Соседи & Союзники

Осторожно, мины!
С.Шохзода: Что мешает формированию сообщества безопасности в Центральной Азии
28.05.07

Сегодня Центральная Азия из-за нашумевшей газовой сделки России, Туркмении, Казахстана и Узбекистана, проблем водопользования, интеграционных инициатив Казахстана и т.д. вновь привлекает к себе повышенное внимание. Однако в тени этих ярких событий остается проблема противопехотных мин в регионе.

Как известно, наиболее проблемными вопросами международных отношений в Центральной Азии считаются таджикско-узбекские межгосударственные отношения, которые в постсоветский период не отличались особой стабильностью. На протяжении 15 лет в динамике отношений этих стран, несмотря на подписанный 15 июня 2000 года Договор о вечной дружбе, не фиксировалась фаза поступательного подъема. Сегодня все узлы таджикско-узбекских противоречий сконцентрированы на проблемах, связанных с таможенными барьерами, бесперебойным транспортным и транзитным сообщением, визовыми отношениями, водно-энергетической и экологической политикой и т.д. Однако для начала улучшения и урегулирования отношений между двумя тесно взаимосвязанными братскими странами необходимо урегулировать проблему разминирования Узбекистаном территорий по периметру государственной границы с Таджикистаном. Уже более семи лет западный участок государственной границы Таджикистана пребывает в состоянии некой "черной дыры" для местного населения. Дело в том, что еще в 1999-2000 годах, опасаясь проникновения экстремистов с территории Таджикистана, Узбекистан без уведомления своего соседа заминировал приграничные массивы. Узбекские власти исходили из того, что через неконтролируемую территорию в страну могли проникнуть радикальные группировки из числа Исламского Движения Узбекистана (ИДУ). Поэтому минирование территории вдоль неопределенной границы с Таджикистаном рассматривалось, с одной стороны, как барьер для проникновения боевиков, с другой – сложившееся обстоятельство дало узбекским властям некий карт-бланш при ведении переговоров по делимитации и демаркации границы. Фиксированный "минами" географический массив не мог быть объектом для дальнейших переговоров по демаркации. Читатели, хорошо знающие Центральную Азию, могут себе представить делимитацию и демаркацию государственных границ в условиях этого региона. Как известно, вдоль некогда административно-хозяйственных границ региона испокон веков бок о бок жили люди, связанные кровным родством. После распада СССР эти границы в одночасье превратились в межгосударственные, а родственные узы были разделены противопехотными минами.

В виду того, что около 20% государственной границы между Таджикистаном и Узбекистаном все еще не определено на карте (не говоря о ее демаркации на местах), проблема минных полей обретает особую значимость в общественных дебатах в Таджикистане. Неопределенность линии границы между двумя государствами препятствует непосредственному разминированию опасных участков. В силу этого таджикские власти не располагают информацией о площади заминированной территории. Причем узбекская сторона отказывается передать формуляры заминированных участков и, как ни странно, ни разу не выходила на контакты, чтобы совместно решить минную проблему.

По некоторым экспертным данным, с 2000 года на участке таджикско-узбекской границы произошло около 70 взрывов, в результате которых пострадали 155 граждан Таджикистана, из них погиб 71 и ранены 84 человек. В числе пострадавших – 36 детей, из которых погибло 19. Население приграничных районов в основном занимается сельским хозяйством.

Как подчеркивают в Душанбе, несмотря на заверения узбекской стороны о разминировании участков в Сурхандарьинской области, проведение этой акции в одностороннем порядке без предварительного уведомления другой стороны не позволяет гарантировать безопасность граждан в этих районах. 18 июня 2004 года официальный представитель Узбекистана на встрече в рамках ОБСЕ заявил, что узбекская сторона готова разминировать территории на узбекско-таджикском и узбекско-киргизском участках границы. По заявлению другого представителя Узбекистана на встрече пограничных служб государств – участников СНГ, проведенной 20 октября 2005 года, в Сурхандарьинском направлении очищено около 20% заминированных участков. Впрочем, если эти меры и были приняты, то без уведомления международных наблюдателей. Выступая на очередном заседании Рабочей группы по вопросам разминирования Оттавской конвенции в апреле 2007 года, официальные представители Таджикистана выразили свою растущую обеспокоенность отсутствием прогресса на переговорах с Узбекистаном.

При этом, согласно признанным международным принципам и нормам, использование противопехотных мин в военных или иных целях запрещено. Еще в 1997 году сложилась коалиция стран (так называемая Оттавская группа), выступающая за запрещение противопехотных мин. Активная деятельность этой коалиции привела к подписанию в декабре 1997 года представителями 121 государства Конвенции о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении, которая вступила в силу 1 марта 1999 года. Сегодня 153 государства мира являются участниками этого договора.

По некоторым оценкам, каждый месяц в мире от противопехотных мин погибают или получают увечья несколько сотен человек. В результате безответственного применения этого вида оружия затрудняется разминирование, становятся непригодными для использования огромные территории, замедляется экономическое развитие стран, участвующих в военных конфликтах, осложняется репатриация беженцев, обостряются социальные проблемы.

К сожалению, приходится констатировать, что таджикско-узбекский участок минных полей – не единственный в своем роде пример антигуманного отношения к людям. В годы гражданской войны в Таджикистане противопехотные мины нанесли огромный урон жизни и здоровью людей и экономике страны. С 1992 года по настоящее время, по неполным данным, в республике из-за взрыва на минах пострадало около 600 человек. Многие сельхозугодия вышли из оборота. Только за 2006 год пострадали 20 человек, 6 из них погибло, 14 получили ранения. Сегодня, по подсчетам экспертов, в Таджикистане осталось 25 млн. кв. м. заминированной территории, в 150 районах перманентно существует минная опасность. Власти Таджикистана и местные НПО при содействии международных посредников за последние годы очистили всего 500 тыс. кв. м, а взрывоопасных мин уничтожено в количестве 3200 шт. Несмотря на это на приграничных территориях в Таджикистане продолжает в мирное время гибнуть гражданское население. С сожалением можно констатировать, что никакие многосторонние императивы концепции коллективной безопасности (в рамках ОДКБ) и тем более концепции человеческой безопасности (в рамках ООН) пока не находят свое воплощение в Центральной Азии. Таджикские парламентарии на встрече с представителями ОБСЕ наряду с планами создания в Душанбе регионального Центра по пограничным вопросам предложили вынести "минный" вопрос на рассмотрение ПАСЕ. Факт ограничения передвижения мирных граждан (а не экстремистов) подобными методами говорит о продолжающемся отсутствии сообщества безопасности или, по крайней мере, о его незрелом состоянии. В таких условиях интеграционные идеи в регионе теряют всякий смысл, пока страны не начнут работу по трансформации региона в зону, свободную от противопехотных мин. Решением данной проблемы было бы активное сотрудничество соответствующих органов Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и других стран при участии международных наблюдателей и представителей ООН, ОБСЕ и ОДКБ.

Об авторе: Сулаймон Шохзода - кандидат политических наук (МГИМО), эксперт-аналитик фонда "Таджикистан".
Независимая Газета



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан