соглашение, если только его условия не нарушают местных норм и правил, или не преследуют целью обмануть завод или местные налоговые органы.

Законный толлинг обычно подразумевает, что поставщик продукции и переработчик являются разными юридическими лицами, и что они не связаны между собой какой-либо единой холдинговой компанией. Толлинг применяется, когда перерабатывающие предприятия из-за нехватки средств не могут приобрести сырье (обычно речь идет о глиноземе), необходимое им для плавильных печей. Договор толлинга позволяет поставщику сырья доставлять это сырье на завод и фиксировать его стоимость, получая впоследствии в качестве оплаты произведенный переработчиком металл. Этот металл затем экспортируется поставщиком за пределы страны, а переработчик получает определенную сумму, причитающуюся ему за переработку сырья и производство металла. Когда металл пересекает границу, его заявленная стоимость равна той сумме, которую плавильный завод получил за свою работу.

В Таджикистане в свое время сложилась такая ситуация, что разница между той ценой, по которой продукция "Талко" продается за пределами Таджикистана, и стоимостью произведенной продукции внутри страны является источником крупнейшего частного состояния страны. Согласно обвинениям, выдвинутым таджикскими прокурорами и английскими юристами, действующими в интересах "Талко", это состояние было незаконно, обманным путем выведено из страны посредством толлинговых контрактов, при помощи руководства "Талко".

Как это было возможно в ситуации, когда руководство "Талко" находится под прямым надзором и контролем Рахмона - неизвестно. По встречным заявлениям, богатства "Талко" принадлежат Рахмону и он накапливает это состояние, обязывая зарубежных поставщиков и переработчиков платить ему определенный процент от стоимости металлов на международных рынках. Когда руководство завода стало сопротивляться требованию Рахмона выделять ему долю прибыли, он обвинил менеджеров в заключении незаконных договоров толлинга, от которых он сам рассчитывал получать прибыль. С подробностями этой истории - обвинениями Рахмона и встречными заявлениями - можно ознакомиться в архивах английских судов.

"Талко", построенный в середине 1980-х годов, был одним из самых современных плавильных предприятий Советского Союза. Однако распад СССР и последовавшая за ним в Таджикистане гражданская война почти полностью остановили деятельность предприятия. Поставки глинозема, необходимого для производства металла, были прекращены, оборотного капитала, как и кредитов, не было, система железнодорожных сообщений, от которой зависела не имеющая выходов к морю республика, оказалась разорвана.

К середине 1990-х годов объемы производства на "Талко" упали с проектных 517000 тонн в год до менее 200000 тонн. Из-за того, что стоимость поставок и обеспечения работоспособности предприятия превышала доходы от продажи произведенной продукции, "Талко" терял около 40 миллионов долларов в год.

В 1996 году таджик Аваз Назаров, через группу его компаний, начал осуществлять масштабные поставки глинозема на завод, а также стал финансировать доставку алюминия до российских или эстонских портов. Объемы производства начали стабильно расти. В 2000 году завод начал приносить прибыль, а Назаров договорился с компанией "Hydro", алюминиевым подразделением норвежского нефтяного, энергетического и металлургического концерна "Norsk Hydro", о том, что она станет крупнейшим покупателем производимого металла.

В 2004 году по распоряжению Рахмона правительственные чиновники пригрозили начать уголовное преследование Назарова и лояльных ему менеджеров "Талко" во главе с директором завода Абдукадыром Эрматовым. Они сбежали в Лондон. Рахмон договорился с РУСАЛом о том, что эта компания будет вести экспортную торговлю завода вместо Назарова, Эрматова и "Hydro". Руководство предприятием перешло в руки людей, лояльных Рахмону.

Государственные обвинители пытались завлечь Назарова на встречу в Москву, арестовать его там и вернуть в столицу Таджикистана Душанбе для проведения суда. Он был обвинен в организации заговора по свержению Рахмона и его правительства и в разжигании восстания. В феврале 2005 года, всего через несколько недель после того, как владельцем завода стала компания РУСАЛ, в Лондоне начался арбитражный процесс, в котором компания "Hydro" обвиняла "Талко" в невыполнении контракта на поставку 80000 тонн алюминия на сумму в 145 миллионов долларов.

В мае 2005 года "Талко" подал иск в Высокий суд Лондона. В нем утверждалось, что принадлежащая Назарову группа компаний подкупила руководство завода и продавала глинозем по завышенным ценам, из-за чего завод недосчитался примерно 220 миллионов долларов прибыли. Назаров и его компании выдвинули встречный иск, обвиняя "Талко", окружение Рахмона и компанию РУСАЛ в коррупции, рэкете и мошенничестве. Протекавшие в Лондоне процессы стали практически судебным расследованием того, как Рахмон управлял самым важным государственным предприятием Таджикистана. Несколько английских судей вынесли практически беспрецедентные на сегодняшний день решения.

В ноябре 2005 года лондонский Международный арбитражный суд постановил, что "Талко" нарушил контракты на поставку алюминия компании "Hydro", и должен выплатить "Hydro" 145 миллионов долларов, а также судебные расходы и издержки. "Талко" подал протест и попытался добиться того, чтобы решение Высокого суда было засекречено. Оба заявления судом были отклонены.

В апреле 2006 года судья Высокого суда Моррисон (Morrison) подтвердил вынесенные ранее решения арбитражного суда и судьи Блэкберна (Blackburn), в которых "Талко" обвинялся в сговоре с РУСАЛом с противоправной целью изгнать с завода компании Назарова, а также в сокрытии прибыли "в пользу неустановленных лиц".

В мае 2006 года судья Моррисон вынес решение по поданной "Талко" в арбитражном порядке апелляции, постановив, что "Талко" "не был жертвой мошенничества. В данном судебном процессе "Талко" стал нарушителем ... "Талко" предпринимает целенаправленные попытки ввести суд в заблуждение и совершил ряд нарушений, являющихся по арбитражному праву серьезными преступлениями" (подделка документов и попытка получить финансовую выгоду мошенническим путем).

В июле 2006 года Высокий суд постановил, что необходимо провести судебное расследование в отношении РУСАЛа в связи с выдвинутыми против него обвинениями в мошенничестве и рэкете при приобретении "Талко". Это постановление было первым решением, обязывающим российскую компанию подчиниться юрисдикции уважаемого иностранного суда. Данное решение было вынесено судьей Высокого суда Крессвеллом (Cresswell).

В октябре прошлого года судья Высокого суда Моррисон отклонил новые жалобы, поданные "Талко" и его юристами, и официально обвинил "Талко" в "противоправных действиях". "Подход "Талко" к судебному процессу демонстрирует пренебрежение нормами, призванными контролировать поведение сторон в судебных процессах", - добавил судья.

Рахмон меняет партнера

Постановления лондонского суда нанесли серьезный удар по планам Рахмона в отношении "Талко", он был вынужден начать пересмотр своих отношений с РУСАЛом.

Он пригласил представителей "Hydro", норвежского правительства, ЕБРР и Всемирного Банка на секретные переговоры в Душанбе. Встреча состоялась 24-27 июля 2006 года. Всемирный Банк заявляет, что официально он не участвовал в этой встрече, однако наш источник из Всемирного Банка и присутствовавшие на встрече норвежцы утверждают обратное.

Чиновники из ЕБРР заявили, что в тот период они были в Душанбе сами по себе. В тот момент ЕБРР был важным кредитором РУСАЛа, как и Международная финансовая корпорация из Всемирного Банка, и у обеих организаций имелись причины постараться развеять подозрения русских и убедить их, что они не планируют совместно с Рахмоном заговора против РУСАЛа. Сейчас, глядя в прошлое, можно сказать, что так оно и было. Однако в тот момент все чиновники из ЕБРР говорили, что "присутствие в Душанбе двух делегаций было простым совпадением - в жизни всякое бывает". Чиновники ЕБРР, занимающиеся Таджикистаном, даже заявили, что они не интересовались у своих коллег из Всемирного Банка о том, что происходило на самом деле.

Переговоры с Рахмоном были очень важными. В их основе лежало предложение таджикского президента, суть которого заключалась в том, что в обмен на отказ "Hydro" от выдвижения требований к "Талко" выплатить 150 миллионов долларов в соответствии с решениями лондонского суда, Рахмон заключит новый эксклюзивный договор между "Талко" и "Hydro", который обеспечит со временем выплату компенсации, требуемой этой норвежской компанией. Он также просил у норвежцев отсрочки для того, чтобы урегулировать все вопросы после президентских выборов, которые должны были состояться в ноябре. Участники той встречи, особенно норвежцы, понимали, что Рахмон обещал изгнать РУСАЛ с алюминиевого завода и заменить русских норвежцами. Долго ждать не пришлось.

Рахмон был переизбран 6-го ноября. 20-го декабря "Талко" и "Hydro" публично объявили о том, что они урегулировали спорные вопросы в лондонском арбитражном суде и о том, что они заключили новое соглашение на состоявшейся недавно встрече с Рахмоном. Согласно официальным заявлениям этих компаний, ""Hydro" и "Талко" заключили новые соглашения при участии и одобрении Всемирного Банка и Европейского банка реконструкции и развития". То, что в середине лета называлось совпадением, под рождество стало реальностью.

22-го декабря "Талко" начал готовиться к тендеру, 8-го января объявление о тендере было опубликовано в лондонской "The Financial Times". Оно призывало подавать заявки на участие в конкурсе по определению "поставщика сырья (в необходимом составе и количестве) и электроэнергии на протяжении срока действия контракта". В объявлении также говорилось, что победитель будет заключать договоры толлинга и что "поставщик сырья будет должен платить налоги на продукты переработки в таможенном пространстве Республики Таджикистан". Победителем тендера была объявлена компания "Talco Management Ltd" (TML).

Как сообщалось на сайте "Талко", тендер был открытым, однако о компании TML не известно практически ничего. Она зарегистрирована на Британских Виргинских островах, однако нет информации ни о ее владельцах, ни о причинах, по которым она нужна заводу после того, как "Талко" заключил соглашение с "Hydro". На сайте "Талко" сообщается, что "Hydro" будет поставлять на завод глинозем, забирать алюминий для продажи, а также "оказывать техническую помощь и делать инвестиции". Это может относиться к защите окружающей среды, а также к поставкам электроэнергии.

В прошлом месяце таджикская правительственная газета опубликовала заявление генерального прокурора Таджикистана Бободжона Бобохонова, в котором тот сказал, что соглашение между "Талко" и "Hydro" "соответствует всем международным стандартам, является открытым и прозрачным документом, и свидетельствует о возросшем доверии международного делового сообщества к Таджикистану". "Талко" и "Hydro" отказались предоставить текст соглашения, а также не стали комментировать сообщения о том, что компанию "Talco Management Ltd" контролирует Рахмон и его семья.

Декабрьское соглашение между "Hydro" и "Талко" стало зловещим предзнаменованием для РУСАЛа. По приказу Рахмона концерн был изгнан с "Талко", и его место заняла "Hydro"; точно также двумя годами ранее Рахмон изгнал Назарова, чтобы предоставить место РУСАЛу. РУСАЛ более ничего не выигрывал от судебного преследования Назарова в лондонских судах (наоборот, ему стало невыгодно это делать), поэтому 27 апреля английская юридическая фирма "Clyde & Co", представлявшая интересы Назарова и его компании, заявила о том, что "стороны достигли полного урегулирования выдвигавшихся ранее друг другу претензий. Ни одна из сторон не несет более никаких обязательств. Обе стороны удовлетворены условиями достигнутого соглашения и довольны тем, что их спор решен".

Соответственно, РУСАЛ перестал финансировать расходы "Талко" на ведение судебного процесса против Назарова. Однако Рахмон хотел продолжения шоу. Он и генеральный прокурор Бобохонов решили начать в Лондоне новое судебное наступление на РУСАЛ, обвинив концерн в тех же преступлениях, в которых до этого РУСАЛ и Рахмон обвиняли, пусть и безуспешно, Назарова. Несмотря на то, что обвинения, выдвигавшиеся компанией "Талко", уже были признаны несостоятельными судьями Высокого суда Крессвеллом, Блэкберном и Моррисоном, юридическая фирма "Herbert Smith", представляющая в Лондоне интересы "Талко", обратилась в суд с просьбой о продлении срока, отведенного на подготовку к суду по выдвинутым против Назарова обвинениям, до октября 2008 года. В июле судья Стил (Steele) предоставил эту отсрочку. "Талко" также обратился в Высокий суд с целью выдвижения против РУСАЛа обвинения в мошенничестве и признания его соответчиком в деле Назарова. Однако эту просьбу судья Стил отклонил.

Тогда в прошлом месяце юридическая фирма "Herbert Smith" подала иск от имени "Талко" на Британских Виргинских островах. В иске повторялись те же самые обвинения, которые были отвергнуты лондонским судом месяцем ранее.

После того, как информация о секретном финансировании лондонских судебных тяжб "Талко" РУСАЛом получила огласку и подтверждение в суде, появились слухи о том, что расходы на новые судебные процессы будет покрывать норвежская сторона. Источник в ЕББР утверждает, что ЕБРР не финансирует последние судебные иски "Талко". Однако источник не исключил, что ЕБРР может рассматривать возможность выделения денег "Талко". А представитель Энтони Уильямс (Anthony Williams) заявил, что "если банк и примет финансовое участие в деятельности "Талко", то случится это только после усиленной строгой проверки, в ходе которой будут учитываться и публичные заявления, в том числе и решения судов, если они, конечно, находятся в открытом доступе".

Рахмон подпитывает антироссийскую кампанию

Зачем Рахмону и Бобохонову снова рисковать своими репутациями, уже подпорченными первым раундом исков компании "Талко", становится понятнее, когда выясняется, что роль, которую играют ЕБРР и Всемирный Банк в захвате норвежцами контроля над алюминиевым бизнесом Таджикистана, является частью общей стратегии по снижению влияния России в этой стране.

В ответ на заданный год назад вопрос о том, будет ли ЕБРР одобрять предоставление кредитов компаниям, обвиняемым в коррупции и ведении нечестного бизнеса, банкир из ЕБРР заявил, что между обвинениями и вердиктом суда существует огромная разница. Тот же самый банкир повторил данное высказывание одной лондонской газете, которая процитировала его в прошлом месяце. Продолжая дело против Назарова и его компаний в Высоком суде Лондона и начиная новое дело против РУСАЛа на Британских Виргинских островах, Рахмон, его генеральный прокурор, "Талко" и "Herbert Smith" дают понять ЕБРР и Всемирному Банку, что постановления Высокого суда ничего не решают - пока не будет судебного процесса и вердикта. Таким образом, тактика "Талко" заключается в том, чтобы поддерживать эти дела в открытом состоянии, не доводя их ни до процесса, ни до вердикта по меньшей мере еще год.

В это время правительственные средства массовой информации будут продолжать устами чиновников повторять прежние обвинения, выдвигавшиеся против Назарова, а также добавят к ним новые обвинения против РУСАЛа. В одном из подобных заявлений, сделанном 13 июля и опубликованном изданием "Азия-Плюс", Бобохонов утверждал, что "все решения, вынесенные Высоким судом Лондона, были в пользу ТадАЗа".

Тот факт, что это неправда, что истина заключается в обратном, должен быть очевидным. И это так и есть - для всех, кроме высокопоставленных сотрудников Всемирного Банка и ЕБРР, отвечающих за Таджикистан. Для них жизненно важно сохранять стратегическое движение Рахмона в сторону Запада, а также сохранять юридическую фикцию, в соответствии с которой ни одно из вынесенных постановлений не обладает окончательной силой, обязывающей банкиров принимать их во внимание.

Обезьянки "ничего не вижу, ничего не слышу, никому ничего не скажу"

Квинонес из ЕБРР был задан вопрос: какие антикоррупционные доклады и политические рекомендации были подготовлены Европейским банком реконструкции и развития? Кто отвечает за антикоррупционную программу и перед кем этот чиновник отчитывается? Что было сделано для осуществления антикоррупционной программы в Таджикистане, и каковы ее результаты на текущий момент?

Совершенно очевидно, что именно Квинонес, как начальник отдела контроля за корпоративной этикой, об обязанностях которого было сказано выше, отвечает за эти мероприятия. Однако она через представителя заявила, что она за эту программу не отвечает. Заданные вопросы, сказала Квинонес, "подразумевают, что у ЕБРР имеются специальные (и даже, судя по вопросам, посвященные конкретным странам) антикоррупционные программы. На самом деле у Банка таких программ нет".

Более того, она через своего представителя сообщила, что принятые в Лондоне судебные решения, в которых "Талко" и связанные с ним таджикские государственные чиновники признаются виновными в совершении правонарушений, не имеют значения для ЕБРР. "ЕБРР осуществляет антикоррупционную деятельность и ведет борьбу за открытость главным образом посредством своих проектов. Перед утверждением проекты подвергаются надлежащей проверке, банк следит за выполнением условий, связанных с проектом и контролирует проект все то время, пока ЕБРР имеет к нему отношение. ЕБРР также работает над вопросами прозрачности бизнеса посредством политического диалога с властями тех стран, в которых осуществляется деятельность Банка". Квинонес дает понять, что так как у ЕБРР нет проекта с "Талко", то у Банка нет необходимости изучать ведущиеся в Высоком суде Лондона дела, по крайней мере до тех пор, пока по этим делам не будет вынесен вердикт и пока ЕБРР не установит финансовых отношений с "Талко".

Признавать важность решений Высокого суда рискованно для ЕБРР, стремящегося укрепить влияние Запада на режим Рахмона и защитить недавно обретенные позиции "Hydro" от контратак русских. Подобные допущения потенциально несут риск и для самой Квинонес, если она знает о коррупции в Душанбе больше, чем известно, по выражению ее представителя, "широкой общественности".

Катцу и Диксон из Всемирного Банка гораздо сложнее сделать вид, что они ничего не замечают, не только потому, что они одобрили выделение Таджикистану гораздо более крупных сумм денег, но и потому, что они не могут отрицать того факта, что их банк проводит проверку относительно наличия признаков коррупции в управлении "Талко" Рахмоном. Кроме того, и до, и во время правления Вулфовица было сделано много заявлений о борьбе с коррупцией в конкретных странах.

Это слово на букву "К" подобно жгучей крапиве, требующей осторожного обращения.

В докладе Всемирного Банка, посвященном Таджикскому алюминиевому заводу и датируемом июнем 2004 года, отмечается: "Компанией управляет не совет директоров или какой-либо другой руководящий орган. Ею единолично руководит директор, раз в месяц отчитывающийся перед президентом Таджикистана". Подобная схема является для Таджикистана исключением, говорится в докладе, и еще только одно государственное предприятие, "Востокредмет", занимающееся производством редких металлов, управляется по похожей схеме. Всемирный Банк таким образом подтвердил, что в тот период, когда, по утверждению "Талко", группа Назарова и РУСАЛ совершили мошеннические действия в отношении завода, Рахмон ежемесячно получал отчет о ситуации на заводе.

В исследовании Всемирного Банка также говорится, что "более 98 процентов произведенного на заводе алюминия экспортируется ограниченному количеству зарубежных покупателей по эксклюзивным договорам. Собственники этих компаний неизвестны". Из материалов дел, ведущихся в Лондоне, можно установить факты, о которых Всемирный Банк, по его утверждениям, не знал - до декабря 2004 года оффшорные толлинговые компании контролировались Назаровым и "Hydro", а после декабря 2004 года они контролировались РУСАЛом. Единственный факт, признанный Всемирным Банком - это то, что обе оффшорные толлинговые схемы контролировались Рахмоном.

Банк признал, что данная ситуация требует радикального лечения - устранение Рахмона от управления заводом. По данным доклада 2004 года, Всемирный Банк рекомендовал таджикским властям "создать орган, который будет следить за квартальными финансовыми потоками "Талко", его долгами и задолженностями, а также за выполнением финансовых и производственных задач. Кроме того, этот орган должен контролировать правительственные назначения, в том числе назначение директоров, и отвечать за регулярную публикацию финансовой информации, аудиторской отчетности и иных документов компании".

На вопрос о том, что было сделано конкретно после этого доклада, Катсу и Диксон не ответили. Вместо этого они, признав наличие проблемы, сказали через представителя, что "банк осведомлен о проблемах в органах власти Таджикистана и рисках, связанных с коррупцией, и мы продолжаем помогать правительству решать эти проблемы во всех областях. Мы очень серьезно относимся ко всем обвинениям в коррупции, так как из-за коррупции наша помощь может не достигнуть тех, кто в ней нуждается больше всего, то есть бедных слоев населения".

Вся эта громоздкая конструкция объясняется тем, что лондонские судьи не выносили вердикты, гласящие о коррупции в Таджикистане, они принимали постановления. Какие действия, был задан вопрос Катсу и Диксон, были предприняты после вынесения судьей Моррисоном определения: "Кратко говоря, таджикскому предприятию "Талко" и тем, кто за ним стоит, верить нельзя"? Они ответили следующим образом: "Пожалуйста, примите к сведению, что банк не осуществляет наблюдения за судебными делами, помимо изучения информации, находящейся в открытом доступе. Так как арбитражные процессы, подобные недавним спорам между "ТадАЗом" и "Hydro", позволяют больше узнать о бизнес-рисках в Таджикистане и могут стать препятствием на пути потоков прямых иностранных инвестиций, мы рады видеть, что подобные споры решаются посредством должных судебных процедур".

Конечно, Катсу и Диксон не забывают, что "Талко" не частная структура, и что Бобохонов превращает гражданские иски, поданные в Лондоне и на Британских Виргинских островах, в уголовные дела, связывая их с обвинениями в подстрекательстве к мятежам и заговорам против Рахмона. Катсу и Диксон не замечают судебных решений, принятых не в пользу "Талко", чего нельзя сказать о тех решениях, которые были приняты в пользу "Hydro" - и в пользу самого Рахмона.

Джон Хелмер (John Helmer),
"Asia Times", Гонконг, 27 сентября 2007
Опубликовано на сайте ИноСМИ.Ru



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан