Соседи & Союзники

Весовой коэффициент не велик
А.Дубнов: "Таджикистан и Киргизию никто даже спрашивать не будет..."
04.12.06

Центральная Азия и транскаспийский проект.
Что может быть базовым элементом, определяющим динамику движения стран Центральной Азии в перспективе ближайших лет?

Сегодня в боннской студии "НВ" гость из России, эксперт по Центральной Азии А.Дубнов. Пользуясь этим случаем, мы решили задать аналитику вопросы о перспективах, которые ожидают регион. Итак, Аркадий, что может быть базовым элементом, определяющим динамику движения стран Центральной Азии в перспективе ближайших лет?

АД: Несколько лет назад, после событий 11 сентября 2001 года, Центральная Азия оказалась в эпицентре внимания мирового сообщества с точки зрения того, что именно там зреет основная угроза терроризма, что терроризм исходит из Афганистана - южного "подбрюшья" бывшего советского пространства. С течением времени интерес к центральной Азии не уменьшается, а переформулируется. Этот регион привлекает внимание с точки зрения своих необъятных ресурсов и возможности оказаться альтернативным источником энергоресурсов хотя бы как минимум для западной Европы, а то и в гораздо большем объеме мирового рынка потребления.

НВ: Альтернативным по отношению к чему?

АД: Альтернативным по отношению к России, которая в последнее время усилиями Кремля, а точнее самого президента В.Путина, пытается себя позиционировать как главный и единственный гарант энергобезопасности. Повторяю: в первую очередь западной Европы. Москва пользуется своим монопольным положением страны-экспортера, добытчика нефти и газа и главным образом страны-монополиста в области очень разветвленной системы трубопроводов, минуя которую невозможно транспортировать газ из Центральной Азии.

НВ: В этом отношении можно вспомнить, что в Германии родилась идея "центрально-азиатского союза", в Берлине хотели бы видеть Центральную Азию как территорию, которая будет сотрудничать с Европой на единых позициях. Какая здесь уЦентральной Азии есть возможность для игры, отдельной от России, и можно ли назвать какую-либо единую центрально-азиатскую стратегию реалистичной?

АД: Я с вами согласен. Когда Германия станет председательствовать в Евросоюзе, она в ближайшие полгода, наверное, постарается реализовывать свою концепцию объединения Центральной Азии и возможностью утвердить ее в качестве главного союзника Европы. И об этой перспективе достаточно ясно заявил министр иностранных дел Германии, который беспрецедентным образом совсем недавно объездил за один раз все 5 стран Центральной Азии. И в этом отношении довольно любопытным является некоторая заявка на эту рольЦцентральной Азии в заявлении, сделанном на прошлой неделе еврокомиссаром по энергетике Андрис Пиебалгс, который заявил на конференции в Астане о том, что Евросоюз хотел бы видеть Россию участником проектируемого транскаспийского газопровода, который планируется провести по дну Каспийского моря в обход российской территории, и который позволил бы экспортировать туркменский и казахский газ на мировые рынки. Газопровод должен пройти до турецкой территории и там сомкнуться с проектируемым другим магистральным трубопроводом. Это заявление, я бы сказал, дорогого стоит, поскольку впервые высокопоставленный представитель Евросоюза откровенно заявил о том, что эти проекты находятся в стадии весьма серьезного рассмотрения. "Транскаспий" скорее всего будет построен, как бы в этом не сомневались. То есть политическая воля возобладала над экономическими категориями и над сомнениями в эффективности. Эффективность транскаспийского газопровода на первых порах будет невысокой, сомневаться в этом тоже не приходится.

НВ: В этом отношении, тем более трудно говорить о единой позиции Центральной Азии, потому что если Туркмения и Казахстан могут быть заинтересованы в таком проекте, то их внутренние конкуренты в регионе, - Киргизия, Таджикистан, которые от этого проекта мало что получат в качестве экспортеров, да и Узбекистан, - могут быть не очень настроены поддерживать такие проекты, тем более имея за спиной Россию, которая явно не в восторге от таких замыслов.

АД: Если говорить о Киргизии и Таджикистане, то их весовой коэффициент в экономическом отношении настолько не велик, что их никто, извините за цинизм, спрашивать не будет. Кроме того, эти страны как возможные участники пула стран производителей газа или нефти не рассматриваются. Они скорее сами находятся в страдательном залоге, потому что они нуждаются в этих ресурсах. Что касается того, что Россия будет противодействовать, это совершенно очевидно, я с вами согласен и боюсь, что здесь может возникнуть новая линия водораздела не только в экономическом, но и в геополитическом плане между такими странами, как Казахстан и Туркмения с одной стороны и Россия с другой - конкурентами на этом поле. Боюсь, что Россия снова будет наступать на грабли, как это было в случае, когда Москва пыталась не допустить строительство нефтепровода Баку-Джейхан, и это не будет самым разумной политикой, хотя аргументы в Москве могут быть достаточно серьезными, чтобы этому противодействовать. Первый и самый серьезный аргумент в том, что труба, которая пройдет по дну Каспия, не может быть построена без согласования с остальными Каспийскими странами, потому что нет хотя бы оформленного юридического статуса Каспия. Второе: условия сейсмоопасности в этом регионе гораздо более серьезны, чем на севере, где будет проложен северо-европейский газопровод, либо где-нибудь на Дальнем Востоке, и с этой точки зрения Россия, конечно, будет эксплуатировать этот аргумент, может, не вполне честно, но вполне политически. С другой стороны, если в Москве просчитают все хорошо и решат, что это было бы выгодно и для нее, поскольку по этому маршруту она могла бы экспортировать и свои объемы газа, то тогда было бы разумно войти в этот проект блокирующим пакетом акций.

Но есть еще другие проблемы, связанные с реализацией проекта транскаспия. Это, на сегодняшний день, недостаточные запасы газа, которые можно транспортировать по этой трубе. Если в Казахстане на Карачаганакском месторождении действительно будут те запасы газа, о которых говорят в Астане, то это может иметь смысл, если туркменские месторождения действительно дадут те запасы, о которых Туркменбаши говорит, то это будет иметь смысла. Иначе это "Панама" геополитического свойства.

НВ: По поводу обнаруженных огромных запасов на туркменском Иолатанском месторождении, о котором сейчас заговорили - есть у вас оценочная информация?

АД: Убежден: исходя из моего общения с представителями Газпрома с одной стороны и с моими источниками в Туркмении, имеющими отношение к нефтегазовым ведомствам в Туркмении, с другой стороны, это абсолютная "Панама", она не имеет под собой никаких оснований и ничего нового Туркменбаши и его нефтяники не могли разведать в Туркмении по отношению к тому, что было известно в советские годы.

В.Волков, Ю.Кудина
Deutsche Welle



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан