Геополитика & Война

Полеткорректность по-русски
"Власть" - Россия нашла нового врага на постсоветском пространстве
21.11.11

Полеткорректность по-русски

Приезжие из средней Азии успешно удовлетворяют потребности российского народного хозяйства в трудовых ресурсах и потребности российской внешней политики в объекте депортации

Россия нашла нового врага на постсоветском пространстве. На этот раз им стал Таджикистан. С опозданием вступившись за осужденного российского летчика, Москва прибегла к уже испытанному пять лет назад способу давления на непонятливых соседей.

Бывший военный летчик Владимир Садовничий, отслуживший 23 года в стратегической авиации, до октября этого года мало интересовал Москву.

Садовничий работал вместе с коллегой, гражданином Эстонии Александром Руденко, в Афганистане на самолетах Ан-72, принадлежавших компании Rolkan Investmens Ltd., которая зарегистрирована на Виргинских островах, но базируется в Москве. Самолеты вместе с экипажами арендовала арабская авиакомпания Aerospace Consortium: по договору с крупной голландской логистической фирмой Supreme Food они перевозили продукты для войск НАТО.

После нескольких месяцев работы в Афганистане в марте 2011 года у голландцев возникли сомнения в наличии у Ан-72 надлежащей регистрации, и Supreme Food от их услуг отказалась. Aerospace Consortium дала команду экипажам готовиться к вылету в Таджикистан в аэропорт города Курган-Тюбе. По одной из версий, передислокация была вынужденной: владельцы самолетов узнали, что кабульские власти собираются арестовать суда за нарушение правил полетов над Афганистаном.

12 марта 2011 года, всего за несколько часов до вылета, менеджер Aerospace Consortium сказал Садовничему, что разрешение на пересечение границы Таджикистана получено и можно лететь. У границы Таджикистана, за четверть часа до посадки, диспетчер запросил у пилотов номер разрешения. "Я без малейшего сомнения продиктовал его. После этого диспетчер говорит: у вас нету разрешения на пересечение государственной границы, рекомендуем развернуться и возвращаться в Кабул",— рассказывал позже в суде Садовничий (выступление летчика записал на видеокамеру и выложил в интернет его сын).

По словам Садовничего, пилоты посмотрели на датчики топлива в баках и решили не рисковать с возвращением в Кабул. Они запросили экстренную посадку в аэропорту Курган-Тюбе. После посадки самолеты осмотрели пограничники и таможенники. Ни наркотиков, ни оружия на борту не обнаружили. Во всяком случае, ни в одном официальном документе не было речи о самом популярном обвинении в такого рода делах — перевозке героина из Афганистана. Приехавшие в аэропорт сотрудники Комитета национальной безопасности (КНБ) Таджикистана обвинили командиров воздушных судов в другом — в незаконном пересечении границы, нарушении правил международных полетов и контрабанде запчасти самолета — полуразобранного двигателя для Ан-72. По информации правоохранительных органов Таджикистана, "у летчиков отсутствовало разрешение на пересечение госграниц, и, когда им отказали в разрешении на посадку в Курган-Тюбе, летчики путем обмана запросили вынужденную посадку".

Экипажи двух самолетов — восемь человек, среди которых были граждане России, Украины, Белоруссии, Казахстана и Эстонии,— отправили в гостиницу, заключили под стражу и возбудили уголовное дело. Через два месяца рядовых членов экипажей отпустили, а командиров перевели в СИЗО и предъявили им обвинения.

Власти Таджикистана не афишировали арест летчиков. Соблюдая дипломатические соглашения, они должны были сообщить о задержании российского гражданина в посольство России в течение четырех суток, но не сделали этого. Как утверждают представители Rolkan, глава компании Сергей Полуянов три дня пытался попасть в посольство на прием, но, не дождавшись, опустил жалобу в ящик для писем и улетел в Москву.

Как оказалось, письма в посольстве все же читают. Ознакомившись с посланием Полуянова, дипломаты отправили запросы в КНБ и МИД Таджикистана. 31 мая пришел ответ, в котором Душанбе официально уведомлял о предъявленных Владимиру Садовничему обвинениях.

Прессе сообщать об инциденте не стали. Родственники летчиков к журналистам тоже не обращались. До осени шло следствие. Суд над Садовничим и Руденко начался в Курган-Тюбе 12 октября 2011 года. В российской прессе процесс никак не освещался: на заседаниях были только местные репортеры. В суде Садовничий заявил, что из 7,5 месяцев, которые он сидит в изоляторе, к нему не заходил ни один сотрудник российского посольства в Таджикистане.

В Москве скандал разразился только 25 октября, когда о происходящем с Садовничим на радиостанции "Эхо Москвы" рассказал его сын. В этот день в суде прокурор попросил для летчиков 13 лет лишения свободы. На следующий день МИД России начал оправдываться: в его сообщении говорилось, что дипломаты давно внимательно следят за делом летчиков. МИД утверждал, что представители посольства лично встречались с главой Rolkan 16 мая. В том же сообщении указывалось, что гендиректор компании не может представить документы о месте регистрации самолетов, сертификаты летной годности и сертификаты оператора.

8 ноября суд признал подсудимых виновными и приговорил каждого к 8,5 годам заключения. Самолеты были конфискованы в пользу государства.

После приговора на Таджикистан обрушилась резкая критика российских властей. МИД России назвал приговор крайне суровым и политически ангажированным и обвинил Таджикистан в нарушении международных норм. Дмитрий Медведев пообещал дать "асимметричный ответ". Федеральная миграционная служба начала сообщать о задержанных таджиках-нелегалах, которых ждет депортация. А глава Роспотребнадзора Онищенко немедленно оповестил россиян, что туберкулезом и сифилисом болеют чаще всего именно приезжие из Таджикистана.

10 ноября Медведев провел показательную встречу с главой Федеральной миграционной службы (ФМС) Константином Ромодановским, посвященную таджикским мигрантам. Чиновник доложил президенту, что приезжие из Таджикистана якобы чаще других мигрантов совершают преступления. "По абсолютным цифрам лидером является Узбекистан, но если учесть, что граждан Таджикистана в два раза меньше, то это соотношение правонарушений к количеству находящихся, то Таджикистан на первом месте",— сказал Ромодановский. Через несколько часов появились новости об "облавах на нелегальных мигрантов" и "рейдах" (см. репортаж "Эх, все узбеки, а вам ведь таджики были нужны?") в центре Москвы.

Весь этот информационный фон до крайности напоминал события 2006 года, когда внезапно оказалось, что самые злостные нарушители в России — это грузины (см. справку "Как изгоняли грузин").

Правда, на это раз за шумихой в СМИ не последовало реальных репрессий. Хотя сообщения о задержанных то на стройках, то в аэропортах таджиках появлялись в прессе еще несколько дней, цифры, которые предоставила ФМС, показывают, что до реальных депортаций дело не дошло. По заявлению ФМС, с 10 ноября за нарушение миграционного законодательство было задержано 134 гражданина Таджикистана. А в центрах временного содержания иностранных граждан в ожидании выдворения на родину в конце прошлой недели находилось около 300 граждан Таджикистана. Для сравнения: в конце июля московская ФМС отчитывалась, что за два дня задержала 300 мигрантов. Более 200 гастарбайтеров оказались в отделениях за первые дни новогодних праздников. Такая статистика для ФМС — норма, просто в обычных сводках не уточняют национальности нелегального мигранта.

Таким образом, происходящее более всего напоминает акцию устрашения, и нельзя не признать, что эта цель достигнута. Даже мигранты с разрешением на работу теперь боятся выходить на улицу, а риторика радикальных националистических организаций в очередной раз совпала с политическим мейнстримом.

Угрозы подействовали: уже через три дня после начала антитаджикской кампании глава Таджикистана Эмомали Рахмон заявил, что готов содействовать России в разрешении проблемы. Прокуратура, две недели назад просившая для летчиков на пять лет больше того, что им дали, опротестовала решение суда, назвав приговор слишком суровым. И скорее всего, летчиков отпустят.

Но еще долго будут обсуждаться версии, почему вся эта история вообще произошла. Сейчас их три. Версия авиакомпании: Таджикистан захотел захватить понравившиеся ему самолеты. Версия таджикской оппозиции: это месть России за девятилетний срок, к которому 15 сентября 2010 года Щелковский районный суд приговорил 24-летнего Рустама Хукумова, сына главы Таджикской железной дороги и брата зятя президента Таджикистана, которого взяли с 9 кг героина. Версия прокуратуры Таджикистана: летчики и самолеты были арестованы по просьбе афганских властей, не разрешивших вылет из кабульского аэропорта самолетам с липовой документацией. Из этих трех наиболее вероятной представляется последняя. Ее косвенно подкрепляет и то, что 15 ноября Афганистан объявил о задержании в кабульском аэропорту еще одного самолета компании Rolkan, причем по тем же основаниям, которые упоминаются в деле Садовничего,— из-за отсутствия разрешения на полеты.

В любом случае перед выборами будет праздноваться большая победа российской дипломатии, а в истории останется способ ее достижения — угроза массовой депортации. Способ, правда, применим только к решению проблем со странами бывшего СССР. Ведь не придет же в голову Кремлю из-за Виктора Бута или Константина Ярошенко объявлять сифилитиками находящихся в России американцев и готовить их выдворение.

Олеся Герасименко
Еженедельник "Коммерсантъ",
№46 (950), 21.11.2011



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан