Геополитика & Война

Душанбе готов дружить с Вашингтоном
Ю.Сигов: Даже если это не понравится России
14.11.07

Трудно сказать, по какой причине СМИ России и стран Центральной Азии всегда традиционно рассматривают этот регион исключительно как зону непримиримого противостояния между Россией, США и Китаем. Наверное, дает о себе знать догматическое "мышление прошлого", а кому-то, может быть, хотелось использовать просто выгодный момент, и поиграть на противоречиях ведущих мировых политических и экономических игроков.

Как бы там ни было, как только Соединенные Штаты начинают укреплять свои отношения с одной из стран Центральной Азии, так тут же звучат обвинения руководства такой страны в "проамериканизме", а самих американцев тут же обвиняют в якобы растущей экспансии в регионе, и чуть ли не угрозе его безопасности и стабильности.

Подобную критику по поводу своей якобы "проамериканской" позиции слышали в свой адрес — и не раз — и Казахстан, и Кыргызстан, и с недавних пор — Туркменистан. Но особенно много в последнее время критикуют за политику "проамериканской ориентации" Таджикистан.

Несмотря на то что совсем недавно президент этой республики Эмомали Рахмон принимал у себя в Душанбе лидеров стран-членов ОДКБ, и даже отметил в их окружении свой день рождения, его также продолжают обвинять в "предательстве интересов России", в частности, после того как таджикское руководство на американские деньги получило 600-метровый автомобильный мост через реку Пяндж на границе с Афганистаном, а также выразило желание пересмотреть контракты с российскими компаниями по поводу сооружения ГЭС в горах Памира.

Мост, который построил Буш

То, что Соединенные Штаты профинансировали строительство пограничного моста между Нижним Пянджем в Таджикистане и Шерхан Бандаром в Афганистане — ни для кого не секрет. Обошлось это американским налогоплательщикам примерно в 36 млн. долларов, а на открытии самого моста в конце августа помимо президентов Таджикистана и Афганистана присутствовал и министр торговли США Карлос Гутьерес, который является одним из самых доверенных лиц в администрации президента страны Буша.

Для Таджикистана с его крайне слабо развитой транспортной системой сооружение подобного моста — явный плюс, причем столь важный объект был профинансирован другим государством. Да и для Афганистана через мост также можно выходить на рынки стран Центральной Азии, хотя критики уже язвительно отметили, что теперь поток наркотиков, который раньше шел через реку Пяндж окольными путями, теперь польется напрямую через территорию Таджикистана и далее в Россию и Европу.

Самое интересное, что, построив этот мост для таджиков, и находясь в Афганистане последние несколько лет, США выполняют за ту же Россию и стран Центральной Азии по существу всю грязную работу по поддержанию стабильности во всем этом регионе. Любопытно было бы сейчас посмотреть на ситуацию, при которой те же талибы, "наведя порядок" в своей собственной стране, давно уже пошли бы разбираться со всеми своими непосредственными географическими соседями, а Россия и те же страны Центральной Азии со всеми ОДКБ, СНГ, ШОСами и другими структурами, вряд ли смогла бы что-то реальное сделать.

Конечно, было бы наивно при этом думать, что Соединенные Штаты просто раздают свою помощь кому попало, и ничего не хотят получить за это взамен. Просто ситуация и с операцией в Афганистане против талибов, и бесконечная война в Ираке, и растущая напряженность и неопределенность вокруг иранской ядерной программы заставляют Вашингтон искать себе новых партнеров в регионе. И Таджикистан сам выразил такое желание — активизировать связи с Соединенными Штатами, надеясь за это получить и необходимую экономическую помощь, и американские инвестиции.

Показательно и то, что еще во время первого визита в Таджикистан тогдашнего министра обороны Соединенных Штатов Рамсфелда поднимался вопрос об американских военных базах на таджикской территории, хотя бы по подобию базы, существующей сейчас в аэропорту Манас недалеко от столицы Кыргызстана. Тогда американцев подобное предложение таджикской стороны не очень заинтересовало, но тогда у США была военно-воздушная база в Карши (Узбекистан), и открывать еще одну базу, которая фактически бы дублировала функции узбекской, не считалось в Вашингтоне целесообразным.

Теперь же стратегическая ситуация изменилась: база в Карши давно уже закрыта, одним Манасом всю операцию в Афганистане покрывать пока удается с большим трудом, а если учесть, что вполне возможны "показательные удары" по иранской территории, то важность для Соединенных Штатов наличия военных баз в Таджикистане многократно возрастает.

Совершенно точно известно, что США, нравится это кому-то или нет, предложили таджикскому руководству помощь, и Душанбе при тех крайне скудных финансовых ресурсах, которыми на сегодня республика располагает, от нее не отказался. Сейчас общая сумма выделенных Соединенными Штатами кредитов и помощи Таджикистану составляет чуть больше 1 млрд. долларов, что примерно в полтора раза превышает весь годовой бюджет республики. Но параллельно американцам помощь Таджикистану оказывают также и многие другие страны — та же Россия, Китай, Иран и Казахстан.

При этом, что показательно, никому в голову не приходит обвинять руководство Таджикистана в том, что оно якобы "продалось" русским, китайцам или казахам. Зато Рахмону достается регулярно от СМИ стран СНГ за его желание развивать разносторонние контакты с Соединенными Штатами, и уж тем более — содействовать в той или иной форме решению афганской проблемы.

Ни страны НАТО, ни сами Соединенные Штаты не скрывают, что ситуация с Афганистаном действительно оказалась крайне сложной, и выпутаться в ближайшей перспективе оттуда западным странам вряд ли удастся без серьезных политических и экономических потерь. Талибы, которые, казалось бы, к 2003 году уже были фактически разгромлены, вновь набрали силу, и оказывают по всей стране ожесточенное сопротивление и афганским войскам, подчиненным президенту страны Карзаю, и подразделениям сил коалиции во главе с США.

В этой связи американцы соответственно рассматривают варианты укрепления своих позиций в регионе, и при наличии, к примеру, военной базы в районе того же Душанбе они смогли бы гораздо более эффективно вести военную операцию на афганской территории. Расстояние между столицами Таджикистана и Афганистана — всего 450 километров, при этом американцы еще при министре обороны Рамсфелде получили от таджикского руководства предложение по созданию американских военных баз в районе аэродрома Чкаловск и на юге республики возле города Куляб.

Выгодное географическое и стратегическое расположение и у высокогорного аэродрома в Хороге (Горно-Бадахшанская область), причем опять-таки американская сторона могла бы провести все необходимые работы по расширению взлетно-посадочной полосы этого аэродрома в достаточно короткие сроки.

"Многовекторный Таджикистан" почему-то никому не нравится

В этой связи очень любопытно посмотреть, как же будут относиться к Таджикистану и его руководству и Россия, и Китай, и соседние республики Центральной Азии. Что интересно: в последнее время чуть ли не повальным увлечением руководителей стран центрально-азиатского региона стала политика так называемой "многовекторной дипломатии". Суть ее — дружба и сотрудничество со всеми теми, кто в ней заинтересован, в независимости от того, кто в какие блоки, группировки и союзы входит, кто с кем давно или недавно политически или стратегически дружит, и кто против кого какой зуб из давней истории держит.

Поначалу подобный курс достаточно успешно проводил (да и до сих пор осуществляет) Казахстан, и тем самым он стал настоящим примером для подражания своим соседям. Первыми о правильности "казахстанской многовекторности" тепло высказывались кыргызские руководители, потом на этот курс стал ориентироваться президент соседнего с Казахстаном Азербайджана, чуть позднее — новый президент Туркменистана, и теперь по тому же пути решил идти Рахмон из Таджикистана.

Сама же по себе "многовекторность" данной ситуации для того же Таджикистана — вовсе не внешнеполитическая прихоть, и не желание к кому-то поплотнее "прислониться", а кого-то наоборот — подальше оттолкнуть. Просто особо другого выхода у республики, которая и так очень сильно зависит от внешней помощи и денежных переводов сотен тысяч своих рабочих из России, нет, и на ближайшую перспективу не предвидится.

Именно поэтому Эмомали Рахмон и предлагает не только американцам, но и фактически всем желающим вкладывать деньги в свою республику, готов отдавать в аренду предприятия, которые с помощью внешних инвестиций могут быть и восстановлены, и модернизированы. Он также не прочь сотрудничать с любой страной вне зависимости от того, в какие блоки или военные структуры та входит, если такая страна будет заинтересована в развитии своих отношений с Таджикистаном на равноправной основе.

При этом тот же Кыргызстан, экономическое и финансовое положение которого сродни таджикскому, умудрился ради коммерческой выгоды разместить на своей территории и российскую, и американскую военные базы (если кто еще Бишкек попросит насчет новых баз, то, думаю, отказа не последует). И ведь это отнюдь не мешает Кыргызстану состоять и в ОДКБ, и в Шанхайской организации сотрудничества, и принимать участие в программе НАТО под названием "Партнерство ради мира".

Как известно, на начальном этапе, сразу же после развала Советского Союза, США вполне могли бы договориться о военном сотрудничестве, и даже о наличии военных баз и с Казахстаном, и с Азербайджаном. Просто к рубежной дате 11 сентября 2001 года и Баку, и Астана за счет существенных нефтяных и газовых доходов ни в каких иностранных базах на своей территории чьих-либо вооруженных сил попросту не нуждались.

А вот Таджикистану, как и соседям-кыргызам, до сих пор приходится считать каждый доллар. Именно поэтому президент Таджикистана Рахмон ездил за последнее время и в ОАЭ, и в Катар, и в Египет, то есть туда, откуда потенциально можно рассчитывать на получение экономической и финансовой помощи Таджикистану.

Среди стран СНГ, между прочим, Таджикистан отдает явное предпочтение в получении помощи Казахстану и Азербайджану. Во-первых, потому что у этих республик есть свободные финансовые ресурсы для внешних инвестиций, а во-вторых, как мне говорили сами таджикские официальные лица, им импонирует то, что и Астана, и Баку им ничего не навязывают, ведут себя по отношению к Душанбе с уважением, а не с позиции пресловутого "старшего брата", как это частенько делает Россия.

Кстати, не будем забывать и о том, что совсем по-другому сейчас к наличию собственных военных баз за границей относятся и сами американцы. Практический пример и печальный опыт работы американской военной базы в Карши (Узбекистан) научил, судя по всему, Пентагон очень тщательно выбирать себе союзников, согласовывать с ними все возможные политические и военные нюансы, а также заранее просчитывать варианты, при которых политическая конъюнктура в той или иной республике СНГ вдруг поменяется, и американские военнослужащие, которых еще вчера принимали с распростертыми объятиями, могут в одночасье стать элементарно персонами нон-грата.

Поэтому таджикское руководство гарантированно и дальше будет всемерно развивать свои связи с США, вне зависимости от того, что по этому поводу будут думать в Москве и Пекине. Также не исключено, что американцы получат в Таджикистане и военную базу (если в ней появится необходимость), которая, как и в соседнем Кыргызстане, может вполне мирно соседствовать с базой российской. Ведь если "многовекторная дипломатия" ближайших географических соседей по Центральной Азии приносит им успех, то почему бы и Душанбе не придерживаться курса на "дружбу со всеми" и в своих собственных интересах?

Юрий Сигов, Вашингтон
"Деловая неделя"



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан