Соседи & Союзники

Наши таджики
Д.Асламова: Понять душу восточного гастарбайтера
10.07.08

Часть 1-я

Спецкор "КП" Дарья Асламова поехала в Таджикистан, надеясь понять душу восточного гастарбайтера

Глухой, забытый Аллахом таджикский кишлак под названием Бумбулок. Нищее и скудное человеческое жилье. 84-летний хозяин дома Искандер Буриев показывает мне свои сокровища. Дрожащими руками он разворачивает грязную тряпицу, в которой хранятся его потемневшие от времени награды: медаль "За отвагу", орден Великой Отечественной войны I степени, медали за взятие Кенигсберга, Данцига и Берлина. Старик почти забыл русский язык, но, как мантру, повторяет исторические слова: "Белорусский фронт, маршал Рокоссовский". Он ушел на фронт восемнадцатилетним в 1942 году и воевал от Ленинграда до Берлина. Его дочь, глубоко пожилая девушка по имени Мехрубон (женихов в округе нет), приносит пачку наградных листов и благодарственных писем, подписанных легендарными полководцами. Старик ворчит на дочь: "Вон сколько медалей ты растеряла да внуки растащили по недосмотру", - а та монотонно перечисляет мне удары судьбы: нет работы и нет мужчин, они вдвоем с отцом живут на его крохотную пенсию, домишко разваливается, а тут еще брат-гастарбайтер вернулся из России с пятью детьми и своей женой-таджичкой.

Ветеран войны Искандер Буриев передавал привет Путину и просил вспомнить о забытых героях.

Я сама вешаю на грудь старика ордена и медали и приговариваю: "Вот я вас, дедушка, наряжу и сфотографирую для газеты. Страна должна знать своих героев!" Сказала и осеклась. Где же твоя страна, старик? И чей ты герой? Где та великая и грозная империя, обломки которой заживо похоронили сотни тысяч таких, как ты? Я для тебя - человек из далекой Москвы, из столицы ТВОЕЙ родины СССР. Я сажусь в машину, ты машешь мне вслед и кричишь: "Расскажите все Путину! Пусть он вспомнит о нас!" И меня захлестывает невыразимо горькое и жгучее чувство вины. Прости меня, старик. Сама не знаю за что, но прости.

Душанбе. Назад в СССР

Этот город неуловимо пахнет советским детством. Когда деревья были большими и зелеными, а люди ласковыми, когда машины ездили медленно, летние сумерки длились долго, под окнами допоздна звенел детский смех, ключи от квартиры оставляли под ковриком или соседям, и всех грела спокойная уверенность в завтрашнем дне. Душанбе, город, вскормленный советскими интернациональными традициями, вполне подтверждает серьезную научную теорию, что время в своем движении может столкнуться с препятствиями и потерпеть аварию, и тогда его отколотый кусок застрянет где-нибудь на веки вечные, смущая умы и волнуя воображение.

Маленький Таджикистан с населением семь миллионов человек - самая советская республика бывшего СССР. Для таджиков Москва - все еще центр мира, а русский язык официально прописан в Конституции как "язык межнационального общения". Вся местная интеллигенция и политическая элита говорят на таком великолепном литературном русском языке, какой нечасто услышишь и в самой России.

После крушения Советского Союза таджикам пришлось пересмотреть свои представления о мире. На Востоке время течет медленно, и маленькая преданная азиатская республика долго не могла осознать тот факт, что с великой империей покончено, а Беловежские соглашения оказались для нее выстрелом в спину. "Мы никогда не рвались из Советского Союза, - говорит директор Центра стратегических исследований Сухроб Шарипов. - Мы не ушли, нас, можно сказать, попросили. Когда начался пресловутый "парад суверенитетов", Таджикистан выжидал: может быть, все обойдется. Мы сидели тихо до последнего. И когда девять республик вышли из состава СССР, нам намекнули: ну а вы чего медлите?"

"У таджикских граждан очень силен "эффект ожидания" в отношении России, - говорит посол РФ в Таджикистане Рамазан Абдулатипов. - Многие из них словно и не подозревают, что СССР развалился. Люди идут со своими бедами в наше посольство, просят помочь, как в старые советские времена. Они считают совершенно естественным, что Россия, как бывший "старший брат", несет некую моральную ответственность за происходящее в Таджикистане. Мы, русские, все еще главный местный "брэнд", если выражаться по-модному. Зайдите на рынок: "Гвозди из России? Молоток из России?" Здесь престижно покупать только русское, а не китайское".

Таджикистан до сих пор живет натуральным хозяйством. Местный рынок спасает стариков от голода.

"Все, что есть хорошего в Таджикистане, - благодаря советской власти, - говорит независимый аналитик Джамшет Мамаджанов. - И государства такого на свете не было, как Таджикистан. Независимость не пришла к нам, а свалилась, как мешок на голову. Это была трагедия. Мы четко сознавали, что маленькая страна, глубоко встроенная в механизм советских межхозяйственных отношений, в одиночку обречена на нищету. В советское время таджикам твердили: давайте нам больше хлопка, а все остальное СССР вам предоставит. После распада Союза и разрыва всех экономических связей мы остались один на один с суровыми реалиями. Но мы богаты, потенциально богаты, а Россия относится к нам, как к бедному родственнику. В советское время Памир с его сокровищами приберегали на черный день".

Горы Таджикистана - это и впрямь сказки Шахерезады, клады из "Тысячи и одной ночи". Золото (разведанные запасы свыше 400 тонн, а в год добывается не больше двух), крупнейшие месторождения серебра, драгоценные и полудрагоценные камни (рубин, бирюза, аметист, топаз, турмалин, горный хрусталь, знаменитый бадахшанский лазурит, из которого сделаны внутренние пятиметровые колонны Исаакиевского собора), алюминий, уран (14% мировых запасов), свинец, цинк, висмут, ртуть, вольфрам, кобальт, молибден, сурьма. Таджикистан также является одной из самых обеспеченных гидроресурсами стран мира (8-е место по абсолютным запасам). Одним словом, маленькая республика - это драгоценность в грязи.

Таджикистан - самая советская республика бывшего СССР. Автор у памятника Ленину в городке Файзабад.

Все эти сокровища, безусловно, требуют серьезных инвестиций, но желающих вложиться хоть отбавляй - Китай, Иран, Индия, Казахстан и даже Евросоюз. В беднейшую в Центральной Азии страну стремятся новые игроки, поскольку главное богатство Таджикистана - его уникальное стратегическое положение. Граничащий с Узбекистаном, Киргизией, Китаем и Афганистаном, Таджикистан является важнейшим геополитическим узлом Центральной Азии, ключом от многих дверей. Им интересуются великие державы, с ним заигрывают сильные мира сего. Но, флиртуя с потенциальными союзниками, Таджикистан все еще оглядывается на любимого соседа и главного партнера - Россию, все еще с надеждой ждет помощи, защиты и знака. Защиты от кого? Чтобы правильно понять его метания, нужно знать главный здешний страх: больше десяти лет между Таджикистаном и Узбекистаном длится необъявленная война.

Таджикско-узбекская "холодная война"

"Этой зимой у меня в Узбекистане заболела сестра, - рассказывает мой товарищ и коллега В. - Нужно было срочно вывезти ее в Таджикистан: здесь вся родня, да и лечение гораздо дешевле. Но как вывезти? Визу получить и сложно, и долго. Я приехал на границу, ко мне тут же подошли проводники с вопросом: "Вам кого-то перевести? Услуга - 250 долларов". Узбекско-таджикская граница заминирована (!), на ней постоянно гибнут люди и скот, а проводники знают, как обойти мины. В январе у нас стоял лютый холод, и моя сестра шестьсот метров ползла по заснеженному полю, чтобы не пристрелили пограничники. По пути она сломала ногу, и до машины последние метры проводники несли ее на руках. Обратно я отправил сестру тем же путем, но уже со скидкой - заплатил "всего" двести долларов. Вот такие между двумя странами "теплые" соседские отношения!"

Между Таджикистаном и Узбекистаном накопилось немало взаимных обид и подозрений, источник которых - в давнем культурном и этническом противостоянии. (Таджикистан - единственное нетюркское, персоязычное государство в регионе.) Прибавьте к этому молчаливые взаимные территориальные претензии. Поскольку оба государства были созданы искусственно - властной российской имперской и большевистской рукой, их границы более чем спорны. Узбекские националисты, к примеру, претендуют на всю Ферганскую долину (включая киргизские и таджикские территории), а таджики грезят о возвращении Самарканда и Бухары, исконно таджикских городов. Узбекистан также беспокоит факт проживания на его территории большой таджикской диаспоры (официальная статистика - 1 миллион, неофициальная - около 5 миллионов человек) - своего рода мина замедленного действия, способная однажды взорвать территориальную целостность страны.

"Долгие годы мы сидели в транспортном мешке, - говорит независимый эксперт Джамшет Мамаджанов. - Все коммуникационные артерии со времен СССР проходят через Узбекистан, который фактически перекрыл нам кислород. Но мы вырвались из ловушки. Выход Таджикистана на Каракорумское шоссе откроет путь к морским портам Индийского океана. Китайцы строят дорогу из провинции Синьцзян через таджикский Бадахшан. Американцы сделали проект моста через Пяндж, который свяжет нас с северной трассой Афганистана. А когда будет построена железная дорога из иранского порта Бандар-Аббас через Туркменистан и Таджикистан в Россию, мы перестанем быть тупиковой республикой и станем важнейшим транспортным узлом. Сейчас на наших глазах создается новый Великий шелковый путь".

"Четыре года назад Россия и Таджикистан заявили о новом грандиозном проекте строительства (или вернее, достойки) Рогунской ГЭС, - говорит политолог Сухроб Шарипов. - Мы Рогун давно зарезервировали за Россией, хотя предложений возникало много. И Пакистан пытался выделить деньги, и Китай рвался. Но Рогун держали целых 12 лет специально для русских. Только в 2004 году Путин привез нам Дерипаску (компания "Русал") в качестве основного строителя. Потом в ситуацию вмешался Узбекистан. Было несколько встреч Дерипаски с президентом Каримовым, и Каримов дал понять, что недоволен строительством Рогунской ГЭС. Якобы потому, что мы сможем регулировать поток воды, необходимой для орошения узбекских хлопковых полей. Но политическая подоплека такова: если Таджикистан становится сильным энергетическим игроком в регионе, меняется его статус, с ним придется считаться. Но мы все равно достроим ГЭС, с Россией или без. Гидроэнергетика, вода для нас, как для России газ и нефть, - источник будущего".

"Мы, таджики, очень советские люди по менталитету, - говорит независимый аналитик Рашид Г. Абдулло. - При всем богатстве выбора нам лучше с Россией, чем с кем-то. Таджикистан десять раз предлагает России какой-то проект и только на одиннадцатый - Ирану, Китаю или американцам. А для России стратегическое партнерство - это военное сотрудничество и ничего больше. Разрешил Таджикистан разместить русскую военную базу, ну и слава богу. Но если не задействована экономика, это шаткое партнерство на одной ноге. Для нас жизненно важно участие России в освоении гидроресурсов, в коммуникациях. И главное, в Таджикистане хорошо работают только те российские проекты, за которыми стоит государственная структура. Возьмите, к примеру, Чубайса. Как бы к нему ни относились, но он человек с государственным умом. Мы ожидали, что за Рогунскую ГЭС возьмется именно Чубайс. РАО "ЕЭС" может делать политические инвестиции, а "Русал" - нет. Это коммерческая структура, они думают только о прибыли".

"Россия в Таджикистане сейчас что собака на сене, - с горечью говорит эксперт Джамшет Мамаджанов. - И сама не ест, и другим не дает".

Часть 2-я

Разведение барашков - основная статья доходов сельского населения. Спецкор "КП" Дарья Асламова поехала в Таджикистан, надеясь понять душу восточного гастарбайтера

Как трудно любить без взаимности

"Почем у вас "Путин"?" - спрашиваю я толстую золотозубую торговку на рынке. "18 сомони (5 долларов) за метр", - отвечает она и разворачивает передо мной пеструю синтетическую ткань. - "А "Бен Ладен" есть?" "Кончился, - с сожалением отвечает продавщица. - Зато есть ткань "Террорист". 25 сомони - метр". Продавщица выкидывает на прилавок тяжелую, расшитую золотом бордовую ткань, из которой таджикские женщины шьют свои яркие, как у тропических птичек, наряды. "А может, вам "Брови президента" подойдут?" (Ткань названа в честь пышных "брежневских" бровей таджикского президента Эмомали Рахмона.)

У таджикских торговцев принято называть модные товары именами популярных людей - политиков, героев сериалов, певцов и актеров. Так легче продать. Стойким успехом, к примеру, пользуется ткань "Бригада. Саша Белый". "А когда "Медведев" появится в продаже?" - спрашиваю я. Продавец чешет в затылке. С "Медведевым" ему пока не ясно. Вот Путин - безусловный брэнд, он хорошо идет. А "Медведев"? Подождем - увидим.

Я иду вдоль рядов, где торгуют в основном женщины. Они жадно расспрашивают меня: "Вы из Москвы? Ну как там Москва?" Весна - сезон перелетных птиц. Свыше миллиона молодых мужчин уже выехали на заработки в крупные российские города. Ах, Москва! Там текут реки из сгущенного молока и меда. Дети в таджикских школах на вопрос, кем ты хочешь стать, простодушно отвечают: "Хочу стать гас-тарбайтером и уехать в Москву". Надменная российская столица относится к этому поклонению с равнодушием властелина и презрением колонизатора. Те, чье мускульное напряжение позволяет наполнить город золотом и кичливой роскошью, ее мало интересуют. В лучшем случае их просто попрекают куском хлеба, в худшем - убивают. Многочисленные националистические движения умело льстят низменным инстинктам народа, проводя пиар-кампании под лозунгами "Гастарбайтер! Убирайся домой!"

Весной все таджикские мужчины уезжают на заработки в Россию. А на рынках торгуют в основном женщины.

В год Таджикистан получает минимум триста гробов из России. На борту почти каждого рейса - "груз 200", доставку которого оплачивают родственники покойного (45 тысяч рублей за гроб - сумасшедшие деньги для Таджикистана!). Население крупных российских городов предпочитает не знать, что гастарбайтеры, по подсчетам экономистов, производят продукты и услуги на сумму 70 - 100 миллиардов долларов в год (на минуточку, 7 - 10 процентов годового ВВП России!).

"Помните ситуацию 80-х годов, когда в ПТУ (профессионально-технические училища) никто не хотел идти учиться? - говорит Рахмон Ульмасов, главный редактор журнала "Мигрант" и проректор Российско-Таджикского славянского университета. - Какими только льготами ПТУ не заманивали русских студентов! Ситуация с рабочими кадрами в СССР была столь серьезной, что уже тогда Таджикистан послал в российские профессиональные училища 15 тысяч студентов. А сегодня нехватка рабочей силы в России остра как никогда.

Самые популярные ткани на местном рынке - "Путин"...

Миграция - безусловно, спасение для Таджикистана (мигранты переводят на родину не менее одного миллиарда долларов в год - фактически годовой бюджет страны), но эта "утечка таджикских мускулов" крайне выгодна и для России. Вы получаете дешевых, послушных, непьющих, терпеливых работников. Кроме того, миграция заставляет таджиков учить русский язык, и целое поколение таджикских детей воспитывается сейчас на рассказах о далекой России! Их отцы, возвращаясь, готовы платить за частные уроки русского языка для своих отпрысков. Значит, русский язык не умрет в Таджикистане!

И вам рано расслабляться: на рынке труда у России появились серьезные конкуренты. Резко разбогатевший Казахстан заманивает наших мигрантов зарплатами в 500 долларов, общежитиями и... безопасностью. Как минимум в Казахстане их не будут убивать за то, что они "черные" или "азиаты". Нами крайне интересуются арабские страны: Саудовская Аравия, Арабские Эмираты, Бахрейн. Недавно Катар сделал заявку на 400 тысяч человек. Даже Афганистану, где осуществляются крупные международные строительные проекты, нужны рабочие руки. Образованные же таджики всерьез интересуются Америкой, которая также нуждается в людях, готовых выполнять грязную работу. Те, кто хоть чуть-чуть знает английский язык, платят посредническим компаниям от полутора до трех тысяч долларов за отправку в Америку. Там они работают грузчиками в "Макдоналдсе" и всеми правдами-неправдами остаются в США навсегда.

Рынок труда в России все еще выглядит стихийным. А ведь вам нужны не только уборщики улиц и грузчики. Вам нужны слесари, токари, электрики, квалифицированные строители, сельскохозяйственные рабочие. Таджикистан мог бы посылать в Россию уже готовый товар. Российским компаниям стоит только захотеть".

...и "Бригада. Саша Белый".

"Готовить мигрантов здесь, в Таджикистане, российским компаниям крайне выгодно, - подтверждает посол России в Таджикистане Рамазан Абдулатипов. - Это дешево, поскольку работодателям не придется оплачивать жилье и питание таджиков, а только несколько месяцев учебы. И нас радует тот факт, что заинтересованные российские регионы стали напрямую выходить на Таджикистан. К нам недавно обратились люди из Пензенской области: им нужны 200 семей, чтобы освоить брошенные села.

И все же таджиков пугает агрессивное к ним отношение в России. И не только таджиков, любых людей неславянской внешности. Я сам родом из Дагестана. Недавно в Москве встретил своего земляка из соседнего аула, он работает на стройке вместе с таджиками. И вот вам история: мой сосед возвращался вечером с работы, спустился в метро и увидел, как группа скинхедов бьет "черного". И все вокруг молчат. Кто-то из скинхедов увидел моего соседа и закричал: "А вот еще один черный!" Они толпой бросились на дагестанца. Его спасло только то, что в руках у него был мешок с рабочей одеждой. Он швырнул его в толпу и закричал: "Аллах Акбар!" Все метро легло на пол. Мой сосед подобрал мешок и благополучно сбежал от фашистских молодчиков.

В свое время, будучи действующим политиком, я предупреждал: в Россию на смену национал-сепаратизму придет национал-шовинизм. Так и вышло. Новым шовинистическим настроениям вовсю потворствуют силовые структуры. А вот в Таджикистане русских никогда не обижали, даже в страшные времена гражданской войны".

"В годы перестройки, когда прежний мир вокруг рушился, я как-то поехал в свой кишлак, - рассказывает старший советник президента Таджикистана Салохиддинов Исомиддин. - Ко мне подошел старик плотник с вопросом: "Скажи, сынок, что происходит? Едешь в Россию, а тебе кричат: "Стой! Куда идешь? Покажи документы! Почему у тебя ветхий халат и старая чалма? Вернись назад, старик!" Разве это цивилизация? В советское время я мог ехать из своего кишлака до Владивостока, и никто бы меня не остановил! Вот это была ЦИВИЛИЗАЦИЯ!"

Мы в ответе за тех, кого приручили?

"Почему Россия нас не использует? - с горечью спрашивает проректор Российско-Таджикского Славянского университета Рахмон Ульмасов. - Ведь мы - ваш капитал! Мы - это старая элита, учившаяся в Москве и Петербурге, думающая по-русски. Новая элита будет относиться к России с прагматичной сухостью, говорить по-английски и смотреть на Запад. Почему вы не продвигаете русский язык? Франция тратит на поддержание своего языка в бывших африканских колониях до 200 миллионов долларов в год! А Россия при своих нефтяных доходах скупится подбросить копеечную доплату учителям русского в бывших республиках. Уйдет язык - уйдет влияние, и вы потеряете Таджикистан".

"Наше счастье, что у нас ПОКА нет языкового барьера, - вторит политолог Рашид Г. Абдулло. - Инженеры, научные работники, менеджеры - все воспитанники одной школы, мыслят близкими категориями. География - вещь жесткая, и соседями пренебрегать нельзя. В Центральную Азию сейчас приходят солидные игроки. Китай отгрохал в Душанбе самое большое посольство. Китайцы десять лет не хотели с нами близких отношений, видя в Таджикистане только рынок сбыта своих товаров. А потом началась война в Афганистане, в Азии появились американцы, возник интерес к гидроресурсам. И китайцы, как умные люди, пришли к выводу: им нужны стабильные и благополучные соседи. Инвестируя в экономику соседей, они инвестируют в собственную безопасность. После подписания с китайцами соглашения о модернизации таджикских дорог и строительстве ЛЭП на сумму двести миллионов долларов не прошло и трех недель, как работа началась!

Мягкую, но эффективную политику проводит Иран. Россия до 2000 года не была готова инвестировать в строительство Сангтудинской ГЭС свыше ста миллионов долларов. Приехали иранцы и предложили 250 миллионов. В российской прессе тут же разразились вопли. Но разумные люди в Москве пришли в себя и предложили уже серьезный капитал (около миллиарда долларов). Нет проблем, сказали иранцы, мы построим Сангтудинскую ГЭС-2. Кстати, иранцы, развивая с нами отношения, никогда не делают ничего, что могло бы нанести ущерб нашим отношениям с Россией. Мы неоднократно пытались привлечь их к строительству Рогунской ГЭС, но они под разными красивыми предлогами уклонялись, не желая перебегать дорогу России.

Вот американский посол - очень активный товарищ. Куда бы его ни приглашали, он всюду приходит. Хоть на открытие детского сада. Всегда представляет свою страну. Вообще любой американский чиновник, ступая на таджикскую землю, тут же заявляет: "Мы хотим видеть Таджикистан всегда независимым, сильным и процветающим". Вы скажете, что слова - вода? Но на Востоке вода - это жизнь. Здесь не только словам, но даже жестам и позам придают огромное значение. Американцы, к примеру, могут говорить про лидера страны, что он диктатор или не демократ, но никогда не будут оскорблять целую нацию, считая маленьких людей неразумными идиотами (я имею в виду популярную в России передачу "Наша Russia"). Их политкультура этого не позволяет. И России, если она хочет сохранить свое влияние в Азии, придется действовать тоньше и умнее. Советской дипломатии был свойствен цельный взгляд на большую политику - с высот империи. Когда ощущаешь себя ответственным за полмира и имеешь возможность влиять на другую половину мира, то смотришь на вещи системно. А сегодня современная российская политика носит скорее ситуативный характер, нежели концептуальный".

"До 2001 года в Таджикистане никого, кроме России, не было, - говорит директор Центра стратегических исследований Сухроб Шарипов. - Русские чувствовали себя монополистами, и это их сильно расслабило. "А-а, куда таджики от нас денутся? Мы здесь есть и будем". Недавно мне ваш политолог Лукин сказал: "У нас в России даже не готовят специалистов по Центральной Азии. Парадокс заключается в том, что мы всегда думали: это наш регион, мы тут жили, мы в нем разбираемся. А теперь понимаем: у нас нет ни знаний, ни информации". Сегодня, когда Америка пытается найти свое место в регионе, России нужно сосредоточиться. Она давно игнорирует свой неоимперский долг. Семьдесят лет Таджикистан был под рукой Москвы, и это налагает на Россию моральные обязательства. Вы не вправе ущемлять права своих бывших граждан и выкидывать их на обочину, как каких-нибудь африканцев или латиноамериканцев. Мы ведь не чужие. Если Россия хочет стать великой державой, она должна нести высокую ответственность перед теми, кого приручила. Раньше мы считали себя членами единой команды под названием СССР. И если мы разговаривали с иностранцами, у нас была единая, четкая позиция: мы сильнее, мы круче, мы гордимся своей родиной. Прагматизм, конечно, хорошая штука, но межличностные отношения бесценны. Как бы вам не пришлось вспомнить вашу поговорку: "Что имеем - не храним, потерявши - плачем".

"В нашем ауле говорили: братья уже не братья, если раз в год не преломили хлеб, - говорит посол России в Таджикистане Рамазан Абдулатипов. - Надо вместе есть и вместе жить, чтобы сохранить родственные отношения. А мы двенадцать лет не можем открыть в Таджикистане российский культурный центр! Это же нонсенс! Сам президент Таджикистана дважды (!) писал письма с просьбой открыть центр. Местная интеллигенция - поэты, художники, композиторы - изголодалась по общению с Россией. Нам нельзя терять друг друга - у нас общий менталитет и общее историческое прошлое".

Когда я прощалась с русским послом, он вдруг спросил меня: "А у вас уже есть название для вашей статьи?" - "Нет. А у вас есть идеи?" - "Назовите так: "НАШИ таджики". Ведь они все еще НАШИ".

Дарья АСЛАМОВА
Комсомольская правда



Новости ЦентрАзии

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ:
 Президент & Семья
 Правительство & Кадры
 Слухи & Скандалы
 Партии & Оппозиция
 Бизнес & Проекты
 СМИ & НПО
 Общество & Культура
 Геополитика & Война
 Соседи & Союзники
РЕКЛАМА:
ССЫЛКИ:


Президент Таджикистана
Минфин Таджикистана
МИД Таджикистана
МВД Таджикистана
Нацбанк Таджикистана
Госкомстат Таджикистана
Торгово-Промышленная Палата
ASIA-Plus
AVESTA
Радио ОЗОДИ
НИАТ "Ховар"
НАНСМИТ
ЦентрАзия
Новости Казахстана



Copyright 2016 © Ariana | Контакты
Рейтинг@Mail.ru Таджикистан