Геополитика & Война

"Наша Russia" для таджиков не "наша"?
Т.Атаев - Как не превратиться в пешку в "большой игре"
17.10.09

Последние месяцы российско-таджикские взаимоотношения переживают, мягко говоря, нелегкий период. Все это время Душанбе перманентно слышит в свой адрес нелицеприятные высказывания из Москвы, и наоборот. Парадокс, однако, в том, что на этом фоне интерес к Таджикистану во многих странах дальнего зарубежья растет.

Коротко о Китае и чуть шире о Западе

Официальный Пекин еще в 2004 г. объявил о выделении правительством страны 900 млн. долл. льготного кредита странам-членам ШОС. Из этой суммы свыше 600 млн. было направлено Таджикистану под строительство а/д "Душанбе-Чанак" (с выходом в Узбекистан), 500-квт линии электропередачи "Юг -Север", 220-квт линии электропередачи "Лолазор-Хатлон" и др. А сегодня в рамках двустороннего сотрудничества осуществляется плавный переход от строительства к созданию производственных мощностей (ГЭС, химпром и т. д.).

В свою очередь, как отмечает зампредседателя Общества дружбы между странами А. Мамадазимов, "выход в Китай, а через Каракорумское шоссе на государства Южной Азии", позволяют Душанбе "стать удобным транзитно-транспортным узлом между Дальним и Средним Востоком". Ну а строительство крупного моста через Пяндж (поддерживается США) и завершение проекта а/д Душанбе-Карамык (таджикско-кыргызская граница) позволят Таджикистану, считает Мамадазимов, превратиться в "перекресток не только по схеме "Восток-Запад", но и по маршруту "Север-Юг".

Параллельно в таджикскую сторону направлен и внешнеполитический вектор Запада. В богатом на события сентябре глава миссии МВФ по Таджикистану А. Шиммельпфенниг заявил о планах выделения стране 30 млн. долл. для поддержания резерва Нацбанка. 7 октября именно в Душанбе открылась Четвертая международная конференция по управлению риском бедствий ОЭС. А спецпредставитель ЕС в ЦА Пьер Морель назвал Евросоюз "главным экономическим партнером региона", остановившись на важности "управления водными ресурсами и экологии".

Последнее заявление имеет свой подтекст. Значимость водного фактора для Таджикистана проявляется в том, что на 64-й сессии Генассамблеии ООН (сентябрь с. г.) Эмомали Рахмон призвал поддержать инициативу Душанбе об объявлении 2012 г. - Международным годом водной дипломатии.

В то же время интерес Европы к Таджикистану прослеживается и в активизации двусторонних контактов Душанбе с континентом. Во время таджикско-латвийских переговоров президент Латвии Валдис Затлерс заявил, что Душенбе станет важным партнером Риги в Центральной Азии, а его визави Э. Рахмон красиво сформулировал: "Вы открываете нам Европу, а мы вам откроем Центральную Азию".

В Таджикистан сегодня устремились латвийские банки "Aizkraukles" и "Трастакоммерцбанк". Латвийская "Rishon Inter" принимает участие в реконструкции республиканских объектов. ГУП "Таджикская алюминиевая компания", в свою очередь, должна построить в Латвии грузовой терминал.

201-я российская, Закон о языке и "Наша Russia"

Однако совершенно по-другому развиваются таджикско-российские отношения. Лейтмотивом является ситуация вокруг нахождения в стране 201-й базы армии РФ и принятие в РТ Закона о языке.

Практически весь сентябрь на страницах российской прессы бушевали страсти из-за запроса Душанбе у Москвы порядка 300 млн. долл. за "объект". Хотя первый замглавы минобороны страны Р. Надыров отмечал: "Таджикистан не требует введения оплаты за нахождение 201-й РВБ на своей территории", вопрос вывода которой "никогда не стоял", это никак не сняло накала дискуссии.

А 6 октября Э. Рахмон подписал принятый Маджлиси намояндагоном (парламент страны) закон "О государственном языке РТ". Еще на стадии озвучивания этого намерения российские СМИ выступили с броскими лозунгами: "Душанбе укрепляет статус таджикского языка в ущерб русскому", "В Таджикистане могут запретить русский язык" и т. д.

Между тем, в документе особо оговаривается создание условий для свободного выбора представителями всех проживающих в стране наций и народностей языка обучения. Председатель же Комитета по науке парламента Д. Саймуддинов подчеркнул гарантии свободы общения между гражданами страны на любом языке по их выбору. Оговорил он и равное количество часов изучения русского и таджикского языков в национальных школах.

В связи с вышеотмеченным возникает довольно резонный вопрос: а в чем, собственно, дело? Безусловно, была (и продолжается) игра на противоречиях между центрально-азиатскими странами в "водной тематике". Но в пользу ли Душанбе эта "партия", да и в целом Центральной Азии?

Правда, 14 сентября в Душанбе прошла церемония открытия филиала МГУ. А дальше? Какие Кремль предпринял шаги, должные обеспечить поддержку позитивных для России тенденций во взаимоотношениях с Душанбе? Не вспомнить, однако.

Зато "привлекательность" России для таджиков наглядно демонстрируется в телепрограмме "Наша Russia" на канале ТНТ, высмеивающей гастарбайтеров. О ее крайне вредном эффекте таджикские депутаты говорили даже в ходе межпарламентского форума "Россия – Таджикистан". Значит, "Наша Russia" для таджиков и представителей других государств Средней Азии не "наша"? Но останется ли в таком случае Таджикистан "своим"?

Еще один парадокс в том, что, вместо привлечения симпатий к Москве, авторитетные российские политики действуют совершенно в ином ключе. Так, притчей во языцех стала фраза (если не угроза) выслать "миллион нелегально проживающих таджиков назад, на родину". При этом Душанбе обвиняется в копировании тактики "других среднеазиатских республик", начинающих "выпендриваться(!) перед Россией".

И это звучит о нации, давшей миру Рудаки, Авиценну, Фирдауси, Бободжона Гафурова... Так где тут логика? Таджики прилюдно высмеиваются из-за плохого знания трудовым людом русского языка, а когда Душанбе принимает "Закон о языке", РТ становится чуть ли не основным объектом для обвинения во всех грехах.

Хотя спецпредставитель российского Президента по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, говоря о "новом культурном пространстве" на просторах бывшего СССР, подчеркивает важность понимания того, что оное не есть "пространство только русской культуры", тенденция остается прежней. Он резонно добавляет: "Русский язык станут масштабно учить в мире лишь тогда, когда про Россию можно будет сказать, что это страна великой созидательной инициативы, которая способна предоставить рабочие места". "Если будет сильная и привлекательная Россия с точки зрения качества жизни и возможностей самореализации человека никакой проблемы с выдавливанием откуда-то русского языка не останется", - отмечает Швыдкой. "Помимо политических и военных аспектов конфликтов" он выделяет "социально-психологические".

Ну если есть такое понимание, по какой причине россиянам не подойти к образу таджиков через призму члена Политсовета при президенте РФ, эксперта Госдумы, главы центра по изучению современного Ирана интеллектуала Раджаба Сафарова, лекции которого в США посетили Р. Доул, Г. Киссинджер, З. Бжезинский и др.? Проблема в том, что понимание пока не достигло необходимого уровня. Предпочтение отдается языку шантажа.

Выигрывает от этого Россия? В качестве ответа вспоминается выражение автора программы "Постскриптум" Алексея Пушкова: "Вы хотели, чтобы мы имели какой-нибудь капитализм, так получите, какой есть". Это значит примерно следующее: "Не хотите таджиков в "Нашей Russia", нет проблем, все свободны".

А тем временем в конце лета с. г. представители миграционной службы Таджикистана и власти Саудовской Аравии подписали меморандум о сотрудничестве в сфере миграции. На основе его последняя готова принять у себя до миллиона(!) таджикских рабочих.

Перспективы

На ситуацию вокруг Таджикистана влияют и другие факторы. Саудийский вектор миграционной направленности, информация о финансировании правительством Катара строительства в Душанбе одной из самых больших мечетей в мире (на 150 тыс. верующих) заинтересованными силами, конечно, могут быть представлены проявлением "исламского радикализма". Но почему Душанбе должен "прятаться" от Ислама? К слову, можно вспомнить завершившийся на днях в РТ международный симпозиум "Наследие Абу Ханифы и его значение в межцивилизационном диалоге" при участии главного имама университета "Аль-Азхар" (Египет), шейха Мухаммада Тантави, председателя организации по сближению мазхабов аятоллы Тасхири (Иран) и др. авторитетов.

А что предлагает Центральной Азии по "исламской линии" Россия? Две недели назад директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин посчитал нелишним напомнить: "Россия не только православная, но и мусульманская страна. Поэтому мы не можем жить в отрыве от исламского мира: он и снаружи, и внутри нас одновременно". Однако на поверхности - демарши чиновников, подрывающие связи на постсоветском пространстве.

Как бы то ни было Таджикистан сегодня становится одним из важнейших геополитических узлов в СНГ. Запад и Россия не могут не столкнуться в борьбе за обладание влиянием в этой стране. И многое для каждой из сторон будет зависеть от грамотно выстроенной политики.

В данном контексте нельзя не отдать должное Э. Рахмону, тонко расставляющему внутренние и внешние акценты. Скажем, на форуме "Наследие Абу Ханифы" делегация РФ была одной из самых представительных. Причем модераторами двух секций являлись россияне-немусульмане. С другой стороны, переговоры между В. Затлерсом и Э. Рахмоном проходили на русском языке, что, как отмечалось, продемонстрировало отсутствие для "тесного сотрудничества языковых, или каких-либо других преград". Да и позиция главы Таджикистана в плане тематики "Россия - Рогунская ГЭС" общеизвестна.

Так что многое в связях Душанбе-Москва будет зависеть от того, насколько Кремль сумеет уловить современные центральноазиатские тенденции.

Да, Стратегия национальной безопасности России помещает Центральную Азию среди регионов особого внимания международной политики, не исключая "в условиях конкурентной борьбы за ресурсы... решения возникающих проблем с применением военной силы". Без сомнений, спорные моменты можно попытаться решить военным путем. Но имеются ли у такой политики серьезные перспективы в плане достижения стратегического успеха?

В то же время документ признает, что "решение задач обеспечения нацбезопасности в сфере культуры... достигается за счет признания [ее] первостепенной роли для…укрепления… международного имиджа России в качестве страны с богатейшей... культурой,... развития гуманитарной и информационно-телекоммуникационной среды на пространстве СНГ". Не есть ли это более действенным для взаимовыгодного сотрудничества? Не во имя разрушения, а в целях созидания.

P. S. Наверняка, в Душанбе рассматривают варианты, когда внешние силы попытаются дестабилизировать ситуацию в стране в целях обеспечения своих интересов. Как говорится, сегодня возможно все. В связи с этим выступающий под псевдонимом Аслиддин Джумаев аналитик отмечает: "Таджикистан - неотъемлемая часть региона... Нам нужно думать о транзите своих энергоресурсов. Значит наша задача - не превратиться в пешку в "большой игре", а сыграть собственную партию". Но удастся ли Душанбе не просто поддерживать стабильность страны, а еще и продвигаться вперед?

Теймур Атаев, политолог
ISLAM.RU



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан