Геополитика & Война

"Порочный круг"
С.Бланк: Российско-индийский спор о таджикской авиабазе
15.01.08

Стратегические планы Индии в Центральной Азии оказались под вопросом после того, как Россия отказалась от своей прежней позиции и воспротивилась размещению индийских военных самолетов на авиабазе в Таджикистане. Стратегический разворот Индии в сторону Соединенных Штатов – вот что, похоже, вызвало недовольство Кремля и заставило его изменить свою политику.

Индия и Россия традиционно поддерживали самые теплые отношения, чему немало способствовало то обстоятельство, что Нью-Дели являлся одним из главных покупателей вооружений и военной техники российского производства. Эти крепкие связи позволили Кремлю дать добро планам Индии по организации своего стратегического плацдарма в Центральной Азии, а конкретно, на таджикской военной базе в Айни примерно в 15 километрах от столицы страны Душанбе и в клинике в Фархоре близ таджикско-афганской границы. Индия находится на базе в Айни с 2002 года. За это время на реконструкцию базы ею было потрачено около 1,77 млн. долларов.

С точки зрения Нью-Дели, задача постоянного присутствия в Центральной Азии имеет смысл как в экономическом, так и в стратегическом плане. Это позволит Индии повысить свою обороноспособность на случай кризиса, будь то в Афганистане или Пакистане, а также потенциально может обеспечить Индии более широкий доступ к центральноазиатским энергоресурсам. Не далее как в середине 2006 года начали появляться сообщения о том, что Нью-Дели готов разместить в Айни 12 истребителей-бомбардировщиков МиГ, что означало бы создание первой военной базы Индии за ее пределами. Размещение самолетов первоначально было отложено в связи с проблемами Индии по реконструкции Айни. База могла принять самолеты не раньше середины 2007 года, когда работы по реконструкции объекта были, наконец, завершены – почти на два года позже намеченного срока.

Примерно в то же время в 2006 году, когда Индия начала планировать размещение МиГов, российские и индийские дипломаты завели разговор о возможности расширения Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и потенциальной роли в ней Индии. Привлекая Индию к участию в этой организации, Москва явно преследовала цель попытаться сдержать рост влияния Китая в Центральной Азии, особенно учитывая предпринимаемые Китаем усилия по установлению собственного военного присутствия в этом регионе и отказ Пекина превратить Шанхайскую организацию сотрудничества в военный альянс.

Когда Индия была, наконец, была готова приступить к тому, чтобы сделать базу в Айни полностью действующей, Россия передумала. Ближе к концу второй половины 2007 года Москва дала понять, что не только возражает против размещения Индии, но и начала оказывать давление на администрацию президента Эмомали Рахмона в Душанбе с тем, чтобы она аннулировала разрешение Индии на пользование этой базой. На базе в Айни размещено порядка 150 индийских военнослужащих, главным образом служащих инженерных войск и вспомогательных подразделений.

По мнению аналитиков, изменение политики России связано с возможными сдвигами на международном рынке вооружений. Имеющиеся источники в Индии высказывают сильное подозрение, что Москва озабочена все большим сближением Нью-Дели с Соединенными Штатами в целом и с их оборонными фирмами в частности. В течение следующих нескольких лет Индия должна закупить у зарубежных поставщиков вооружений на сумму в 40 млрд. долларов и уже объявила тендер на 126 истребителей. До конца февраля производители военных самолетов, включая американские гиганты Boeing, General Dynamics и Lockheed Martin, должны представить свои заявки. Американские фирмы являются конкурентами российского производителя боевых самолетов МиГ, конструкторского бюро им. Микояна.

Индийские источники полагают, что давление Москвы на Душанбе вызвано раздражением России и осознанием того, что такой давний и ценный клиент, как Индия, вполне может уйти к ее главным конкурентам по оружейному бизнесу. Это будет огромной потерей для российского военно-промышленного комплекса, поскольку Индия была для России крупнейшим и самым давним клиентом, закупавшим у нее оружие и военную технику.

Недавние проблемы с закупками вооружений и переговорным процессом способствовали разрастанию спекуляций о том, что Индия может обратить свой взгляд на другие рынки вооружений. Российская казна ломится от нефтяных денег, и российские вооруженные силы проходят полную модернизацию после многих лет забвения с момента распада СССР в 1991 году. Сегодня российские оборонные предприятия напряженно работают над выполнением внутреннего заказа, в результате серьезно задерживая выполнение своих экспортных обязательств перед такими странами, как Индия и Китай. По имеющимся сообщениям, помимо срыва сроков, индийские власти остались недовольны и низким качеством ряда последних партий, а также попытками российской стороны затягивать переговоры с целью добиться более высокой цены.

Учитывая установившуюся практику ведения Москвой своих энергетических сделок, вопрос об Айни вполне может оказаться не слишком тонким методом запугивания Нью-Дели: мол, или заключайте контракт на покупку микояновских истребителей, или прощайтесь с базой.

Помимо попыток оказания давления на местные правительства и третьи страны за пределами Центральной Азии, пробивая там свои интересы, позиция Москвы в отношении Индии отражает растущее понимание геополитического влияния Кремля в Центральной Азии. Совершенно ясно, что Москва стремится оказывать максимальное влияние на политические и экономические дела этого региона. Но после всплеска в 2005-2006 годах, это влияние, возможно, снова идет на спад: большие запасы энергетических ресурсов вооружили политических лидеров региона, особенно Казахстана и Туркменистана, рычагами противодействия российскому давлению.

Как свидетельствуют недавние энергетические сделки с Туркменистаном и Узбекистаном, закупка энергоресурсов в Центральной Азии обходится России все дороже. Центральноазиатские правительства все активнее проводят "многовекторную" внешнюю политику, разыгрывая партии с такими державами, как Россия, Китай, США и даже Индия, с целью извлечения для себя максимальных экономических и политических барышей.

В случае с Таджикистаном, Душанбе пока даже не приблизился к тому уровню свободы во внешней политике, которую достигли некоторые из его более крупных соседей, а именно Казахстан, Туркменистан и Узбекистан. Но при всем этом в последние годы администрация Рахмона обретает все большую уверенность в себе, сумев установить твердый контроль над политической жизнью в стране. Таким образом, усилия Москвы оказать давление на Индию – а заодно и на Таджикистан – легко могут вызвать напряженность в российско-таджикских отношениях.

В итоге же, вопрос о базе Айни лишь подчеркивает тот факт, что Россия могла попасть в порочный дипломатический круг, в котором ей все больше приходится полагаться на методы принуждения, чтобы заставить своих некогда верных друзей и соседей исполнять свои экономические и стратегические желания. Некоторое время такой порочный круг еще может просуществовать, но итог будет плачевным.

От редактора: Стефан Бланк является профессором Военного колледжа армии США. Взгляды, выраженные в этой статье, никоим образом не являются выражением взглядов вооруженных сил США, министерства обороны или американского правительства.

Стефан Бланк
Eurasianet



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан