Геополитика & Война

Когда появятся американские военные базы в Таджикистане?
Л.Бондарец: Они уже там – есть договоренность
23.10.07

Афганская операция все очевиднее превращается в испытание на "прочность" для США и НАТО. Дальнейшее развитие ситуации в этом регионе будет определять глобальное соотношение сил на мировой арене. Это понимается практически всеми игроками.
"Большая Центральная Азия" (БЦА), проект — авторами которого, являются американские стратеги из числа тех, кто изобрел другой политический эвфемизм под названием "Большой Ближний Восток" и планы военного переустройства Ирака, как-то незаметно для всех стал исчезать из лексикона политических деятелей. Но, видимо, рановато. На самом деле, американская политическая бюрократия имеет не только собственную инерцию развития, но и инертную систему политической реализации и отдачи.
Суть плана состояла в том, чтобы связать в единое военно-стратегическое и геополитическое целое Центральную Азию и Афганистан. Затем предполагалось связать БЦА с так называемым "Большим Ближним Востоком", который в будущем должен был оказаться под контролем Запада. Оборотной, но в равной степени важной, стороной данного плана является задача обособления ЦА и ее "отрыва" от традиционных связей с Россией и Китаем.

Что нам стоит мост построить

На фоне неубедительных "благих намерений" Вашингтона в отношении БЦА, более похожих на американский "мыльный пузырь", был введен в строй один из ключевых инфраструктурных элементов этого замысла — мост, пересекший реку Пяндж между "Шерхан-Бандаром" в Афганистане и "Нижним Пянджем" в Таджикистане.
26 августа 2007 года Э.Рахмон и Х.Карзай вместе с министром торговли США Карлосом М.Гутьересом приняли участие в церемонии открытия моста. Большинство официальных откликов и комментариев имели исключительно положительный характер и еще раз подчеркнули стратегические цели присутствия США в регионе.
Но все же имели место и альтернативные точки зрения на событие. Одна из них содержится в материале, подготовленном отставным индийским дипломатом М.Бхадракумаром для гонконгского издания "Эйша таймс" под названием "Афганский мост выявляет огромные разногласия". М.Бхадракумар анализирует значение появления моста на таджикско-афганской границе. Он затронул глубинные предпосылки таджикско-американских отношений. "Рамсфелд, в свою бытность министром обороны США, совершил стратегическую ошибку. Президент Рахмонов раскрыл перед ним карту Таджикистана и предложил на выбор любой из аэродромов Таджикистана для размещения там американской военной базы, но американский министр не проявил никакого интереса к данному предложению".

"Ниша" для Таджикистана в геополитическом "ландшафте"

"Изменившийся расклад сил в регионе", по Бхадракумару, в итоге привел к тому, что "стратегическая важность Таджикистана для США многократно возросла. Бывший дипломат, не понаслышке знакомый с политическими реалиями ЦА, перечислив ряд причин этого, отметил: Таджикистан является коридором, ведущим в Центральную Азию, граничит с китайским Синцзянь-Уйгурским автономным округом, считается оазисом персидско-иранской культуры (видимо, следует понимать, находится под сильным влиянием Ирана), контролирует основные источники водных ресурсов региона, через РТ пролегает основной маршрут наркотрафика из Афганистана, а также остается самым дальним постсоветским форпостом для российских вооруженных сил на территории бывшего СССР".
Все так! Но не все указано в этом перечне "достоинств" Таджикистана. Фактически, как самый слабый и уязвимый центрально-азиатский политический игрок, Таджикистан становится основным плацдармом для военного присутствия США в регионе.
Чтобы удерживать политический курс Душанбе в "нужном" направлении, Вашингтон используют традиционный набор инструментов, в том числе оказание финансового содействия. Помимо упомянутого моста, США и контролируемые ими международные финансовые институты, а также западные союзники с начала только этого года предоставили РТ международных кредитов на сумму $1 млрд. 043 млн. и грантов в размере $145,3 млн., что составляет более двух бюджетов этой республики. Для чего? В разворачивающейся "шахматной партии" Таджикистан — эта та "пешка геополитики", которую США готовы вывести в "ферзи". Оперируя же терминологией карточных мошенников, можно сказать, что это "туз из рукава", которому уготована не очень завидная роль крапленой карты для неожиданного выпада против соперников. А их, как мы видели выше, у США на сегодняшний день в регионе поднакопилось больше, чем в любой другой точке земного шара.

Будущий театр военных действий?

Новый мост — это ключевой элемент на подступе к возможному театру военных действий. Таким образом, США крепко-накрепко привязали Таджикистан не только ко всем своим нерешенным проблемам в Центральной и Южной Азии, но и к противоречиям своего противостояния с РФ, КНР, Индией и игроками поменьше.
То ли по недомыслию, то ли по злому умыслу, а, скорее всего в силу и того и другого, Э.Рахмон с треском "вляпался в историю", в которой Таджикистану уготована судьба жертвенного "козла" на пиру американской политики в регионе. Самое страшное для всех и для таджикского народа в первую очередь — выбраться из этого расклада сил самостоятельно республика уже не сможет. Ну не взрывать же, в самом деле, отгроханный под фанфары военным инженерами армии США объект, на который Таджикистан может претендовать лишь с формальной точки зрения?!
Что такое с точки зрения военной инфраструктуры мост, построенный между Таджикистаном и Афганистаном? Это заключительный элемент в стратегии доставки живой силы и техники к предполагаемым "базам подскока". А где такая база должна будет найти теперь свое место — вопрос чисто риторический. Как говорится, "money talks" — "деньги говорят сами за себя". Потраченная на возведение более чем шестисотметрового моста сумма лучше всего указывает на ход мысли американских стратегов. Дело осталось за малым. Со слов Бхадракумара, у США остался "последний шанс уговорить" Душанбе предоставить им в пользование аэродромы республики". После визита К.Гутьереса дело осталось за малым, то есть за военными — выбрать подходящий объект.
Подбор правильного места становится принципиальным вопросом. Расстояние от Душанбе до Кабула небольшое — 450 км, но для полноценных операций не вполне подходящее. Добавим к этому, что по-американски "база подскока" — это на самом деле находящийся в состоянии постоянной готовности объект, способный в течение 48 часов трансформироваться в полноценную боевую инфраструктуру поддержки ведения боевых операций. В нее входит и аэродромное обеспечение, и контингент спецназа, но самое главное, полная юридическая автономия. Американцы рассчитывают, что база постоянно должна быть в оперативной готовности для переброски тяжелой техники, живой силы и тылового обеспечения.
Дальность действия американских боевых самолетов С-17 (1000–3500 км, в зависимости от загрузки) и C-130 (4000–5400 км) позволяет им летать без дозаправки в любые точки Афганистана со всех баз, используемых США для афганской операции. В ИРА находятся 40 тыс. иностранных военнослужащих, из которых около 20 тыс. американцы. Ключевые базы США и НАТО — Баграм и Кандагар. Имеются также 14 второстепенных баз. Из них три — у границы с Ираном, одна — у границ Таджикистана и Узбекистана, и восемь — поблизости от Пакистана.
Теперь посмотрим на ситуацию взглядом США. Где наблюдается большая концентрация военной силы и техники, где находятся ключевые, то бишь глобальные, конкуренты, если не сказать "противники" США? Верно — севернее и восточнее ИРА. А кто сказал, что построенный мост — это объект с односторонним движением и предназначенный исключительно для гражданских целей? Нам остается только выйти за параметры привычных штампов и посмотреть на ситуацию с точки зрения холодного военного расчета, и тогда все в этой головоломке становится на свои места.
В этом случае, Афганистан превращается в тыл, "база подскока" теперь уже выглядит передовым "авангардом будущего", который позволяет держать военную силу и оперативно-тактические ресурсы на максимально приближенном расстоянии к будущему ТВД. Основные силы, в том числе тяжелое вооружение и техника, находятся на 72-часовом отдалении, в Афганистане.

Зачем это нужно?!

Американцы целенаправленно создают инфраструктуру для военно-политического давления на Россию, Китай, Центральную Азию и Иран. Сегодня эта инфраструктура в целом уже создана, однако Вашингтону не хватает некоторых ключевых элементов. В самом деле, не подтягивать же американские авианосцы к материковому "хартлэнду" для устрашения "непослушных".
Российское направление. Тема детально изучена и далее обрисовывать цели США по выдавливанию РФ из ЦА — дело не благодарное, это аксиома, понятная всем.
Китайское направление. Основной объект давления — Синьцзян-Уйгурский автономный район, через который проходят основные пути, связывающие Китай с Центральной Азией.
Центральная Азия. Как говорили англичане в XIX веке, кто владеет сердцем Азии, владеет миром. Это энергоресурсы, уран, золото и вся таблица Менделеева в нагрузку, плюс такие мелочи, как постоянное давление на своих глобальных конкурентов.
Присутствие в Ферганской долине принципиально важно для США не только с классической военной точки зрения. Долина — удобный плацдарм для поддержки исламистских и сепаратистских движений, как это случилось тридцатью годами ранее в Афганистане.
По всем этим направлениям одна лишь база Ганси (Киргизия) работать полноценно, с военной точки зрения, не в состоянии. Кандагар и Баграм (Афганистан) находятся на известном отдалении, что создает трудности, с точки зрения логистики и транспортировки. Чтобы создать условия для проведения полноценной наступательной операции в обрисованном регионе, армии США не хватает еще одной базы на подступах к Ферганской долине, имеющей прямой доступ к Афганистану.
Будущие цели ясны: дестабилизация ситуации в ЦА, чтобы досадить России и желание иметь возможность внезапного и проникающего удара по глубинным тыловым районам континентального Китая.
Так где будет располагаться база? Угадайте с трех раз? На этот раз можно быть уверенными, что глава Пентагона Р.Гейтс не повторит ошибку Рамсфелда. По имеющимся достоверным данным, военные США осмотрели на предмет создания базы аэродромы в Чкаловске на севере Таджикистана и в Кулябе на юге Таджикистана. К 2010–2011 гг. Пентагон закрепится и на третьем аэродроме в Хороге на границе с КНР. Повод — ремонт взлетно-посадочной полосы на случай ЧП в воздухе с самолетами международной коалиции в Афганистане. И тогда Рахмон, как и панамский генерал Норьега, будет полностью управляем каким-то первым секретарем американского посольства в Душанбе. А судьба панамского диктатора-наркоторговца сделает Э.Рахмона еще более послушным.
Деньги, полученные от якобы от толлинговой схемы по продаже таджикского алюминия через фирму ТМГ с Виргинских островов, оседают на счетах в Лондоне и Франкфурте. Куда после этого "бедному" Рахмону деться от нахрапистой схватки костлявой руки Дяди Сэма и пытаться освободиться о кованного сапога Янки. Дела его плохи…….

Л.Бондарец
ИА МиК - информационно-аналитическое агентство



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан