Геополитика & Война

Водные ресурсы ЦентрАзии -
"Кабар": лишь краткосрочное сотрудничество
15.12.08

Одной из особенностей Центральной Азии является неравномерное распределение по ее территории энергетических ресурсов. Если "нижние" страны, к числу которых относятся расположенные ниже по течению протекающих здесь крупных рек Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, богаты нефтью и газом, то "верхние" государства - Кыргызстан и Таджикистан - их почти не имеют. В то же время, контролируя истоки рек, "верхние" страны располагают не менее, а в засушливом климате Центральной Азии и более важным ресурсом - водой. В условиях горной местности реки обеспечивают Кыргызстану и Таджикистану высокий гидроэнергетический потенциал, используемый пока далеко не в полной мере. Гидроэнергетические ресурсы "верхних" стран Центральной Азии привлекают в последние годы пристальное внимание России, Китая, Ирана и США.

В 1992 и в 1996 годах были подписаны четырехсторонние договора между Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Но, во-первых, они не учитывали роли Туркмении, а во-вторых, утратили юридическую силу еще три года назад. После этого распределение воды, энергии, топлива осуществлялось на основе двусторонних договоров, которые не учитывали всех аспектов проблемы. Например, в этом году власти Казахстана согласились закупать электроэнергию из Кыргызстана по повышенной цене в обмен на попуски воды из Токтогульского водохранилища для орошения земель Южно-Казахстанской области объемом 600 млн кубометров. Но соседние страны, оставшиеся вне рамок этого соглашения, самостоятельно отбирали воду для собственных нужд, так как река Сырдарья протекает и через их территорию.

В результате этим летом ситуация зашла в тупик, и стороны перешли к публичным обвинениям друг друга. В газете "Правда Востока появилась статья" заместителя министра сельского и водного хозяйства Узбекистана Шавката Хамраева о проблемах водопользования в бассейне рек Нарын и Сырдарья. В ней он подверг критике власти Кыргызстана "за одностороннее изменение режима работы Токтогульского водохранилища", что, по его словам, привело к тяжелым водохозяйственным и экологическим проблемам в бассейне реки Сырдарья. К публичной дискуссии тут же подключилось предприятие "Электрические станции" Кыргызстана, которое обвинило власти Узбекистана в создании правового вакуума в области водопользования трансграничных рек. Но официальный Ташкент тут же отверг подобное обвинение, ссылаясь на документы международного права.

После событий в Андижане отношения Узбекистана с Россией укрепились, так как она поддержала действия Ташкента в "борьбе за безопасность". Но последнее время эти отношения стали более прохладными. Это, скорее всего, связано со стремлением Ташкента поднять цены на газ до мирового уровня, что повлечет за собой повышение цен на энергоносители, экспортируемые Россией потребителям в Европе. На этом фоне Узбекистаном опять начинают интересоваться страны Европы и США, которые желают найти свои источники газа и создать свой путь газоснабжения Европы в обход России.

Зависимость среднеазиатских стран от России в продаже газа настораживает и сами правительства этих стран. Несмотря на то, что Узбекистан заключил долгосрочное соглашение с Россией о поставках газа до 2012 года, в последнее время стороны спорят об освоении запасов месторождений Урга, Куаныш и Акчалакской группы.

Повышение цен на газ отразится и на граничащих с Узбекистаном странах, прежде всего - на Кыргызстане и Таджикистане как потребителях узбекского газа. Если в 2006 году Кыргызстан платил Ташкенту 55 долларов за тысячу кубометров газа, то в декабре прошлого года речь шла об увеличении цены на газ от 100-115 до 145 долларов за тысячу кубов, а сейчас уже говорится о новом взлете цен. Такое повышение сильно ударит по экономике Кыргызстана. По мнению кыргызских экспертов, страна может выдержать только 30-процентный рост цен. Некоторые политики полагают, что природный газ послужит для Узбекистана политической мерой воздействия на Таджикистан и Кыргызстан в решении спорных вопросов.

Кыргызстан по праву называют "водонапорной башней" всего Центрально-Азиатского региона. Годовой сток его речного бассейна составляет в среднем 55 млрд куб.м. Такое природное богатство позволило создать в стране еще при СССР мощную энергетическую базу. 18 гидроэлектростанций различной мощности в настоящее время вырабатывают свыше 15 млрд кВт-часов электроэнергии в год.

Особая роль в кыргызской электроэнергетике принадлежит Токтогульской ГЭС, и не только потому, что она - самая мощная. Находящееся здесь водохранилище - одно из крупнейших в мире искусственных резервуаров, его максимальная вместимость составляет 19,5 млрд кубометров пресной воды. Именно масштаб находящихся здесь запасов влаги и делает водохранилище гидрообъектом многолетнего регулирования.

Огромные параметры Токтогулки позволяют аккумулировать значительную массу воды и хранить этот запас сколько угодно долго. Расходовать накопленную воду, по задумке советских гидроспециалистов, следовало в засушливые годы, чтобы не потерять на корню урожаи центрально-азиатских республик, ведь их аграрной отрасли в плановой экономике СССР отводилась значительная роль - особенно узбекскому хлопчатнику.

Однако с распадом Советского Союза перестала существовать и объединенная энергосистема Центральной Азии. Кыргызстану постепенно становилось все труднее эксплуатировать Токтогулку в гидрофикационном режиме, то есть использовать ее в первую очередь как поливное водохранилище. Дорожающие с каждым годом газ, нефть и уголь, импортируемые Кыргызстаном из Узбекистана и Казахстана, приходилось компенсировать выработкой собственной электроэнергии.

Но если в летние месяцы потребность Кыргызстана в электричестве составляет 18 млн кВт-ч в сутки, то в зимний период за сутки страна расходует уже 65 млн кВт-ч. На фоне непомерной стоимости углеводородного сырья руководство Кыргызстана для покрытия дефицита энергоносителей вынуждено было идти на дополнительную загрузку мощностей Токтогульской ГЭС.

За несколько лет работы Токтогульского водохранилища в электрификационном режиме, то есть исключительно для выработки электроэнергии, мы подошли к той черте, когда оставшаяся в ней вода будет лишь бесполезной лужей. Если объем водохранилища будет снижен до 5,4 млрд кубометров, наступит так называемый "мертвый горизонт" - вода просто будет ниже уровня турбин гидроэлектростанции.

На сегодняшний день положение действительно выглядит драматично. Каждая из трех стран, завязанных в этом гидроэнергетическом узле, прекрасно понимает, что требуется для решения этой проблемы. Проблема в том, что у каждой страны - свое видение, отличное от других. И если Казахстан с Узбекистаном еще что-то роднит (оба государства одинаково желают, чтобы Кыргызстан зимой воду держал, а летом отпускал столько, сколько хочется именно им), то у кыргызов совершенно другая позиция. Кыргызстан хочет, чтобы "соседи" признали, что его вода является товаром. А раз это так, то остается только определить её цену. И когда Астана и Ташкент станут платить Бишкеку за потребленную воду, последний сможет закупать у них уголь и газ для покрытия собственных нужд, и не трогать зимой Токтогулку.

Устроила бы Кыргызстан и бартерная форма сотрудничества. В обмен на определенное количество углеводородного сырья, здесь смогли бы эксплуатировать Бишкекскую ТЭЦ. Эта теплоэлектроцентраль способна обеспечить выработанным электричеством весь север республики, ведь ее суммарная производительность равна мощности Токтогульской ГЭС - 1200 МВт, что опять-таки позволило бы спокойно накапливать воду.

Но Узбекистан с Казахстаном не спешат переводить дискуссию о воде в плоскость рыночных отношений.

И все же аргументация Кыргызстана натыкается на одно серьезное возражение. По мнению остальных центрально-азиатских государств, он крайне нерачительно использует свои возможности для обеспечения энергонезависимости. Действительно, критика официального Бишкека выглядит достаточно обоснованной. Даже руководство республики открыто признает, что из всех вырабатываемых 15 млрд. кВт-часов электроэнергии не менее 40 процентов списываются на потери, что в денежном выражении составляет более 100 млн долларов.

В ситуацию пришлось вмешаться лично президентам центрально-азиатских стран. В Бишкеке после саммита СНГ они собрались на региональную закрытую встречу и впервые за всю историю независимости договорились о "правилах игры" в совместном использовании водноэнергетических ресурсов. В региональном саммите впервые принял участие и туркменский лидер Гурбангулы Бердымухамедов.

Туркмения взяла на себя обязательства поставлять дополнительные объемы электроэнергии Таджикистану, а Узбекистан - обеспечить ее беспрепятственный транзит соседям. Также в первом квартале 2009 года Ташкент изыщет резервы для бесперебойного экспорта в Кыргызстан дополнительных 150 млн кубометров газа. Казахстан направит нам же 160 тысяч тонн угля и 35 тысяч тонн мазута. За это мы выделим двум этим странам по 600 млн киловатт-часов электроэнергии в летний период. Благодаря этим мерам всю зиму бесперебойно сможет работать Бишкекская ТЭЦ, обеспечивающая электричеством почти весь север страны. В свою очередь, Бишкек в обмен на энергоресурсы Казахстана и Узбекистана обязался не производить чрезмерный слив воды из Токтогульского водохранилища, сохранив необходимый объем воды для полива пахотных угодий в соседних странах.

Сказала свое веское слово и Россия. Федерация гарантирует необходимые поставки газа в Кыргызстан в случае, если в этом возникнет необходимость: те поставки газа, которые идут из Узбекистана в Россию, будут при необходимости перенаправлены в сторону нашей республики.

Но всеобщую радость от водного братания стран-соседей омрачило одно немаловажное для Кыргызстана обстоятельство. Вопрос об использовании трансграничных рек Сырдарья и Нарын так и не был решен. В ходе недавнего регионального саммита в Ашгабаде Узбекистан отказался от претензий к Таджикистану и Кыргызстану по поводу использования этих вод. Однако до этого, на встрече в Алматы, узбекская сторона настаивала на внесении в протокол пункта о трансграничном характере реки Сырдарьи, на что категорически не соглашался Кыргызстан. Дело в том, что статус трансграничной реки предполагает присоединение стран региона к различным международным конвенциям. В частности, предполагается, что страны в верховьях реки обязательно должны согласовывать планы строительства каких-либо гидротехнических сооружений со всеми пользователями воды. Трансграничность также предполагает, что все пользуются водой бесплатно.

В договоре есть и еще один минус: документ охватывает только конец 2008 года и первый квартал 2009-го. Таким образом, водяное перемирие распространяется только на этот отопительный сезон и следующую за ним посевную. А далее определяющим фактором межгосударственных отношений в Центральной Азии снова станет гидрополитика. А значит, спокойствие и устойчивое развитие региона снова будет зависеть от того, удастся ли странам договориться по поводу эксплуатации водноэнергетических ресурсов.

В настоящее время кабинет министров Кыргызстана сконцентрировался на решении другой задачи - увеличении генерирующих мощностей отечественной гидроэнергетики. Ведется активный поиск инвесторов для строительства новой ГЭС - "Камбарата-2". Стоящая ниже по течению реки Нарын "Камбарата-1" построена уже на 40 процентов, и республика надеется завершить ее строительство за счет собственных резервов. Проект Камбаратинских ГЭС специалистами называется колоссальным и способным резко выправить положение Кыргызстана в части его энергообеспечения.

В октябре во время визита в Бишкек российского президента Дмитрия Медведева были подписаны межправительственные соглашения, согласно которым, российские компании смогут принять участие в строительстве Камбаратинских ГЭС, каскада ГЭС на реке Сары-Джаз и Верхненарынского каскада ГЭС. Проект по строительству небольших ГЭС планирует реализовать компания "РусГидро".

Говоря о других энергоносителях в Кыргызстане, нужно сказать, что на долю республики приходится около 1,7 процента общих запасов ископаемого топлива Центральной Азии, в том числе 580 млн тонн угля, 5,5 млн т сырой нефти и 5 млн т газа. Эти ресурсы вызвали интерес "Газпрома", выкупившего в 2007 году кыргызские активы у компании "Альянс". Дочернее предприятие "Газпрома" - компания "Газпром Нефть Азия" - владеет в Кыргызстане 74 бензозаправками и несколькими нефтехранилищами. В планах "Газпрома" - ежегодно добывать здесь 330 млн куб.м газа, что потребует восстановления заброшенного газохранилища на юге республики. Руководство Кыргызстана также предложило "Газпрому" принять участие в строительстве газопровода в Чуйской области и приобрести газотранспортную компанию "Кыргызгаз", которая находится в государственной собственности.

В сочетании с огромными гидроэнергетическими ресурсами и привлечением необходимых инвестиций использование нефтегазовых ресурсов может снизить зависимость Кыргызстана от внешних поставок, а в перспективе и полностью от них отказаться.

КАБАР



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан