Соседи & Союзники

Тенге как жертва...
Р.Саттаров: таджикско-казахских споров из-за наследия аль-Фараби
30.11.06

В Центральной Азии фактором, вызывающим явные или не явные споры на межгосударственном уровне, стали, как это ни странно, деньги. Причем речь идет о деньгах не как о финансовых средствах, а как о национальной валюте в качестве одного из атрибутов государственности.

Конечно, она не всегда и не везде оказывается яблоком раздора. Но связанная с ней причина, так или иначе, вносит свою лепту в нарастание – в лучшем случае - недоразумения между получившими 15 лет тому назад государственную независимость определенными республиками региона. Такая проблема имеет непосредственное отношение к двум крупнейшим государствам Центральной Азии – Узбекистану и Казахстану. Причем оба они в данном случае оказываются как бы "пострадавшими сторонами". Другая же сторона – это Таджикистан. Это он по "денежному вопросу" задевает за живое как соседствующий с ним Узбекистан, так и не имеющий общих с ним границ Казахстан.

Поговорим сначала о ситуации, связанной с Узбекистаном. У руководства этой страны отношения с официальным Душанбе складываются непросто уже давно. Они были отнюдь не гладкими даже тогда, когда в Таджикистане шла гражданская война.

Тогда ряд стран СНГ и международных организаций предпринимали попытки примирить противостоявшие в этой горной республике друг другу основные силы. До середины 1990 г.г. одной из важнейших посредничающих между ними сторон был Узбекистан. И хотя в Ташкенте с самого начала государственной независимости сложилось сильное светское правление, тамошним властям со временем оказалось легче находить общий язык не с официальным руководством в Душанбе, то есть не с правившим уже тогда президентом Э.Рахмоновым, переизбранным в начале ноября 2006 года на очередной семилетний срок, а с исламистами из объединенной таджикской оппозиции (ОТО). В частности – с Мирзой Тураджон-заде, тогда вторым после С.А.Нури человеком в руководстве ОТО. А Э.Рахмонов, как это следует из свидетельства президента И.Каримова, озвученного в его интервью журналисту А.Дубнову из радиостанции "Свобода" в мае 1995 года, занимал в отношении официального Ташкента настолько вызывающую позицию, что принимал посланцев оттуда чуть ли не лежа на диване в спортивном костюме...

Так вот, со времен гражданской войны отношения между этими двумя государствами складываются непросто. Уже столько лет прошло, но мало что в этом смысле изменилось. Видимо, такая ситуация будет сохраняться и в дальнейшем. Во всяком случае – в течение ближайших семи лет.

Правящие в Душанбе круги подозревают официальный Ташкент в желании включить Таджикистан в сферу своего влияния и обвиняют его в попытках вмешательства в таджикские внутренние дела. Узбекское руководство, разумеется, такого рода обвинений в свой адрес не принимает...

Сейчас уже повод для противоречий не столько так и не сложившиеся по-доброму отношения между И.Каримовым и Э.Рахмоновым, сколько исторического характера факторы. Налаживанию добрососедских отношений препятствует осуществленная в последнее время реанимация культурно-исторических предпосылок для антагонизма между таджикским и узбекским народами. Причем инициатором в этом деле выступает таджикская сторона. Она со ссылкой на историческое прошлое как бы не признает узбекской государственности. Официальное Душанбе формирует Республику Таджикистан как наследницу и где-то даже как правопреемницу государства Саманидов, существовавшего в IX-X в.в. и имевшего в качестве главных городов Бухару и Самарканд.

Нынче территорию, на которой некогда располагалось это государственное образование, занимает главным образом Узбекистан. Но династия, по имени которой оно названо, приобрела значение государственного исторического символа не там, а в соседнем Таджикистане. А в Узбекистане на аналогичную роль отобрана другая династия. Это - династия тимуридов, правившая в том же Самарканде, но несколькими веками позже саманидов. В таджикском общественном сознании очень сильна тенденция к рассматриванию значительной части современного Узбекистана как земли, которая по историческому праву должна принадлежать таджикам. Официальная политика и идеология, которая нынче проводится под руководством Э.Рахмонова, подогревают подобного рода настроения. Это сильно раздражает узбекское руководство и правящие в Ташкенте круги. И все же в этом узбекская сторона больше настроена на примиренческую позицию. Она пытается протолкнуть такую идею, согласно которой узбеки и таджики – это один народ с двумя разными языками.

Но таджикскую сторону такая идеологическая база как основа для разрешения противоречий явно не привлекает. Она гнет свою линию. По ее идеологии Узбекистан в его нынешнем виде как бы является искусственно созданным, а посему временным государственным образованием.

В Таджикистане возводятся памятники Исмаилу Самани, самому выдающемуся представителю названной династии, его именем называются горные вершины и многое другое. Эта тенденция коснулась даже такой строгой сферы, с упоминания которой мы начали этот разговор. Сферы обращения денег и финансовой жизнедеятельности. Так, новая таджикская денежная единица, введенная 30 октября 2000 года и заменившая собой находившийся до того в обороте таджикский рубль, получила название "сомони"… Она уже одним своим названием как бы напоминает об адресуемых Узбекистану исторических притязаниях Таджикистана.

Вообще государственная идеология Таджикистана, судя по всему, базируется на непризнании тюркских народов в качестве коренного населения региона и, соответственно, отказе за ними права на историческое прошлое в здешних местах. Такой вывод может формироваться у наблюдателя вследствие знакомства с взглядами не только деятелей таджикской культуры, но и даже лиц, представляющих официальное руководство в Душанбе.

Возьмем, к примеру, выступления президента Э.Рахмонова в российской прессе. Там он вызывающе бесцеремонным тоном отказывает казахам и Казахстану в праве считать аль-Фараби своим великим соотечественником и гордиться им. Потому что, по его мнению, этот человек, являвшийся уроженцем современного Южного Казахстана, был по рождению таджиком.

Мы тут не собираемся начинать доказывать обратное и настаивать на казахском происхождении аль-Фараби. Речь не о том, кем по крови и расе был этот ученый, живший свыше 1000 лет тому назад. А о его национальности и речи нет, поскольку в те далекие времена, как известно, паспортов, в которых по выбору их владельцев отмечалась бы их национальная принадлежность, не было. Западные энциклопедические справочники называют его арабским ученым, поскольку большую часть своей жизни ученого он прожил на Ближнем Востоке. Иранцы считает его персидским ученым. В конце концов, нет во всем этом ничего плохого. Пусть гордятся аль-Фараби во многих местах и у многих народов. Тут беспокоится не о чем.

Беспокойство у казахов и казахстанцев должно бы вызывать другое. То, что им, сделавшим Фараби своим официальным историческим символом и даже изображавшим вплоть де недавнего его лик на своей национальной валюте, от ворот поворот в связи с этим вопросом дает не любое другое неофициальное лицо Таджикистана, а сам Э.Рахмонов, президент той страны, партнер нашего президента Н.Назарбаева по работе в рамках СНГ, ЕврАзЭс, ЦАС и многих других межгосударственных структур. Уж он-то информирован о том, какова роль образа аль-Фараби в официальной политике и идеологии современного Казахстана. Даже не высокая политическая корректность и дипломатический этикет, а простая человеческая порядочность должна бы обуславливать деликатное отношение в этом вопросе, раз речь идет о таком вопросе, который для твоего постоянного партнера имеет важнейшее значение…

Ведь тем самым таджикский истеблишмент на уровне главы государства практически официально дает понять, что их государство и страна не считает своих соседей равными себе. Такая позиция чревата большими осложнениями в будущем. Этой опасности может не понимать или недооценивать рядовой ура-патриот, но глава государства – вряд ли. Следовательно, такая позиция заявляется осознанно. Это - не шутки. Совсем недавно аналогичный случай вызвал острейший межгосударственный конфликт в Индокитае между Таиландом и Кампучией. Поводом для него послужило заявление таиландской актрисы (хоть и известной у себя, но все же рядовой гражданки) о том, исторический памятник, которым гордятся кампучийцы, построен на самом деле не их предками, а тайцами. Рано или поздно аналогичный конфликт в их отношениях с соседями может быть вызван проводимой нынешним таджикским истеблишментом политической линией на пренебрежение их национальной гордостью.

Но самое примечательное в данной конфликтной истории – это то, что на введенных в оборот 15 ноября 2006 года новых денежных купюрах Казахстана изображения аль-Фараби уже нет, хотя казахская общественность очень и очень просила оставить его. И сейчас ситуация выглядит так, будто бы наша страна вняла заявлению таджикского президента Э.Рахмонова, объявившего этого великого ученого таджиком по национальности, и согласилась отказаться от имени и наследия аль-Фараби в пользу Таджикистана. И будто бы тенге пал жертвой таджикско-казахских споров по этому вопросу.

Рашид САТТАРОВ
Zona.KZ



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан