Геополитика & Война

Что ослабит...
А.Асроров: энергетическую петлю для Душанбе?
04.05.08

Китайцы уже пришли на север Таджикистана, и если россияне будут долго думать, могут лишиться шансов закончить Рогунскую ГЭС.

Спикер таджикского парламента призвал работников учреждений, министерств и предприятий перечислить половину своей заработной платы за май и июнь в счет строительства самой мощной в Центральной Азии Рогунской ГЭС.

Напомним, что еще летом прошлого года таджикское правительство разорвало контракт с российской компанией "РусАл". Разногласия возникли по части высоты дамбы. Таджикское правительство хочет получить самую мощную электростанцию в регионе, тогда как в проекте технические параметры Рогунской ГЭС были куда как скромнее.

По расчетам властей, только в Душанбе методом всенародного хашара можно будет собрать не менее 10 миллионов долларов. В свою очередь, таджикский президент Эмомали Рахмон недавно предложил удвоить расходную часть государственного бюджета, и с 2009 года ежегодные инвестиции в Рогунскую ГЭС составят более 79 миллионов долларов. Еще один актив, призванный решить поставленную задачу - учрежденное в этом месяце открытое акционерное общество по достройке ГЭС с уставным фондом 33,85 миллиона долларов.

Справка:

Рогунская ГЭС - шестая, верхняя ступень вахшского каскада гидроэлектростанций, располагается в 110 км от Душанбе в Таджикистане.

Подготовительный период строительства Рогунской ГЭС с установленной мощностью 3600 МВт был начат в 1976 году. В 1987 году началось возведение каменно-земляной плотины, обещавшая стать высочайшей в мире (330 м), к 1993 году она достигла высоты 40 м. Построено 42 километра тоннелей, выполнена основная работа по машинному и трансформаторному залам.

После распада Советского Союза строительство ГЭС было законсервировано, плотина размыта мощным паводковым потоком.

Кроме правительства Таджикистана некоторый интерес к достройке станции и развитию алюминиевого комплекса имеет компания РусАл, в 2004 году появилось соглашение, однако строительство на весну 2007 года так и не возобновлено.

В августе прошлого года было заявлено, что Таджикистан разорвал соглашение о строительстве Рогуна с россиянами.

В такой ситуации перед таджикским правительством стоит дилемма - достраивать Рогун собственными силами или привлечь другого подрядчика. При этом надо иметь в виду, что ресурсами населения, таджикских бизнесменов и предприятий проект общей инвестиционной емкостью 1,3 миллиарда долларов (при пуске 2 из 6 блоков) или 3 миллиарда долларов (при пуске всех 6 блоков) одолеть довольно сложно. Правда, все это лишь оценочные суммы, в ходе практической реализации сумма инвестиций может существенно подрасти.

Интересы сторон

События вокруг проекта развивались волнообразно. В марте прошлого года об интересе Украины в достройке Рогунской ГЭС заявил ее президент Виктор Ющенко. Вполне возможно, что в ходе приватных бесед с Эмомали Рахмоном, украинский президент оказался именно тем человеком, который прозорливо раскрыл "коварные" планы российского "РусАла", не желающего менять технические параметры проекта электростанции.

Летом, как известно, таджикские власти разорвали контракт с россиянами.

Но уже осенью прошлого года глава РАО "ЕЭС" Анатолий Чубайс (РАО уже строит в Таджикистане Сангтудинскую ГЭС-1 стоимостью 534 миллиона долларов с годовой выработкой 2,7 миллиарда кВт/ч) заявил, что за Россией должна сохраниться ключевая роль в проекте строительства Рогунской ГЭС.

Сразу вслед за этим последовало заявление главы таджикской госэнергокомпании Шарифхона Самиева о том, что Таджикистан рассчитывает на не менее чем 60 процентов акций в Рогуне. Путем несложных арифметических подсчетов можно просчитать долю Таджикистана - страна должна выложить в качестве своей доли 1,8 миллиарда долларов наличными или хотя бы тем, что уже построено на месте возведения объекта. Так как старые сооружения, по большому счету, не имеют особой ценности, остается другой путь - найти деньги внутри страны или занять у международных финансовых институтов.

Годовая выработка Рогунской ГЭС при пуске всех шести агрегатов составит 13 миллиардов кВт/ч. Строительство Рогунской ГЭС на реке Вахш позволит регулировать сток в реки Центральной Азии. В Таджикистане образуется около 60% всех водных ресурсов, и теоретически он мог бы влиять на сток рек особенно соседнего Узбекистана, широко использующий воду для сельского хозяйства. Таджикистан также планирует экспортировать электроэнергию в Пакистан и Иран через Афганистан, который уже покупает некоторую часть необходимой ему энергии в Таджикистане.

Еще одна беда Узбекистана

Летом прошлого года китайцы проявили живой интерес к строительству еще одного гидросооружения в Таджикистане. Речь идет о Зеравшанской ГЭС. 6 июня прошлого года об этом публично заявил на встрече с журналистами новый Чрезвычайный и Полномочный посол КНР в Таджикистане Цзю Сюелян. По его словам, проект находится на стадии рассмотрения, и в процессе имеются сложности, но они должны быть решены.

Китайцы, как правило, берут на себя довольно большие обязательства. Не стала исключением и Зеравшанская ГЭС. Напомним, что согласно подписанному между Таджикистаном и КНР соглашению, китайская сторона намерена построить эту станцию в течение 36 месяцев. На эти цели Китай выделяет Таджикистану льготный кредит в размере 269 миллионов долларов сроком на 25 лет под 1% годовых. При этом мощность ГЭС составит 150 мегаватт, а годовая выработка - около 600 миллионов кВт/ч.

Согласно документу, ГЭС перейдет в собственность Таджикистана сразу после ее запуска, а вложенные средства будут считаться кредитными, и будут погашаться согласно договоренностям. Китайская компания "Sinohydro" выбрана в качестве подрядчика проекта.

Разумеется, китайский дипломат не стал вдаваться в подробности возникших трудностей. Однако понять, кто и почему противится проекту несложно, если знать, куда текут воды Зеравшана. В частности, Узбекистан направил ноту протеста в адрес Таджикистана в связи с намерениями начать строительство этой ГЭС.

Узбекские власти уверены, что строительство ГЭС повлечет за собой ухудшение оросительной системы в четырех областях Узбекистана. В связи с чем они требуют от таджикских властей отказаться от осуществления проекта. Со своей стороны, Душанбе успокаивает своих соседей тем, что водохранилище Зеравшанской ГЭС предназначено для суточного регулирования и не влияет на поток воды в реке. Таджики настаивают и на том, что Зеравшан не трансграничная река и полностью формируется на территории Таджикистана.

Нет выхода

Душанбе активно лоббирует вопросы строительства на своей территории новых гидросооружений по вполне понятной причине. Самой большой ценностью страны является вода, причем вода, которая спускается с гор. Логика таджикских властей понятна: она не должна пропадать почем зря, лучше соорудить ГЭСы, чтобы в перспективе отказаться от импорта электроэнергии из соседнего Узбекистана.

Ко всему прочему, интерес к той же Рогунской ГЭС проявляют стороны, которые нельзя заподозрить в аффилированности. Например, Исламский банк развития уведомил таджикскую сторону, что готов выделить 30 миллионов долларов для участия в международном консорциуме по строительству Рогунской ГЭС. Есть заинтересованность со стороны инвесторов и из других азиатских стран.

Такая поддержка со стороны международных финансовых институтов не может не вдохновлять. Поэтому Душанбе поспешил заявить о том, что будет достраивать Рогун вне зависимости от позиции Узбекистана. В ходе работы регионального семинара по гидроэнергетике в Центральной Азии заместитель министра энергетики и промышленности РТ Пулод Мухиддинов дал понять, что "Таджикистан не будет ждать согласия своих соседей, в частности, Узбекистана в вопросах строительства гидроэлектростанций, особенно Рогунской, на своей территории".

Расклад

Душанбе явно не устраивает сегодняшнее положение дел в Центральной Азии. Ему ежегодно приходится вести сложные переговоры по поставкам электроэнергии и газа из Узбекистана. Причем, из года в год они проходят все напряженнее. Ситуация с дефицитом углеводородов нынешней зимой как раз и оголила самые проблемные точки Таджикистана.

Ташкент, со своей стороны, также не может не понимать устремлений Душанбе. Если проекты Рогуна и Зеравшанской ГЭС будут осуществлены, таджики получат мощный рычаг воздействия на Узбекистан за счет регулирования стока рек. Испытывающий острый дефицит воды летом во время поливов сельхозрастений, Узбекистан может впервые в современной истории оказаться в роли просителя. В силу вышеуказанных причин Ташкент будет противиться осуществлению проектов ГЭС в Таджикистане до последнего.

Пока в этом негласном, но явном со стороны, противостоянии между Душанбе и Ташкентом, перевес на стороне Узбекистана. Кризис электроэнергии нынешней зимой свидетельствует о том, что тактика давления Ташкента по вопросам поставок узбекского газа, более эффективна, чем перспективные планы Душанбе выйти из-под этой зависимости.

Складывается впечатление, что Душанбе начинает понимать, почему не складываются отношения с россиянами. Таджикские власти вынуждены признать, что Москва при выборе геополитического партнера больше склоняется в сторону Ташкента, чем в сторону Душанбе.

Конечно, нельзя всерьез воспринимать инициативы Душанбе по поиску внутренних источников инвестиций в достройку Рогуна. Другие страны, в частности Китай, Пакистан и даже Казахстан уже проявили интерес к инвестированию Рогуна. Они хотят получить реальную долю в проекте, где себестоимость электроэнергии будет минимальной, а польза - максимальной. Так что Душанбе есть из чего и кого выбирать.

Если он на самом деле сумеет проигнорировать интересы соседнего Узбекистана…

Акрам Асроров, специально для Gazeta.kz
03.05.2008



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан