Геополитика & Война

Зачем Европе охранять таджикские границы?
Ю.Сигов: Векторы внешней политики Душанбе
01.07.08

Чем дольше Россия будет проявлять пассивность, тем теснее Таджикистан будет сотрудничать с США, Евросоюзом, арабским миром и Ираном

Ни для кого не секрет, что как только одна из крупных стран, присутствовавших в том или ином регионе, по каким-то причинам его покидает, то сразу же образовавшийся политический и экономический вакуум занимает другое сильное государство. В бытность существования единого Советского Союза для того же региона Центральной (или как тогда его называли - Средней) Азии подобная проблема, естественно, не существовала. Но как только СССР распался, в этом регионе сразу же началась отчаянная борьба за "заполнение" этого самого вакуума, и ставки в ней возрастают с каждым днем.

Во многом под подобный "передел сфер влияния" попал и Таджикистан, разве что борьба за влияние на него по полной программе развернулась относительно недавно, да и участники этой борьбы действуют несколько отлично от того, что можно сегодня наблюдать в других республиках Центральной Азии.

Вообще после посещения Таджикистана остается ощущение какого-то во многом умышленного раздувания одних проблем и также умышленного "неведения" других, которые не столько несут угрозу кому-то из соседей или дестабилизируют ситуацию в целом в регионе, но больше способствуют, попросту говоря, идеальным условиям по выбиванию новых и новых бюджетных средств для расширения присутствия тех или иных стран в Таджикистане.

Зачем Европе охранять таджикские границы?

Думаю, нет смысла сейчас досконально вспоминать в деталях о том, что произошло в момент распада СССР на территории Таджикистана. Пока руководители "братских" России, Украины и Белоруссии, подмахнув Беловежские соглашения, делили меж собой власть, на окраинах бывшего Союза царил во многом хаос и полный экономический крах. В случае Таджикистана ситуация была даже более чем критической: когда распался СССР, то на территории республики не было ни одного боевого подразделения Советской армии, ни одной боеспособной воинской части (в отличие от других республик Средней Азии), а граница протяженностью в 1400 км с Афганистаном вообще практически осталась открытой.

В тот момент таджикскому руководству пришлось решать насущные вопросы самого существования независимой страны, а Эмомали Рахмонову - практически с нуля создавать собственные вооруженные силы, которым противостояли подготовленные в Афганистане воинские группировки, состоявшие из профессиональных головорезов. К тому же от Москвы до Душанбе было далеко, и то, что творилось на территории этой республики, российское руководство в те годы, откровенно говоря, особо не волновало (своих проблем с той же Чечней у Москвы тогда было по горло).

Единственной силой, которая в тот момент хотя бы как-то сдерживала проникновение вооруженных группировок в Таджикистан из-за границы, были российские пограничники. Они еще несколько лет оставались на границах республики, защищая рубежи уже не существовавшей в той момент страны, но понимавшие, что "борцы за ислам" с повязками на головах и с пулеметами наперевес в конце концов доберутся и до российских границ, если их не удастся остановить в Таджикистане.

Когда же гражданская война в Таджикистане закончилась, то руководство республики постепенно взяло ее внешние границы под свой контроль, сохраняя тесное сотрудничество с российской погранслужбой, но также расширяя кооперацию со всеми другими странами, которые намеревались присутствовать в этом регионе. Это касается и Китая (где Таджикистан на первых порах покупал стрелковое оружие и патроны), и Соединенных Штатов, и соседних стран Центральной Азии (в частности - Кыргызстана и Казахстана).

Тогда же встал вопрос о хотя бы начальном упорядочении контроля за границей между Таджикистаном и Афганистаном, которая фактически не охранялась, за исключением района реки Пяндж и ущелий, поскольку труднодоступные горные места попросту было невозможно контролировать даже специально обученным воинским подразделениям, не говоря уже о только что сформированных пограничных отрядах).

Тем временем в Европе и Соединенных Штатах о Таджикистане четко сформировался имидж государства-транзитника на пути потока наркотиков, идущих из Афганистана далее через Россию в европейские страны. Более того, Таджикистан именовался государством, не способным контролировать свою границу и хотя бы элементарно остановить поток наркотиков, идущий с территории соседнего Афганистана.

Когда же США и коалиция стран НАТО начала свою операцию по разгрому движения "Талибан", то встал вопрос о том, что Таджикистану надо помогать в создании новой пограничной службы, и инициативу в этом деле по просьбе Вашингтона взяла на себя объединенная Европа.

Если о нас забудут в Пекине и Москве, то нам поможет Вена

В какой-то степени можно сказать, что решение ОБСЕ содействовать в укреплении пограничной службы Таджикистана было политически мотивированным и принято под влиянием тех докладов международных организаций, которые по-настоящему пугали Европу неконтролируемым потоком наркотиков, идущим из Афганистана через таджикскую границу.

Но не надо забывать и о том, что почти во всех вопросах сотрудничества Душанбе предлагал сначала именно России оказать республике подобную помощь. И лишь когда становилось ясно, что поддержки просьбам Таджикистана не будет вообще (или если будет, то очень нескоро), то предложения со стороны таджикского руководства делались другим потенциальным партнерам.

Мне довелось беседовать в Таджикистане с высокопоставленными представителями руководства республики, и почти все они с большой долей досады говорили о том, что европейцы на данном этапе оказались единственными, кто решил капитально помогать республике создавать собственные кадры для местной пограничной службы (которых не было вообще, поскольку традиционно в советские времена Таджикистан был главным поставщиком в армию солдатов, но никак не кадровых прапорщиков и офицеров).

Российская же сторона (причем не только в вопросе создания погранслужбы Таджикистана, но и по многим важным экономическим вопросам) занимает весьма странную позицию в отношении этой республики. Так, российские представители либо предлагают таджикам полностью взять под свой контроль тот или иной проект (экономика), или пытаются перейти в отношениях с Таджикистаном на так называемые "рыночные" расчеты.

Что из этого выходит, видно хотя бы по такому объекту, как "Окно" - это российская наблюдательная военная станция слежения за спутниками, аналогов которой не было ни в бывшем Союзе, ни в других странах региона. Отсюда ведется круглосуточное наблюдение за космическими объектами - как военными, так и коммерческими, и за пользование этой уникальной базой Россия платит Таджикистану символическую сумму в 30 американских центов (или один сомони).

Между тем на самом высоком уровне таджикские представители говорили мне вот о чем: "Россия простила Ираку и Афганистану многомиллиардные долги, хотя никакими особо дружескими связями нынешнюю Москву с этими странами ничего не связывает. А вот миллиардный долг Таджикистана Россия не только не списала, но и предложила в обмен на него полностью стать владельцем одной из главных электростанций страны".

Таким же образом ситуация развивалась и в плане создания специального учебного заведения по подготовке погранкадров. Таджикские представители говорили мне о том, что России предлагали неоднократно оказать помощь этому и другим проектам по налаживанию тесного сотрудничества, поскольку, закрывая границу с Афганистаном в районе Таджикистана, все СНГ тем самым обезопасило себя от нестабильности и проблем с наркотрафиком (да и отношение к российским пограничникам в Таджикистане традиционно очень доброжелательное). Однако когда стало ясно, что Москва не очень готова взять на себя подобную нагрузку, аналогичное предложение сделали Душанбе европейцы.

Теперь же в пограничном центре в Таджикистане европейские представители, работающие и в Интерполе, и в других аналогичных структурах, будут обучать таджиков охране границы, причем слушателями в этом заведении будут представители погранслужб всех республик Центральной Азии (тем самым ОБСЕ сейчас осуществляет идею создания целого ряда региональных центров, в которых готовились бы специалисты для стран региона по ключевым специальностям и профессиям).

Колледж этот начнет работать с декабря нынешнего года, и по оценкам таджикской стороны, европейцы делают хорошее дело не только для их республики на данном этапе, но и на перспективу - для всего региона. "Мы обращаемся в разные инстанции, к разным странам, и просим помочь. Тем, кто выражает желание содействовать нам в решении наших проблем, мы благодарны, и не видим ничего плохого в том, что у нас наладились конструктивные отношения с ОБСЕ", - сказал мне в беседе высокопоставленный таджикский дипломат.

От большой политики - к большой энергетике

Примерно также, как и с военным сотрудничеством, обстоит дело с развитием энергетической сферы Таджикистана. Опять-таки могу сослаться на личные беседы с таджикскими представителями, которые крайне нелестно отзывались и о господине Дерипаске, который "много чего Таджикистану наобещал, а потом нас просто кинул", и о других российских представителях, которые шли по пути "нам либо все, либо вам - ничего".

Строительство той же Рогунской ГЭС до сих пор является, наверное, самым болезненным вопросом в создании всей энергетической системы Таджикистана, причем возведение этой станции кардинально может изменить весь водный и энергетический баланс во всей Центральной Азии. Суть разногласий между Таджикистаном и Россией по вопросу Рогуна проста. Российская сторона хотела бы владеть объектом полностью и тем самым фактически контролировать энергетическую политику Таджикистана.

Таджикское руководство, наученное негативным опытом прошлого сотрудничества с одной из российских компаний, предлагает финансировать Рогун исключительно через структуру консорциума, в который войдет несколько зарубежных инвесторов, включая российских. Делается это для того, чтобы подстраховать себя на случай "ненадежности" одного, монопольного инвестора, и привлечь одновременно капитал нескольких сторон, которые могут быть заинтересованы в дальнейшем развитии энергетического комплекса Таджикистана.

Кстати, для справки, напомню, что если бы СССР не развалился, то на вторую половину 1992 года ГЭС в Рогуне намечалось запустить, и тем самым фактически полностью удалось бы снять зависимость Таджикистана в сфере энергетической безопасности от своих соседей. Однако тогда ни денег, ни желания ни у кого Рогуном заниматься не было, да и гражданская война, разразившаяся в республике, не способствовала привлечению зарубежных инвесторов в этот проект.

Сегодня же, пытаясь найти альтернативные варианты выхода из энергетического кризиса (который особенно больно ударил по республике прошедшей невероятно холодной для этих мест зимой), Таджикистан ищет возможности разработать новые месторождения нефти и газа, которые были первоначально разведаны еще в советские времена.

При этом надо четко понимать, что Таджикистан - это не Казахстан и не Туркменистан, где газовые и нефтяные месторождения достаточно просто разрабатываются, где добыча ведется промышленным способом уже довольно давно, и что самое главное - подобная добыча достаточно быстро приносит финансовые дивиденды.

Что же касается Таджикистана, то нефть и газ, имеющиеся в недрах республики, залегают на глубине в 5-7 километров. Но с учетом того, что 93% территории Таджикистана занимают горы, то любые разработки и попытки добыть энергосырье в республике из-под земли будут сопряжены с огромными трудностями и повышенными финансовыми затратами.

Поэтому тот факт, что российская компания "Газпром", а также компании из КНР и Канады проводят в последние месяцы переговоры с таджикским руководством о возможности ведения разведки по поиску нефти и газа, говорят о желании официального Душанбе использовать все имеющиеся возможности для активизации своей энергетической политики.

Опять-таки российские компании, которым таджики предлагали инвестировать в разведку нефти и газа в республике, не очень стремятся вкладывать деньги в то, что может дать отдачу не раньше чем через 8-10 лет. А вот китайцы и канадцы работать в Таджикистане даже без сиюминутных прибылей готовы. И дело не в том, какими являются, по оценкам специалистов, газовые и нефтяные запасы Таджикистана (они в любом случае несопоставимы с Туркменистаном и Казахстаном). Важно, что Таджикистан может привлечь к этим проектам зарубежных инвесторов с живыми деньгами, и те, кто их сейчас республике даст, в дальнейшем получит большие преимущества по сравнению с конкурентами.

Те же канадцы, представляющие компанию из Торонто под названием Theseus, вкладывают в разведку газа в Таджикистане 25 миллионов долларов, и в дальнейшем эта сумма будет увеличена. Работы начнутся к концу этого года, и, как мне сказал в Душанбе директор офиса компании Theseus Шарипов, по поводу Таджикистана у ее руководства имеются очень обширные планы на перспективу.

И здесь опять стоит вернуться к тому факту, что Таджикистан еще в начале 90-х годов предлагал именно российским компаниям вкладывать средства в разведку энергоресурсов на территории республики. Но не получив в итоге никаких вразумительных предложений, стал задействовать другие связи и контакты, благо интерес к этому направлению сотрудничества у зарубежных компаний присутствует.

Как говорили мне таджикские представители, которые вели переговоры с российской стороной, их собеседники не хотели нести никаких финансовых расходов по ведению разведки на территории Таджикистана. Они считали, что если нефть или газ будут найдены то тогда российская сторона готова будет по 2-3 миллиона долларов расходов брать на себя. А вот если ничего не будет найдено - то возмещать расходы на поиски нефти и газа предлагалось таджикской стороне, на что Душанбе был категорически не согласен.

В итоге именно те зарубежные компании, которые сейчас вкладывают в Таджикистан, в конечном итоге получают существенные привилегии. А главное - зарабатывают не только деньги, но и доверие со стороны таджикских властей на перспективу. Те же, кто рисковать и работать в соседней стране не особенно торопится, в конечном итоге гарантированно окажутся и без прибылей, и без налаженных личных связей с представителями таджикского руководства.

И еще об одном моменте хотелось бы упомянуть. Во время встреч на самом высоком уровне с таджикскими государственными чиновниками мне не раз говорили о том, что для Таджикистана самым надежным вариантом сотрудничества по практически всем вопросам является кооперация с партнерами по СНГ- особенно с Казахстаном, Кыргызстаном и Россией.

Что бы ни предлагали республике Европа с ее программами, Китай, Соединенные Штаты, даже родственный по культуре и языку Иран - все равно доверия и "удобства" таджики больше ощущают именно во взаимоотношениях со странами, с которыми их связывает долгое совместное существование в рамках единой страны.

Однако нужно помнить о том, что если никакого интереса к подобному сотрудничеству с Таджикистаном те же компании из России или Казахстана проявлять не будут (хотя именно Казахстан сейчас активизировал свое присутствие в Таджикистане прежде всего в сфере геологоразведки полезных ископаемых), то у таджикского руководства уже налажена (и неплохо) своя многовекторность во внешней политике и экономике, тем более что желающих из других стран работать в республике в последнее время становится все больше и больше.

Юрий СИГОВ, Вашингтон
Деловая Неделя



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан