Геополитика & Война

Таджикистан - всплеск напряженности или...
МГИМО: спираль гражданского конфликта?
11.10.10

Таджикистан: всплеск напряженности или спираль гражданского конфликта?

Без малого двадцать лет назад республики-сестры отказались от коммунальной квартиры под названием СССР. Каждая из них стала жить своим собственным домом и заниматься своими трудностями. Счастье, конечно, тоже есть — но выстраивается оно, не так легко и быстро, как элитная недвижимость. Примером уникальных по сложности испытаний, через которые пришлось пройти постсоветским государствам, является Таджикистан, переживший в 90-е годы кровопролитную гражданскую войну. На фоне вооруженной операции правительственных сил против террористов на востоке страны, многие эксперты задают вопрос: сколь продолжительными и серьезными будут боевые столкновения. Другими словами, не являются ли они началом новой гражданской войны.

Избегая излишне оптимистических оценок, хотелось бы обратить внимание на факторы, стабилизирующие современную обстановку в Таджикистане.

Хотя уровень жизни таджикского населения остается крайне низким, а средний месячный доход составляет около 25 долларов, во второй половине нынешнего десятилетия были отмечены ощутимые положительные сдвиги. С целью обеспечения экономической независимости и выхода из коммуникационного тупика, руководству страны удалось осуществить ряд важных шагов по возрождению промышленности, энергетики, сельского хозяйства, дорожного строительства, строительства мостов и туннелей, которые имеют стратегическое значение для связи Таджикистана с соседними государствами, международными магистралями и морскими портами. Особый акцент на энергетическую независимость рассматривается командой президента Э.Рахмона как ключевой фактор постепенной модернизации экономики расширения освоения и переработки природных богатств, малого и среднего предпринимательства, достижения устойчивого экономического развития, повышения уровня и качества жизни народа. Несмотря на трудности, обретают практическую значимость планы коммерческого экспорта электроэнергии из Таджикистана в Киргизию и Узбекистан, приобрела популярность идея Э.Рахмона о создании системы энергопередающих линий в центральноазатском регионе с выходом на Афганистан и Пакистан. В целом, комплексная стратегия, проводимая таджикским руководством, и ее первые результаты подтверждали стабильный и предсказуемый характер развития страны на ближайшие годы.

Необходимо отметить, что благодаря многовекторности внешней политики суверенный Таджикистан успешно развивает сотрудничество с региональными и внерегиональными акторами мировой политики. Расширяются торгово-экономические, транспортные и культурные связи с КНР и Ираном, растет интерес Индии не только к совместному противодействию терроризму и наркотрафику, но также проектам инвестиционного плана, появились первые японские предприниматели. Значительным в политическом и материальном выражении выступает присутствие США в Таджикистане. Американская сторона предполагает дополнительно подкрепить его за счет частного бизнеса и программ поддержки малых предприятий в сельском хозяйстве. Заметную роль в процессах международного взаимодействия играет присутствие базы французских летчиков, интерес Великобритании и ряда стран ЕС к оказанию гуманитарной помощи таджикскому народу[1]. Однако главной "несущей конструкцией" безопасности и внешнеторгового потенциала Таджикистана по прежнему остается взаимодействие с Россией, другими странами постсоветского пространства, в том числе в формате СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ.

Фактически во второй половине нынешнего десятилетия в Таджикистане и вокруг него начал возникать комплекс разноуровневых связей, который позволяет рассматривать эту страну как мост или связующее звено между разными, в том числе и противоположными, азимутами мирового пространства. В первом приближении он строятся как энергетическая линия. Но не менее перспективными представляются конкретные многосторонние проекты в сфере международных коммуникаций с участием КНР и Ирана.

Вместе с тем, по экономическим и социальным показателям Таджикистан остается в числе наименее развитых стран мира, а, следовательно, и одной из очень уязвимых в плане политических рисков. Практически половина взрослого населения превратилась в рабочих-отходников и только в России от шестисот тысяч до миллиона таджикских граждан пребывает в этом качестве. По возможно преувеличенным оценкам оппозиции примерно 60% населения страны живет за счет доходов мигрантов, работающих в России, 25% за счет наркотрафика и 15% за счет гуманитарной помощи зарубежных стран. На фоне этих цифр выкладки о клановости правящих кругов, коррупции или сообщения о присутствии группировок вооруженных экстремистов просто теряют свою пикантность. Поэтому, беспристрастно оценивая положение дел, уместно заключить, что Э.Рахмон и его команда пока обеспечивают контроль за ситуацией, но не за ее развитием. Самое главное, что в течение всего восстановительного после гражданской войны периода власти не дали внятного решения для обустройства сельского населения, составляющего большую часть жителей Таджикистана. Правда, нет такого решения и у таджикской оппозиции.

Показательно, что такие традиционные для таджикского общества проблемы как регионализм, клановость политической элиты, неустойчивое положение в области прав человека и условий политической конкуренции, стали все острее ощущаться в течение последних полутора лет. С одной стороны, они обострялись в связи с последствиями мирового кризиса, а с другой — пробуксовкой западных инициатив постконфликтного восстановления в Афганистане. Вместе с тем немаловажную роль имеет, на наш взгляд, и развернутое администрацией США давление на Исламскую Республику Иран. Не надо забывать, что Иран выступил в качестве одного из авторитетных участников подготовки международных договоренностей, позволивших в 1997 году положить конец гражданской войне в Таджикистане. Противостояние между США и Ираном, серьезно беспокоящее сегодня мировую общественность, позволило таджикским радикалам надеяться на невнимание международной среды к событиям в горных районах своей страны, эрозию многостороннего консенсуса относительно ее политической системы. Разумеется, такие надежды являются лишь гипотетическими, но связанные с ними риски нельзя недооценивать. Запаздывание начала "всемирной таджикской стройки" не оставляет исторического времени для повторения догм о геополитической борьбе. Всем участникам необходимо предельно конструктивно решать возникающие проблемы на основе прагматизма не ХIХ, а ХХI века.

***

[1]На сегодняшний день наиболее крупными инвесторами таджикской экономики являются страны, играющие важную роль в мировой политике и региональном взаимодействии в зоне Центральной Азии:

¦Китай. Увеличиваются число китайских компаний, инвестирующих таджикскую экономику, непрерывно растут двусторонний товарооборот. По данным Госкомстата РТ, за 10 месяцев 2009 года он вырос на 7,4% и достиг $1 млрд. 50 млн. По информации ИА "Азия Плюс", китайская сторона в качестве дара преподнесет Таджикистану энергосберегающие лампы и оборудование для использования энергии солнца на сумму 1 миллион 580 тысяч юаней. Кроме того, в 2009 году Китай заявил о своей готовности вложить еще 1 миллиард долларов в энергетическую отрасль страны, из которых планируется выделить $560 млн для строительства ГЭС "Нурабад-1" мощностью 350 мегаватт, возведение которой начинается в будущем году, на строительство ТЭЦ в Душанбе, мощностью 200 мегаватт, которая будет работать на угле, выделяется $ 400 млн. Для выполнения дополнительных работ по строительству высоковольтных ЛЭП "Лолазор-Хатлон" и "Юг-Север" выделяется еще $ 61 млн. Также $51 млн. выделяется для реконструкции автомобильной дороги Душанбе — Дангара. В дальнейшем предполагается инвестиции в строительство автомобильного туннеля "Шахристан" и автомобильного туннеля "Шар-Шар". Среди других интересов Китая в Таджикистане — горнодобывающая отрасль, особенно добыча драгоценных камней и металлов, и телекоммуникации. Таким образом, сегодня Китай является не только важным торговым партнером Таджикистана, но и одним из его главных инвесторов. Проблема присутствия КНР в республике заключается в том, что подавляющий объем инвестиций — это кредиты. Аналитики предполагают, что Китай может в качестве возврата долгов потребовать прямой доступа к природными ресурсами Таджикистана, что в дальнейшем превратит страну в сырьевой придаток КНР.

¦Российская Федерация. В докризисный период (2007 г.)товарооборот между РТ и Россией составлял более 800 млн. долларов США. Доля России в общем количестве прямых инвестиций в экономику республики достигла 75%. В Россию Таджикистан поставляет сельскохозяйственную продукцию, хлопок, алюминий, а импортирует продовольствие, промышленное сырье, продукцию химической промышленности, топливо, оборудование и транспортные средства. На данный момент в Таджикистане функционируют около 100 таджикско-российских совместных предприятий.
По данным Управления СНГ Министерства иностранных дел Республики Таджикистан от 26 июля 2010 г., на январь 2008 г. товарооборот с РФ составлял 95, 2 млн. дол. США. Россия, являясь стратегическим партнером Таджикистана, активно инвестирует в энергетическую отрасль, в том числе, в важнейшие для страны объекты — Сангтундинскую и Рогунскую ГЭС. Доля России в строительстве Сангтундинской ГЭС составила, согласно общим договоренностям, 75%, а Таджикистана — 25%. Кроме того, Российская Федерация неоднократно оказывала Таджикистану и безвозмездную помощь.

¦США. Объем торговли между республикой Таджикистан и Соединенными Штатами Америки составлял 79725.9 тысяч долларов США в 2008. США продолжают обеспечивать техническую помощь в различных областях сотрудничества, в том числе, и в сфере образования. В Таджикистане функционирует несколько американских программ обмена учащимися, как ФЛЕК или "Обменная программа для будущих лидеров".
Каждый год около 50 учащихся имеет возможность пользоваться этими программами. В целом, инвестиции США в экономику Таджикистана составляют почти пятьдесят миллионов долларов. Что касается инвестиций в энергетическую отрасль, то обсуждается строительство Даштиджумской ГЭС, однако, скорее всего, это будет проект на уровне частных компаний, а не госинвестиции.

¦Иран. После установления мира в Таджикистане Иран стал первым государством, который заявил, что будет инвестировать крупные проекты в республике. К таким проектам относилось финансирование гидроэлектростанции "Сангтуду-2", мощность гидроэлектростанции 220 МВт. Стоимость $ 220 млн. из них $ 180 млн. вклад Исламской республики Иран. Другим крупным проектом, который профинансировал Иран, сталь тоннель на Анзобском перевале по названием "Истиклол", соединяющий север страны с югом. В 2004 году иранская компания "Сарбер" выиграла тендер по прокладке 5-километрового тоннеля. Для строительства данного объекта Иран выделил $10 млн. безвозмездно, ещё $ 21 млн. в качестве кредита. Сегодняшний день в Таджикистане действуют порядка 150 предприятий с участием иранского капитала. По данным Госкомстата республики от 7 января 2010 г. с. г, товарооборот между Ираном и Таджикистаном за 11 месяцев по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократился на 43,8%, что составляет $ 115,5 млн. Экспорт из Таджикистана равняется $ 44, 5 млн. иранский импорт $ 70,8 млн.

Эксперты МГИМО: Ксения Боришполец, Ш.Д.Содиков
11.10.10



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан