Соседи & Союзники

"За взятки здесь можно провезти все что угодно"
И.Аманжол: Таджико-афганская граница - проходной двор
08.02.07

Этюд в кровавых тонах - 4
(продолжение)

Часто общаясь с афганцами, я многое у них перенял, позаимствовал столько, что порой мне кажется, что я сам стал одним из них. Научился их понимать, мыслить одинаковыми с ними категориями. Могу часами, не перебивая, слушать разглагольствования политических или этнических лидеров, и по завершении беседы, отключив диктофон, задать один-единственный вопрос: "Вас следует понимать по-афгански?". Справившись с приступом смеха, они чаще всего отвечают: "Только так и надо нас понимать", а это означает - истина прямо противоположна тому, что было произнесено минуту назад. А это в интервью уже не включишь, разве что в качестве комментария к нему. Впитал в себя их фатализм. Но что меня отличает: я не умею ждать, как они, вот и сейчас нервно меряю шагами землю. Когда я, наконец, смогу включить диктофон и услышать ответы командира талибов на интересующие меня вопросы? Я даже не знаю, кто он. Известно лишь следующее: первое - за его голову американцы предлагают большие деньги. Второе - активность его людей вызывает большую обеспокоенность в Кабуле.

Поминутно поглядывая на часы, хожу, как заведенный: пятьдесят метров - туда, пятьдесят обратно. Восемь. Девять. Десять часов, а моих посланников все нет. В мозгу свербит единственная мысль: не дай бог, с ними что-то случилось, главное, вернулись бы живые и здоровые. По обычаям пуштунов, если, выполняя мое задание, они погибнут, то я до конца своих дней должен буду содержать их семьи. Все, время вышло. Нет, подожду еще немного.

Афганская ментальность сквозь призму большой политики

Главное - понимать их иносказательность. Как-то в Мазари-Шарифе, в ходе встречи с полевым командиром - этническим таджиком Атто Мухаммадом, корреспондент Le Monde Софи Шихаб, решив выяснить его официальный статус, задала вопрос: "Г-н генерал! Вы являетесь заместителем генерала Дустума (глава этнических узбеков Афганистана, в тот момент контролировавший провинцию Балх. - "ДН")? Секундные размышления, и ответ: "Нет, я не заместитель генерала Дустума, я его друг". Уже в гестхаузе, увидев ее сидящей за ноутбуком, спросил: Софи, о чем ты пишешь? "О дружбе между Атто и Дустумом", - сказала она, не прерывая работы. "Да ты с ума сошла!". В ответ раздался удивленный возглас: "Как! Он же сам сказал!". Добрых двадцать минут я уговаривал ее не писать на эту тему. "Ты просто не знаешь их ментальности: если Атто сказал, что он не заместитель Дустума, а его друг, это означает одно - он его враг. Причем, по моему мнению, он ответил настолько ясно, что иного толкования его слов быть не может". Еле уговорил, а спустя три недели между заклятыми "друзьями" вспыхнул кровопролитный конфликт. Такие вот в Афганистане межнациональные диалоги. Он доказал правоту моих слов, жаль только, что таким способом. Поэтому временами, читая статьи иностранных коллег, я иногда смеюсь до слез. Они не разобрались с фразой, произнесенной нынешним министром энергетики Исмаил-ханом: "В общем-то, у меня неплохие отношения с Карзаем". Без околичностей Дустум говорит о федеральном устройстве страны. Не менее прямолинейны вожди пуштунов: "Мы не допустим этого, знаем, что за этим последует: узбеки уйдут в Узбекистан, таджики - в Таджикистан, хазарейцы в Иран". Если на севере под пеплом тлеют угли межэтнической розни, то на юге к извечному противостоянию север - юг следует добавить отсутствие единства среди пуштунов. В первую очередь они члены рода, клана, племени, и только после этого мусульмане, а затем афганцы. Именно в такой последовательности. Образно говоря, Афганистан представляет собой акционерное объединение, в котором контрольный пакет держат США, остальные - множество мелких держателей акций, и их численность день ото дня растет. Прошел еще час, а их все нет и нет. Меня уже начинает пробирать нервная дрожь. Буду ждать. Поравнялся с развороченным пустырем, посредине которого стоит сгоревший советский танк. Тень прошлого. Сейчас всех волнует один вопрос: примут ли лидеры талибов участие в лойя-джирге, проведение которой намечено на ближайшее время? Если да, то как они смогут это осуществить, ведь за их головы назначено вознаграждение от двухсот тысяч до двух миллионов долларов. По замыслам устроителей ее планируется провести одновременно в Афганистане и Пакистане. В ходе своего недавнего визита в Кабул министр иностранных дел Пакистана Хуршид Махмуд Касури дал понять, что этот форум не может претендовать на межгосударственный статус. В изложении моего респондента это звучало следующим образом: "Это дело населенных пуштунами афганских провинций и нашей СЗПП. Если хотите, то в ней может принять участие губернатор СЗПП, он у нас пуштун". И не более того. В Кабуле некоторые политики расценили это как еще одно свидетельство нежелания Пакистана содействовать урегулированию ситуации в Афганистане.

Сценарии развала

И это не то, что хотели бы видеть в Кабуле, но Исламабаду не стоит доводить дело до крайностей. В случае распада Афганистана это инициирует аналогичный процесс и в самом Пакистане. Во времена Захир-шаха и Дауд-хана был проект объединения этих государств на конфедеративной основе, но это не соответствовало интересам определенной части элит. Можно предположить, что для пуштунов, проживающих по обе стороны границы, идея создания независимого Пуштунистана - Пахтун-хва, будет выглядеть привлекательной. Вероятно, что это отвечает интересам, по крайней мере, части региональной элиты в Пакистане. Эксперты отмечают, что: "Пуштуны СЗПП этническими и племенными связями соединены с соплеменниками в Афганистане теснее, чем с остальными пакистанцами". Их лидер, прозванный "пограничным Ганди", Абдул Гафар-хан до самого раздела Британской Индии противился вхождению земель своих соплеменников в состав Пакистана. Сепаратистские настроения присутствуют не только в СЗПП, но и в провинции Белуджистан, где пуштуны составляют значительную часть населения. Получая прибыль от эксплуатации месторождений углеводородов, Исламабад, по мнению части региональной элиты, неадекватно финансирует индустриальное развитие и социальные программы этих провинций. Подобное недовольство уже приводило к выходу из его состава Бангладеш. Отмечающийся рост влияния исламских партий, что, по мнению аналитиков, вызвано американским присутствием в Афганистане, объявление о создании государства в Южном Вазиристане (один из районов зоны независимых племен. - "ДН"), участившиеся теракты, свидетельствуют об этом. Местные жители поговаривают, что один из лидеров талибов мулла Додулло находится в административном центре пакистанской провинции Белуджистан в городе Кветта. От Калата до него, можно сказать, рукой подать.

Одиннадцать. Двенадцать. Бог с ним, с этим интервью. Ощущаю себя, как моль, задыхающаяся в пыльной паутине. По обочине дороги идет мальчик, погоняющий хворостинкой груженного хурджунами ослика. Вдоль его спины тянется широкий черный крест, свидетельствующий о том, что его далекие предки ввозили Христа в Иерусалим. Как-то в Кабуле я попал в автомобильную пробку. Чтобы узнать, в чем дело, вышел из машины. Пройдя сто метров, увидел перегруженную сверх меры повозку, с задранными вверх дышлами, между которыми кротко висел осел. Пробка рассосалась только тогда, когда арбу разгрузили, и животное обрело под ногами земную твердь. Восток не терпит суеты. Забавный случай произошел со мной в Герате. За день до вылета в Кабул я зашел в офис авиакомпании Ariana, кассир сказал, приходите завтра к семи часам утра. Без двух семь я был уже на месте. Заметив меня, он удивленно говорил своему напарнику: "Смотри, я сказал ему прийти к семи - он пришел". Выписав билет, кассир произнес: "Вылет самолета через три с половиной часа. Аэропорт находится далеко за городом, смотрите не опоздайте". Он вылетел только в полтретьего. Я - как уж на сковородке. Уже час. Все, я не могу больше ждать. Побросав вещи в сумку, уезжаю из Калата.

День независимости Казахстана

Всю обратную дорогу, я не нахожу себе места. Вот и Газни. Здесь находилась деревянная статуя Будды, уничтоженная талибами. (Не путать с статуями Будды в Бамиане.) Самат говорит, что осматривать достопримечательности опасно, да и настроение у меня не соответствующее. Как сообщают информационные агентства, в Газни похищены пять инженеров. Как-нибудь в другой раз. Несмотря на его желание проводить меня до Кабула, прощаюсь с ним. Дальше уже поспокойней. Складывается впечатление, что асфальтовое покрытие в Афганистане уложили специально для нужд ISAF, теперь для того, чтобы заложить мину, талибам необходимо разрушить полотно дороги, а это сразу бросится в глаза. Правда, каждые полчаса Самат звонил мне: "Сахиб! Все ли у вас в порядке? Вы сейчас где?". Последний звонок был перед самим въездом в Кабул. Проезжаем рядом с пятизвездочным отелем Kabul Serena. Говорят, что он принадлежит духовному лидеру исмаилитов принцу Агахану IV.

Недавно, казахстанское посольство проводило в нем прием по случаю Дня независимости. Присутствующие отмечали, что по сравнению с прошлыми годами на нынешнем стало значительно многолюдней. Многие посольства были представлены первыми лицами и дипломатами высоких рангов. Среди гостей я встретил много знакомых лиц. Положив в тарелку горку казы, в уединении перешептывался с одним из послов, аккредитованных в Кабуле. Он делился своими впечатлениями от недавнего посещения Герата. Делегации дипломатов показали расквартированную там базу миротворцев. Итальянский генерал бодро докладывал о выполнении поставленных задач, о благожелательном отношении местного населения, о высоком духе своих подчиненных и многом другом. В общем - кругом шестнадцать. Но когда ему задали вопрос, если у вас такой боевой настрой, почему бы вам не перебазироваться и продолжить свою успешную деятельность на юге, генерал смутился и продолжил свою речь уже без прежнего пыла. Отправился за добавкой, увы, казы уже не осталось.

Увидев на приеме своего хорошего знакомого, высокопоставленного чиновника афганского МИДа Дауда Панджшери, обратился к нему с просьбой: "Моя жена не в полной мере разделяет мое увлечение вашей страной. Я планировал провести здесь две недели, а пробыл больше месяца, теперь у меня дома могут возникнуть проблемы. В случае необходимости вы уж не откажите, предоставьте мне политическое убежище от нее". Жаль, не удалось встретиться с бывшим послом "Талибана" в Пакистане муллой Заифом, он мог бы рассказать, о своем пребывании в Гуантанамо. Да и не только об этом; в последних днях "Талибана" много белых пятен. Об этом можно прочесть в книге его шефа Вакиля Мутаваккаля, но один источник хорошо, а два - лучше. По возвращении в Алматы мне удалось найти человека, в совершенстве знающего пушту, и если в книге содержатся интересные факты, то они будут опубликованы на страницах нашей газеты. Договоренность о встрече уже была, но я оказался перед дилеммой: остаться в Кабуле и встретиться с г-ном Заифом или ехать на юг. Я предпочел второе. Может быть, встреться я с ним, это было бы более информативно? Интересно, что они оба живут в Кабуле. Почему? Скорее всего, талибы им не доверяют. Особенно после того, как Карзай причислил Мутаваккаля к "умеренным". Власти держат их под наблюдением.

Будни миротворцев

А вот и Kabul Darbar. Туриалай, похлопывая по плечу, говорит: "Живой! А я уже сто раз успел пожалеть о том, что помог тебе с поездкой в Забул". Рассказал ему о своем там пребывании, он все меня успокаивал: "Не отчаивайся, вполне может быть, что у твоих связных сломалась машина (она, действительно, была не первой молодости). Самое главное - ты вернулся, цел и невредим". Тут же позвонил г-ну Нурзаю, сообщив о своем возвращении, поблагодарил за содействие. Что же, программа моего пребывания в Афганистане подошла к концу. Едва успел смыть дорожную пыль, как Туриалай позвал ужинать. Ужин за счет заведения, мелочь, а приятно, тем более услаждать наш слух будут афганские музыканты.

Как-то по дороге в Кандагар я услышал щемящую мелодию "Прощания славянки". Мне показалось, что она доносится откуда-то издалека. Поскольку было сущее пекло, я подумал, что начинаю бредить. Позднее я услышал ее в Кабуле, афганцы исполняют ее на гармонике, причем они меня уверяли, что эта мелодия исконно народная, афганская. Гармоника - интересный инструмент, гибрид пианино с органом. Они народ музыкальный. Чуть услышат музыку, тут же начинают выбивать ритм, у них это называется "чак-чак". Сменяя друг друга, музыканты и посетители ресторана поют свои песни.

И снова беседа, я разделяю мнение Туриалая: "Постепенная, очень осторожная модернизация в стране возможна, но только без вестернизации". Но как быть, если директор афганского института стратегических исследований Хазрат Вахриз говорил мне: "Мы не можем ждать, у нас на это нет времени. Мы и так безнадежно отстали". Понимаю, что рано или поздно с "Талибаном" будет покончено, но я не хочу, чтобы это напоминало "утро стрелецкой казни". Очень бы не хотелось, чтобы этот объективный процесс не был похож на наш "переход от феодализма к коммунизму". Объективно афганцы будут готовы к масштабным преобразованиям только через два - три поколения. Численность сторонников модернизации будет увеличиваться по мере расширения доступа к образованию. К этому времени из жизни уйдут те, кто помнил, как пуштуны истребляли хазарейцев, таджики - хазарейцев, узбеки - пуштунов и наоборот. Пока же реформаторы проигрывают своим оппонентам. Прощаюсь со своими собеседниками, теперь можно отдохнуть.

Листаю журнал. На страницах Afghan Scene Magazine пресс-секретарь НАТО в Кабуле, а в прошлом корреспондент BBC на Балканах Марк Лейти, публикует статью "ISAF изнутри". Я бы назвал ее "ISAF взаперти", поскольку автор повествует об уединенной жизни миротворцев в гарнизонном городке, за высокими стенами. Первый же подзаголовок звучит интригующе: "Судя по опыту, в том, чтобы быть частью штаба ISAF, есть нечто шизофреническое". Надо полагать, что в качестве причины для такого умозаключения послужила приводимая им боевая сводка из штабного журнала. Он комментирует запись: "Отряд Небьюла - контакт с противником. С/S (перестрелка) с применением 2 РПГ и огнестрельного оружия со стороны отряда TB (талибов), численностью от 10 до 15 человек. Им отвечают огнем из 25-миллиметрового оружия, что, по всей видимости, является пушкой с бронемашины, из оружия калибра 7,62 мм, видимо, из легкого переносного пулемета, и 5,65 мм винтовок. Группа поддержки готова вылететь. 1xWIA. "Wounded in Action" - один ранен (бывает еще KIA "Killed in Action" - убит в бою). Затребована поддержка с воздуха. Это означает, что идет тяжелый бой". Современное исполнение стрелецкой казни. Но в чем точно "есть нечто шизофреническое", так это в недавнем заявлении Лейти, в котором он утверждал, что Карзая поддерживает 88% населения страны. Намеренная ложь. На чем оно основывается, одному богу известно. Партизанская тактика талибов не нова, ее еще применяли моджахеды против советского "ограниченного контингента". Обстрелы осуществляют группы численность от 8-10 до 40 человек, представляющие собой низшее звено. Группы объединяются в отряды до 100 боевиков, 600 и более, - это уже именуется бандформированием.

Как и положено всякому изданию, на страницах журнала присутствует реклама. Она гласит: "Откройте для себя Афганистан с джипами повышенной безопасности по горным дорогам. Бюро путешествий "Большая игра" специализируется на поездках малых групп по Северному Афганистану". Добро пожаловать! Двое японских туристов попытались открыть для себя юг страны и были убиты на отрезке пути между Кандагаром и Кабулом. Лейти пишет о досуге солдат. Английские солдаты ограничивают потребление спиртного двумя банками пива в день, американцам и датчанам это возбраняется, остальным можно, но "не допьяна, поскольку за этим последует наказание". Идет война с сельской глубинкой. Нравится это или нет, но талибы отражают мнение значительной части населения, и, по сути, она идет не с исламом в их лице как таковым, ведется война с народным верованием большой категории людей. С кодексом "пуштунвали".

У афганцев бытует поговорка: "Чего нет в Коране, есть в Хосте" (провинция на юго-востоке Афганистана, населенная преимущественно пуштунами - "ДН"). Вспомнилась беседа с имамом мечети небольшого, в 70 дворов, кишлака, затерявшегося в Панджшерской долине, муллой Фарухом. У него необычное для Афганистана хобби - снимает кино, причем отснятый материал благодаря поддержке одной гуманитарной организации монтируется в Париже. Он задавался вопросом: "Может быть, у талибов другой Коран? Я не знаю. Но, если бы Всевышний хотел разрушить бамианские статуи, он бы давно это сделал. Они запрещают музыку, кино, но, снимая, я не стал от этого менее верующим". Примечательно, что в публикуемом в журнале списке посольств и консульств, аккредитованных в Афганистане, нет представительств России, Ливии, Южной Кореи, Таджикистана, Узбекистана, дипломатической миссии Грузии. Мы - есть. Дополнительную информацию можно получить у Эдди Жирарде. Жив курилка. А вот и пища для размышлений, мне он представлялся как Эдвард. С ним мне привелось встретиться в Ходжа-Багауддине, за несколько дней до гибели Масуда. Утро вечера мудренее.

Нежданная встреча

Ранним утром, арендовав машину, отправляюсь в сторону таджикско-афганской границы. Погода хмарая, водитель с тревогой поглядывает на небо. Будь оно не ладно, только доехали до Баграма, как спустило колесо. Пока водитель латает его, отправился в чайхану. Рядом присел молодой парень, слово за слово - оказался узбек. М-да! Вот о чем умолчал Лейти! Мой собеседник служит на побегушках у четверых американских солдат со здешней базы. По его словам, наниматели частенько отправляют его за "чарсом" - марихуаной, бывает, и за более тяжелыми наркотиками. И для того, чтобы получить информацию о базе, достаточно посетить здешний рынок. Вообще-то восточный базар - уникальное место, здесь не только можно что-то купить или продать, но и узнать последние новости. В годы советской экспансии, еще за пять-шесть лет до вывода 40-й армии, они стали получать агентурные сведения с базара, примечательно, что 70% полученной информации оказались достоверны. Позднее научились распространять на базаре дезинформацию. На территории базы в Баграме находится тюрьма, в которой содержатся попавшие в плен талибы.

Дорога идет вверх, с неба начинает сыпать снежная крупа и по мере того, как мы поднимаемся на перевал Саланг, снег переходит в крупные хлопья. Успеем ли мы проехать, пока не занесло дороги? В один из прошлых приездов я просидел в заторе семь часов. В туннелях нет вентиляции, и тогда задохнулось шесть человек. Пронесло. Две недели назад на Саланге сошла лавина, которая снесла в пропасть четыре машины. Спускаемся по серпантину в долину, а здесь весна бушует. На деревьях распустились почки. Дехкане мотыжат землю. И снова чаепитие. Водитель что-то сказал чайханщику, и тот вручает ему две сигареты, сладковатый дым выдает, что это "чарс". Присев на корточки, он пускает их "по кругу". Здесь, неподалеку, в городе Джабаль ус-Сарадже, я увидел афганского солдата, предающегося этому же пороку. Подойдя к нему, сказал: "Аллах не одобряет такое времяпрепровождение". Переведя взгляд с кончика сигареты на стемневшее небо, он сразил меня своим вольнодумством: "Ему не до меня, он сейчас спит".

Вот и развилка: одна дорога ведет на Бамиан, вторая - в административный центр провинции Баглан, город Пул-и Хумри, в котором я познакомился с Рахматулло, в другой жизни его звали Алексей Оленев. Попав в плен, он 22 года прожил в Афганистане. Он стал героем одного из моих очерков, после его опубликования мне говорили, что его сюжет я позаимствовал из фильма "Мусульманин". Проезжаем мимо поста, водитель, ткнув пальцем в сторону группы полицейских, говорит "руси" - русский. Делаю ему знак - останови. Неужели Николай, мне о нем рассказывал Алексей. Показывая грядку со свекольной рассадой, семена которой я ему привозил, он говорил, что поделился ими с двумя русскими, живущими в окрестностях Пул-и Хумри. Одним из них и был Николай. Водитель убежденно кивает головой "руси, руси". После отъезда Алексея на родину, мне привелось бывать в Пул-и Хумри. Беседуя с заместителем начальника уголовной полиции по имени Апанды, упомянул о Николае. Он подтвердил, что такой действительно служит в полиции, и тут же добавил, он не станет встречаться с вами. Я не стал настаивать. Выхожу из машины, вот и встретились. Он уроженец Украины, когда-то был офицером, добровольно отправившимся в Афганистан. Но у войны не женское лицо. В отместку за гибель солдат, попавших в засаду, "шурави" сровняли с землей целый кишлак. После чего Николай ушел к "духам", не только ушел, но и воевал против своих. Здороваюсь. Он делает вид, что не понимает русскую речь, тем не менее вынимает из кармана форменного пальто правую руку. Она изуродована ранением, видимо, в нее попал осколок гранаты. Не хочешь говорить - твое право, и, увидев, как я достаю фотокамеру, он отвернулся. Так и стоял, пока начальник не встал с ним рядом и не развернул его в мою сторону. Вернувшись в машину, я смотрел в зеркало заднего обзора, пока он не исчез из виду. Он уезжал на родину, но через непродолжительное время вернулся обратно. Я не воевал в Афганистане, поэтому судить его не буду. Делаем краткую остановку в Пул-и Хумри. Вдоль дороги много лавок, в которых продают контрабандное пиво и сигареты, при желании можно купить водку. Здесь не такие патриархальные взгляды, как на юге.

Особый район Афганистана

Справа, за виднеющейся на горизонте горной грядой, находится Панджшерская долина. Во время проведения войсковой операции советских войск, в плен к моджахедам угодила журналистка из Москвы по имени Лиза (фамилию узнать не удалось). Насилий над ней не чинили. Жила в одном из кишлаков. Бывая там, с ней часто беседовал Ахмад-шах Масуд. Спустя два - три года она приняла ислам. Никто ее не неволил, она могла уйти с "шурави", но предпочла остаться в Афганистане. Со временем вышла замуж за афганца - выпускника московского вуза, сына женщины, у которой жила в Панджшере. Родила двоих детей. Сейчас живет с семьей в Греции, где муж получил работу.

Сомневаюсь, что таджики, хазарейцы и узбеки поддерживают усилия миротворцев. Скорее придерживаются позиции нейтралитета, и для того, чтобы они выступили против властей в Кабуле, нужна личность, подобная Масуду, а таковых нет. Кому было выгодно его убрать? Будучи в Мазари-Шарифе, я устроил блиц-опрос, каждому прохожему задавал один и тот же вопрос: "Как вы отнеслись к сообщению о сбитом талибами американском вертолете?". Восемь из десяти восприняли новость с энтузиазмом, двое отреагировали с безразличием. Симпатии - симпатиями, но и за талибов северяне воевать не будут, разве что это окажется в интересах этнических лидеров, затаивших обиду на Карзая. Те же преследуют собственные интересы, и народ это понимает, поэтому его большая часть не поверит их призывам. Да и сами лидеры все осознают, но на Севере живут не только нацменьшинства. В прошлом, эмиры целенаправленно переселяли сюда пуштунов с юга. Часть из них, переняв нравы и ментальность среды обитания, породнилась с местными, и сейчас больше напоминает узбеков и таджиков. Они стали менее консервативными, и поэтому пуштуны юга не доверяют своим соплеменникам с севера. Воевать пойдут такие, как Гульбеддин Хекматиар, пуштун из племени харути, которое было переселено на север страны. Это еще тот ортодокс. Немаловажный факт, если год назад в зависимости от страны - производителя и модификации на севере автомат Калашникова можно было купить за 120-150 долларов, то теперь 500-550. Спрос рождает предложение.

И снова остановка, наступило время намаза, за ним последовало воскурение "чарса". Такие тут мусульмане! На последней лойя-джирге вице-спикер София Сиддики голосом, полным патетики, вещала собравшимся на пресс-конференцию журналистам: "Весь мир знает, какие мы доблестные мусульмане". Последовала реплика: "Истреблять друг друга вы умеете, как никто другой". В зале раздался смех. Позвонил в Кабул, пока никаких известий от моих "гонцов" не поступало. Спустя час по радио передали сообщение: "На юге Афганистана в результате авиаудара, нанесенного по автомобилю, погиб известный командир талибов мулла Ахтар Мохаммад Усмани. В машине находился он сам и двое неизвестных, которые также погибли". Мрачные мысли овладевают мной: неужели это они? "Эмиссаров" тоже должно было быть двое. Скорее всего, так оно и есть.

Въезжаем в город Кундуз, здесь предстоит пересадка. Нервно поглядываю на часы, успею ли я сегодня пересечь границу? В один из предыдущих своих приездов, не найдя здесь пристанища, я заночевал в машине. Уже под утро сквозь сон я услышал казахскую речь. Не открывая глаз, подумал: границу я еще не пересекал, стало быть, до дома не добрался, откуда же здесь взялись казахи? Решив, что этого не может быть, продолжил сон. Вдруг явственно слышу: "Эй! Сабыржан, мынау капшыкты алшы" - (Эй! Сабыржан, захвати этот мешок.) Продрал глаза, вижу - рядом разгружают грузовую машину. Так и есть - казахи. Выяснилось, что они беженцы, только что вернувшиеся из Пакистана. Жертвы оптимизированной модернизации времен Голощекина. Узнав о том, что я из Казахстана, обступили меня. Их интересовал один вопрос: "Правда ли, что правительство Казахстана возвращает оралманов?". Услышав эту новость в Пакистане, они вернулись, собрались продавать свои дома и ехать на историческую родину. Проезжаем дорожный указатель - Имамсахиб. Значительная часть афганских казахов живет здесь. Я встречался с ними, они рассказывали мне перипетии своего исхода: как по дороге в Афганистан их грабили единоверцы - таджики, узбеки, туркмены, как они тонули, переправляясь через реку Пяндж. Крали женщин. На поверку исламская солидарность оказалась мифом. Их жизнь здесь тоже была не сахар, одним словом чужбина. Часть из них уже вернулась на историческую родину, другая, ожидает своей очереди. Подъезжаем к блок-посту у въезда в погранзону. Солдат вертит в руках мой паспорт и говорит: "Граница уже закрыта, но как казах казаху я вам помогу. Проезжайте, а там уже договаривайтесь с начальством сами". Только вернулся в машину, раздается телефонный звонок: "Твои "гонцы" отзвонились. Все в порядке. В безлюдном месте у них сломалась машина. Послезавтра они приезжают в Кабул и передадут нам запись твоего интервью". Господи! Уф! Гора свалилась с плеч. В свою очередь, прошу своих друзей поторопиться с переводом.

Дорога к дому

Делаю отметку в паспорте, при этом пограничный чин без всякого стеснения попросил у меня взятку. Преодолев и этот барьер, еду на пристань. Справа виднеются проржавевшие остовы двух катеров, это подарок кайзера Вильгельма эмиру Хабибулле, с которым он искал дружбы. Кайзер был убежден, что Афганистан - это единственное место, до которого не дотягиваются корабельные орудия англичан. Они так и не были спущены на воду, для Пянджа суда оказались слишком глубокосидящими, а фарватер так и не смогли углубить. Катера воспринимаются как напоминание о первой попытке модернизации в Афганистане. Съезжаем к реке. Застал начальство садящимся в машину, но оно даже не стало меня слушать. Пришлось остановиться на ночлег в небольшой гостинице. Досадно.

Для пограничного начальника было бы лучше, если бы он меня выпустил. Выйдя перед сном на прогулку, разговорился с местными жителями. Они-то и рассказали о том, что граница - проходной двор, что за взятки здесь можно провезти все что угодно. Поведали о двух пуштунах, которые под покровом ночной темноты переправляют на лодке на таджикский берег наркотики. С каждого килограмма они платят 150 долларов афганским пограничникам, еще столько же - таджикским, а дальше на грузовиках с овощами они распространяются по всему СНГ. В Кабуле мне рассказывали о том, что была организована контролируемая поставка крупной партии зелья, ставившая целью проследить всю цепочку, от отправителя до получателя. Но уже на территории Таджикистана кто-то из сотрудников спецслужб продал эту информацию. Наркотики сгрузили, и в конечный пункт доставки прибыли только овощи.

Ну а с утра бреду на пристань. Зябко, ноги разъезжаются на мокрой от росы глине. Вскоре выбрался на гравийную дорогу, ее готовятся покрыть асфальтом. Над поверхностью реки пряди тумана колеблются, точно странные ползучие стебли водорослей, встают, как деревья или огромные взъерошенные кусты. Пограничники приглашают согреться в палатке, уступив место у буржуйки, угощают чаем. Постепенно начинаю закипать от злости. Желающие пересечь границу уже давно в сборе, а заместитель начальника появился только к девяти тридцати, и первым делом дает распоряжение своим подчиненным готовить плов. Сам же начальник, имеющий право открывать границу явился в десять. И тут-то меня прорвало, видимо, сказалось напряжение последних дней. Без церемоний высказал ему и его заместителю все, что о них думаю. Стоявший в толпе мой знакомый Гафур сказал: "Я и не предполагал, что у тебя столь обширный лексикон". Схватив своего шефа за плечи, заместитель оттаскивает его от меня подальше. Ругань возымела действие, моторист завел катер. Гружу на него свои пожитки. Отчаливаем. Машу рукой Гафуру, оставшемуся ожидать парома. И снова невезение, на середине реки сели на мель, давая задний ход, мотористу удалось снять с нее катер, а спустя десять минут снова причаливаем к афганскому берегу, туман, будь он неладен. На палубу поднимается еще один афганец, пристально всматриваясь в ориентиры, он командует мотористу: полметра вправо, притормози и, проверив вешкой глубину, продолжает, возьми три метра влево. Еще немного, а теперь вправо. В тумане образовался разрыв, в котором видна пристань. Из воды торчат бетонные основания строящегося моста. Удивленные таджики спрашивают: "Вы что, один?". Спустя четыре часа я уже в Душанбе. Мой друг Файзулло, встретивший меня в аэропорту, протягивает билет на Бишкек.

Козни серого волка

Самолет тряско взлетает. Вот и закончилась моя девятая поездка в Афганистан. Сегодня ночью я буду дома. Мне надо было непременно успеть, ведь завтра - годовщина смерти отца. В очередной раз посещает мысль собрать все мои афганские материалы, опубликованные в разных газетах и журналах, и издать их отдельной книгой. Увы, нет времени. Впрочем, статьи, публикуемые на протяжении двух последних месяцев в "ДН", сами по себе тянут на солидный том. А если вместе с фотографиями.... Уже в Алматы, прочитав лаконичное интервью муллы Абдул Кадыра, присланное по электронной почте, подумал, жаль, что я при этом не присутствовал.

Ведь в беседах с афганцами важны не столько слова, сколько детали. Большую информацию я получаю, наблюдая за их реакцией на заданные вопросы, тут важно все: интонация, мимика, жесты. Важно видеть лицо. Видя интервьюируемого перед своими глазами, я могу понять, что он хочет сказать, могу интерпретировать его слова. Все вместе дает понимание. Некоторые вопросы он оставил без ответа, местами сам себе противоречит. Спустя два часа самолет совершает посадку в аэропорту "Манас". Шагнул на трап и вздрогнул. Снова колючая проволока и огромные мешки с гравием, это американская база в Бишкеке. И снова чувство тревоги.

Чувствуется, что причина задержки не в поломке автомобиля, видимо, большую часть времени полевой командир талибов обсуждал с помощниками ответы на вопросы, тщательно взвешивал каждое слово. Будь я на месте, такой возможности я бы ему не предоставил. К моей великой радости, мой проводник в настоящее время находится в Алматы. Так что продолжение следует. Ясно одно, тем или иным образом талибы будут представлены на лойя-джирге, но по поводу возможных договоренностей мой скепсис сохранился. Они возможны только при удалении из состава ISAF американских и английских военных и отставки Карзая. Складывается впечатление, что американцы уже подыскивают ему замену. Ясно, что деструкция афганского общества во многом носит рукотворный характер. Такая политика привела к тому, что в стране нет лидера, пользующегося доверием, хотя бы у части населения страны. Интервью не развеяло и других моих предположений.

Только Буш озвучил необходимость увеличения американского присутствия в Ираке, как тут же сделано ответное заявление. Подарок Бен Ладена Бушу. Припоминается, что после долгого перерыва Усама вновь появился на экранах телевизоров в канун его второго избрания. Американцам жизненно важно закрепиться в регионе. США нужен контроль, за транспортировкой энергоносителей из стран Персидского залива и Центрально-Азиатского региона. Потому он просит конгресс увеличить контингент в Ираке и Афганистане. В своем заявлении Буш отметил, что к 2017 году Америка сможет сократить потребление бензина на 20%. Но главное не это: если бы удалось найти альтернативу, то ученые давно бы ее нашли. Главное дата - 2017 год. Аналитики предрекают, что к этому году свободных месторождений нефти не останется. Китайцы лихорадочно скупают по всему миру месторождения нефти, покупают даже нефтепромыслы низкой продуктивности, дающие всего несколько десятков тысяч баррелей в сутки. Переплачивают практически вдвое. Что характерно: платят долларами, как бы предполагая их скорый обвал. На Уолл-стрит пеняют на Пекин за то, что он "разрушает рынок", просто Китай удаляет с него конкурентов, а затем начнет диктовать свои условия. Мир ожидает "разрушительный Армагеддон". Я разделяю это мнение депутата Европарламента Джульетто Кьеза.

Я не экономист, но, как мне представляется, нынешние темпы роста потребления в США не обеспечивают роста американской экономики. Она захлебывается. Это, как у наркомана, спасение от ломки только в очередной дозе. И для того чтобы преодолеть кризисные явления, нужна инъекция. Но не в виде "бесконечной Свободы", а в виде бесконечной войны. Джульетто Кьеза и вовсе считает, что "Аль-Каеда" - абстракция, чрезвычайно выгодная Бушу". Складывается впечатление, то, что делали кремлевские старцы - детские шалости по сравнению с тем, что Вашингтон творит на Востоке. На смену холодной войне пришла горячая.

Очевидно среднему и низшему звену "Талибана" уготована участь пушечного мяса. И снова будет литься кровь. Хватит ли у них фанатизма противостоять модернизаторам? На этот вопрос нет ответа. В моем представлении все происходящее чем-то сродни забаве русских баринов, когда в клетку медведю подбрасывают бочонок с торчащими наружу гвоздями. Зверь, сперва не очень сильно бьет по нему лапой. Больно. Затем наносит удары все сильнее и сильнее. Он впадает в ярость, и чем сильнее он бьет, тем ему больнее. Я не могу сказать, что талибы мне симпатичны, что я разделяю их взгляды, но, как мне представляется, их провоцируют как медведя, а в этом видится что-то подлое. Что шахиды будут продолжать приносить себя в жертву. По сути, идет истребление. Изменился ли качественно "Талибан" за прошедшие пять лет? Извлекли ли они уроки из прошлого? Снова вопросы без ответа. Что ж, на мой взгляд, я выполнил просьбу муллы Абдул Кадыра - написал правду, вернее, свое представление о ней, насколько она согласуется с его мнением - не знаю, возможно, что никогда уже не узнаю. Впрочем, как знать, ведь я намерен ездить в Афганистан и дальше.

Талибская правда

Интервью с муллой Абдул Кадыром, возглавляющим движение "Талибан" в уезде Мейван провинции Забул (лексика сохранена).

- Почтеннейший, прошу Вас представиться. Рассказать о себе и своей деятельности.

- Во имя Милостивого и Милосердного. Я мулла Абдул Кадыр, являюсь ответственным лицом движения "Талибан" в уезде Мейван провинции Забул. Предметом моей деятельности является священный джихад.

- Как давно вы вступили в ряды джихада?

- Я вступил в него с момента оккупации нашей родины Советским Союзом.

- По мнению экспертов, год от года активность "Талибана" возрастает. Какие тенденции в отношении военно-политической ситуации намечаются в следующем году?

- Что будет через год, известно только великому Аллаху.

- "Талибан" сегодняшний и "Талибан" пятилетней давности. Какие изменения произошли? Удалось ли извлечь какие-то уроки из прошлого?

- После оккупации страны войсками коалиции наше движение развалилось. У нас не было единого командования. Но благодаря воле Всемогущего Аллаха мы начали с нуля. Сегодня, в районах, находящихся под нашим контролем, более 80% населения поддерживает нас.

- Чем объяснить, что на юге страны, где в основном проживают пуштуны, обстановка взрывоопасна, а на севере, пока, наблюдается относительное спокойствие? Следует ли это понимать таким образом, что таджики, узбеки и хазарейцы не поддерживают талибов?

- Это мнение неправильное. Все мусульмане - братья. Представители всех народов, проживающие в Афганистане, поддерживают нас.

- Ведется ли диалог между "Талибаном" и администрацией Карзая? Имеют ли талибы возможность озвучить свою позицию в СМИ?

- В дипломатии принято вести переговоры с самостоятельным правительством, а что касается Карзая, то он марионетка.

- Как Вы оцениваете способность Карзая пойти Вам навстречу, принять или учесть Ваши условия?

- Не думаю, что это возможно. У нас закон на основании шариата, а в Кабуле закон по указу американцев.

- Во время советской экспансии были нередки случаи, когда моджахеды воевали друг с другом. Удалось ли Вам этого избежать?

- Да. У нас один лидер - мулла Омар и у нас один закон - шариат.

- Сейчас много говорят о предстоящей лойя-джирге. Примут ли представители "Талибана" в ней участие? Если да, то как вы оцениваете перспективы достижения мирного соглашения?

- Если нас пригласят, то мы непременно примем участие. Нас волнует будущее нашей страны. Но хотел бы отметить, что данный вопрос входит в компетенцию руководства нашего движения.

- Периодически в мировых СМИ публикуют сообщения о том, что сторонники "Талибана" берут в заложники журналистов и сотрудников гуманитарных миссий. Насколько это соответствует действительности?

- Это неправда. Это не по законам ислама. Не в обычаях афганцев обижать гостей, безоружного человека. Но если у нас будет доказательство, что журналист является шпионом, за рамками своих журналистских обязанностей занимается той или иной деятельностью, то мы можем его наказать.

- В печати все чаще высказывается мнение о том, что американцы не заинтересованы в поимке муллы Омара и Усамы Бен Ладена. Что Вы думаете по этому поводу?

- Принимая во внимание их усилия, их потери, их затраты, смело можно сказать, что это неправда.

- На Ваш взгляд, каково главное условие возможного проведения переговоров с правительством Карзая?

- Оно одно: американцы и их союзники должны покинуть Афганистан. Конечно, мы сами между собой сможем найти общий язык. Мы будем вести освободительную войну до тех пор, пока американцы и англичане не покинут нашу родину. Они оккупанты. Их присутствие в конце концов станет их поражением. История нашей страны, нашего народа, который имеет единую культуру, обычаи, традиции, общеизвестна. Мы миролюбивый народ, но защищать родину - это не преступление. Мы желаем всем народам мира и согласия. Господин Искандер, спасибо Вам за то, что Вы побывали у нас, надеюсь, что расскажете о нас правду и то, что Вы видели своими глазами.

Искандер Аманжол, Калат - Кабул - Алматы
Деловая Неделя



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан